Віталій Хомутиннік: Я часто зустрічаюся з Ложкіним і не обов'язково по голосуваннях

1035 переглядів
Марія Жартовська, Андрій Самофалов, УП
Вівторок, 27 жовтня 2015, 15:01

Нардеп и глава политического совета партии "Видродження" Виталий Хомутынник назначает корреспондентам УП встречу в своем личном офисе на Печерске в центре Киева.

Собеседник немного опаздывает по пути из Верховной Рады. Время ожидания мы коротаем, рассматривая картину-инсталляцию из фильма о Джеймсе Бонде. Якобы с автографами всех актеров, сыгравших роль знаменитого агента.

Позже Хомутынник показывает в своем просторном кабинете еще одну – из фильма "Лицо со шрамом" с Аль Пачино в главной роли. Обе картины Хомутынник купил на аукционе.

Его кабинет украшает много картин. Здесь и классические пейзажи, и фото самого Хомутынника, играющего в гольф.

Во время интервью, которое состоялось накануне местных выборов, Хомутынник не пасует перед вопросами о политике. Но на вопросы о бизнесе отвечает неохотно. Несколько раз "Украинская правда"  задавала ему вопрос о совместном бизнесе с Игорем Коломойским, но нардеп так и не назвал компанию, сославшись на то, что все компании прозрачны и указаны в декларации.

Но в декларации за 2014 год, где сумма заработанных Хомутынником денег составляет почти 300 млн грн, указаны лишь несколько названий компаний – "Каскад-инвест", "Оксомит-Сервис", "Башта-2", "Аккордс лимитед" и "Касик лимитед".

Две последние имеют иностранную юрисдикцию.

Накануне украинский Forbes написал, что Cascade Investment Fund купила 5% крупнейшего украинского маслопереработчика – холдинга "Кернел". Некоторые СМИ назвали стороной сделки основателя Microsoft Билла Гейтса, которому принадлежит фонд с почти одинаковым идентичным – Cascade Investment, LLC. Но "Гейтсом" оказался Виталий Хомутынник. Информацию о сделке он и подтвердил в интервью УП.

В интервью Хомутынник рассказывает о дружбе с Коломойским, договоренностях с Кернесом, встречах с главой АП Борисом Ложкиным и его старом предложении купить 25% медиа-холдинга UMH.

ДЕПУТАТ – ЭТО У НАС БОЛЕЕ СТАБИЛЬНАЯ ДОЛЖНОСТЬ, НЕЖЕЛИ ГЛАВА АП

Какое у вас настроение после местных выборов?

– Мы прошли в областные советы в семи регионах. С учетом того, что мы изначально участвовали не во всех областях, считаю, что это хороший результат. У нас была цель, чтобы партия в совокупности взяла более 5% по стране, и это получилось. Имея фракцию в парламенте и поддержку людей, мы можем себя де-факто уже называть парламентской партией. Теперь, если будут досрочные парламентские выборы, мы понимаем, что пройдем 5% барьер и на парламентских выборах.

В каких регионах вы довольны результатами?

– Наилучший результат у нас по Харькову и области, где мы набираем 52% и 36% соответственно. И кандидат в мэры Харькова Геннадий Кернес выиграл в первом туре. Плюс-минус на уровне 10% у нас в Днепропетровском, Одесском, Сумском, Полтавском, Черкасском и Закарпатском облсоветах, и, возможно, в Хмельницком. Также партия будет представлена в горсоветах в Херсоне и Николаеве.

Многие считают, что после местных выборов начнется дискуссия о досрочных парламентских. Как вы считаете, сегодня есть предпосылки для развала коалиции?

– Вот смотрите: РПЛ вышла из коалиции. "Самопомощь" также на грани выхода после того, как из фракции за голосование в поддержку президентского проекта Конституции исключили пять человек. Сейчас они просто ждут удобного момента.

Тимошенко, так как она более, скажем, политически подкованная, выйдет в самый кульминационный момент, хлопнет дверью и все развалит. Учитывая, что она набирает рейтинг на критике Кабмина – она выйдет последней.

Когда? Это вопрос времени. Хотя арифметически НФ и БПП и будут иметь 226 голосов. Тем не менее, я не исключаю, что досрочные парламентские выборы могут состояться в следующем году. А прошедшие местные выборы были их репетицией. Хотя, как гражданину, мне не хочется, чтобы страна в очередной раз погрязала в предвыборной рутине.

"Даже во время пребывания в ПР наше общение с Ахметовым было на уровне "здрасьте – до свидания". У меня не складывались отношения с Колесниковым". Фото: Радислав Усеєв

Она и так постоянно в предвыборной рутине.

– Но это же очередные местные выборы. Смотрите, власть сама себе позабивала гвозди, которые непонятно какими инструментами доставать. В коалиционном соглашении обозначено, что отдельные депутаты не могут входить в коалицию, хотя по Конституции это позволено.

Они придумали себе истории про "16 января" и "бывших регионалов". Хотя, что касается меня и депутатской группы, которую я возглавлял в прошлом созыве, 20-21 января я вышел из Партии регионов и за мной пошли мои коллеги. Фактически за один день мы создали фракцию, куда вошли 35 человек. Мы официально вошли в коалицию "Европейский выбор", проголосовав за отставку министра внутренних дел, генпрокурора, за отстранение Януковича, а также за новый состав Кабинета министров и досрочные президентские выборы. Без нас нужного количества голосов не было, и тогда факт "16 января" никого не смущал.

Это и сейчас особо никого не смущает, например, в администрации президента. Вы ситуативно голосуете с коалицией. Например, за назначение генерального прокурора Виктора Шокина 10 февраля, за проект изменений в Конституцию в первом чтении. Точно также голосует и Оппозиционный блок. С вами договариваются в АП?

– У нас есть группа аналитиков, которая по каждому законопроекту готовит глубокую аналитику и рекомендует депутатам голосовать за или против, и какие будут последствия.

Что касается Конституции, то мы априори за децентрализацию. По таким назначениям как генеральный прокурор или глава СБУ: как депутаты могут влиять на такие назначения? Это прерогатива президента по Конституции, это даже не вопрос коалиции.

Но как оппозиция вы можете не поддерживать такие назначения.

– Безусловно, относительно состава Кабмина – министра экологии, финансов, нам нелогично голосовать, потому что мы не присутствуем в правительстве. А за назначения, которые идут вне квот коалиции – почему нет? Это чисто президентская прерогатива.

Но президент может пользоваться только голосами коалиции. Несколько депутатов рассказывали УП, что с представителями Оппозиционного блока по принципиальным голосованиям встречается глава АП Борис Ложкин. С вами он проводит встречи?

– Я часто встречаюсь с Ложкиным и не обязательно по голосованиям.

А по каким вопросам?

– Мы с ним виделись до того, как он стал главой АП и был в бизнесе. У нас товарищеские отношения и сегодня. Я надеюсь, что они такими и останутся, когда он не будет главой АП, а я – народным депутатом.

"Когда" это не "если".

(Смеется) Ничто у нас не вечно. Депутат – это у нас более стабильная должность, нежели глава АП.

Вы не были акционером УМХ?

– Нет, не был. Хотя мне, когда Ложкин был главой УМХ, предлагали купить 25% пакет акций. Я не видел там бизнеса, а влиять посредством СМИ на политику – не понимаю этого принципа.

Вам лично Ложкин предлагал?

– Мне предлагала компания. По-моему, это была компания Dragon Capital или Concorde Capital.

А в каких медиа?

– Я не знаю, чей это пакет был. Не исключено, что акции принадлежали Ложкину, потому что у него тогда был контрольный пакет.

Это было в 2013 году или раньше?

– Раньше. Но я не видел интереса в этом бизнесе. С показателем EBITDA на уровне $15 млн в 2010 году я не видел смысла переплачивать просто за то, чтобы публиковать своих знакомых или себя периодически – это не бизнес-модель просто-напросто.

Но сейчас у вас есть медиа-поддержка в лице телеканала 1+1.

– Но это же медиа-поддержка, я не акционер телеканала. Медиа-поддержка на равных условиях.

На чем она базируется?

– Она базируется на том, что мы платим деньги, а нас показывают. Как платят все политические партии – "Блок Петра Порошенко" или "Оппозиционный блок".

Ваши личные отношения с владельцем 1+1 Игорем Коломойским на медиа-поддержку не влияют?

– Они не могут влиять. Потому что есть законодательство, по которому цены на политическую рекламу должны быть для всех на одном уровне.

Речь не о скидках. Речь о влиянии и лобби.

– А в чем лобби? В том, что они меня с красивого ракурса покажут в парламенте? Так "Интер" все равно покажет, как я пишу смски какому-нибудь губернатору .

Они посадили сверху в парламенте фотографа, который каждый день случайно фотографирует мои переписки, а потом по "Интеру" это показывают. Доходит просто до маразма. Моя секретарь пишет о времени визита к парикмахеру. На телеканале "Интер" делают из этого сенсацию. Вот в этом случае телеканалом пользуются в своих корыстных целях. Потому что они видят своего прямого конкурента в "Відродженні".

Мы их поджимаем в ряде регионов, а где-то и опережаем. Они понимают, что это прямая конкуренция и используют свой ресурс некорректно. Хотя я бы, наверное, тоже мог использовать такие вещи, но не считаю нужным опускаться до такого уровня.

ВЛИЯНИЕ КОЛОМОЙСКОГО НА ПАРТИЮ ОГРАНИЧИВАЕТСЯ НАШИМИ ТОВАРИЩЕСКИМИ ОТНОШЕНИЯМИ

Мы поговорили об "Интере". Но был комплементарный сюжет на 1+1 после истории с "Укрнафтой", когда ночью приезжал Коломойский, где защищали его. Это тоже использование медиа-ресурса в своих целях.

– Я вам скажу, что у меня с Коломойским давние товарищеские отношения. Я бы даже сказал, что они дружеские. Мы знакомы семьями, проводим какое-то время и в Украине, и за границей. Более того, у нас с ним есть бизнес отношения. В одном из бизнесов мы с ним партнеры 50 /50.

Какой это бизнес?

– Одна крупная газодобывающая компания.

Поэтому, учитывая, что у нас такие отношения, в ту ночь он мне позвонил, спросил, не могу ли я приехать, и сказал по какому адресу он находится. Я даже не спрашивал в чем вопрос. Для меня это не было принципиально. Я приехал и увидел надпись "Укртранснафта", поднялся, по-моему, на шестой этаж, там были разбиты окна и двери. Понял, что тут есть проблемы.

Игорь был в кабинете председателя правления. Был дружеский разговор. Тогда кофе еще не пили. Кофе пили, когда он уже выходил оттуда.

Поэтому дело не только в Коломойском. У меня немало друзей, в том числе состоятельных.

Люди состоятельные это Ахметов, Боголюбов?

– Состояние того или иного бизнесмена сегодня определить сложно. Если арифметически разложить крупного бизнесмена, условно говоря, того же Ахметова или Боголюбова, и посчитать его сегодняшнюю прибыль, долги и стоимость активов которые находятся в зоне АТО, то стоимость сегодня – очень дискуссионный вопрос. В ситуации, в которой находится страна – активы оцениваются очень сложно и неадекватно.

Какой у вас есть бизнес?

– Базовый – инвестиционный фонд "Каскад".

Компанию я основал еще в начале 1990-х годов, это более 20 лет назад. Она существует и по сегодняшний день, преобразовавшись в многопрофильный холдинг, где есть разные направления. Например, аграрное подразделение "Каскад-агро" – это несколько десятков тысяч гектар земли, элеваторы, хлебозаводы, агробизнес достаточно перспективен.

Девелоперское направление ИДК "Каскад" – склады, торговые комплексы, офисные центры, которые также потихоньку развиваются.

Несмотря на то, что курс упал в три раза, стоимость строительства меньше - земля стоит не так как в 2008 году, когда были заоблачные цены. И в любом случае всегда есть плюсы, а есть минусы.

Есть пакеты акций и доли в публичных и непубличных компаниях, где я участвую с теми или иными партнёрами.

В прошлом году вы активно продавали. В этом планируете и дальше продавать или заинтересованы в покупках?

– Я что-то продаю, что-то покупаю. В прошлом году наоборот больше покупал. Например, акции компании "Кернел" (о чем стало известно недавно), которая тогда стоила в два раза дешевле. Сегодня это самая дорогая из публичных компаний в Украине. С соотношением долга к EBITDA один к одному на уровне $400 млн и капитализаций в полтора миллиарда она очень хорошо выглядит.

Ту же газодобычу, думаю, это перспективное направление с учетом того, что правительство, наконец-то, поняло, что сумасшедшие рентные ставки на добычу – это вред. Если мы хотим быть энергетически независимы от России, государство обязано создавать условия для добычи украинского газа.

Я не влюбляюсь в бизнесы. Когда-то давно на этапе развития я купил акции "Галнефтегаза", когда компания стала одной из крупнейших сетей автозаправок в стране, я несколько лет назад продал эти акции за неплохие деньги – порядка $70 млн.

Партнерство с Коломойским, все-таки, в какой компании?

– В газовой, я же сказал.

"Я что-то продаю, что-то покупаю. Я не влюбляюсь в бизнесы".  Фото: Ігор Черняк 

Как называется?

– Ну, все в декларации, все прозрачно… (В декларации не указано название нефтегазовой компании – УП)

В чем проблема сказать название бизнеса, вы боитесь давления?

– Не боюсь. Но я вам и так сказал даже больше, чем было нужно. Это одна из крупнейших газодобывающих компаний.

Возвращаясь к той ночи захвата "Укртранснафты". Все-таки, в чем состояла ваша помощь Коломойскому тогда?

– Как народный депутат Украины я имею право входа и доступа в те помещения и инстанции, куда не имеют доступа другие люди. Поэтому я зашел туда без какого-либо препятствия для проверки основания пребывания там определенных людей.

Именно в той ситуации это все было похоже на рейдерский захват – там подложили решение наблюдательного совета, приехали, выломали дверь, и новый председатель правления сел в это кресло.

Рейдерский захват, как вы его называете, был со стороны государства?

– Захват государственной должности. В тот вечер я там присутствовал только с точки зрения законности пребывания людей, которые пытались осуществить рейдерский захват.

Тогда звучали фамилии Игоря Еремеева и Игоря Кононенко.

– Были такие предположения на основе того, что там были люди из охранной фирмы Кононенко. Я глубоко в конфликт тогда не вникал. Меня попросили приехать – я приехал. Думаю, если у меня будет какая-то сложная ситуация, мои товарищи поступят так же.

И хорошо, чтобы у них при этом был депутатский мандат.

– Желательно.

Каково влияние Коломойского на вашу политическую силу?

– Слухи о том, что на партию есть влияние Коломойского – преувеличены. Его влияние ограничивается нашими товарищескими отношениями. Что касается участия в политическом проекте – некоторые директора заводов, собственником которых он является, изъявили желание быть в нашей партии и баллотироваться от нее в местные советы. Речь идет о Днепропетровской области. Например директор Никопольского завода ферросплавов Владимир Куцин, ряд людей с других его предприятий и заводов.

Но это объяснимо – Коломойский в Днепропетровске самый крупный бизнесмен, у которого работают десятки тысяч людей. Хорошо, что они решили идти с нами, а не, например, с "Оппоблоком". Они идеологически видят в нас ту платформу, которая им близка. Возможно, они обращались к собственнику и спрашивали, не против ли он их участия.

В этих регионах можно было участвовать в "Оппоблоке", где для них абсолютно нет ничего общего, или в "УКРОПе", где больше национал-патриотические настроения, но им там по-видимому тоже неинтересно.

То есть у нас наиболее подходящая для них программа, где есть возрождение промышленности и экономики. И ментально плюс-минус одинаковые люди.

"УКРОП" скорее больше похож на проект а-ля Коломойского, судя по тому, что там Корбан, Палица, Дубинин, Филатов. Это люди, которые давно с ним вместе.

Учитывая, что его люди есть и у вас и в УКРОПе, почему вам было не создать одну партию?

– У нас разные идеологии. У них национал-патриотическая, а у нас ближе к социал-демократической.

Коломойскому интересна оппозиция? Очевидно, он обижен на президента из-за начатого процесса деолигархизации.

– Коломойским можно было заканчивать деолигархизацию в Украине. Он спас две области, тратил свои деньги на это, тогда как другие олигархи отсиживались в Европе, если не в России.

Но очевидно, что это не были безвозвратные инвестиции.

– Cложно это обсуждать. Пройдет время, и мы можем рассуждать, какой это был подход – патриотичный или прагматичный. Я считаю, что это был в первую очередь патриотичный подход.

Он в какой-то степени мог быть прагматичным в том числе, потому что если бы Днепропетровск захватили, с его активами могла бы быть та же история, что и с его санаторием в Крыму. Пойти на пост главы Днепропетровской ОГА было смелым решением, ведь он мог просто уехать в Женеву.

В Донецкой области аналогично мог бы сделать и другой олигарх, но почему-то не сделал.

Почему, как вы думаете, Ахметов не возглавил Донецкую область?

– Не знаю. Мы с ним не настолько близко общались, чтобы спрашивать у него. Даже во время пребывания в "Партии регионов" наше общение было на уровне "здрасьте – до свидания". У меня не складывались отношения с Колесниковым, который был ближайшим человеком к Ахметову. А он смотрел на партию во многом прислушиваясь к его мнению.

Как вы собираетесь контролировать людей Коломойского, которые по спискам вашей партии попадут в местные советы?

– Есть закон, есть императивный мандат. Если они не будут подчиняться общей программе партии, и начнут создавать местные коалиции с теми, с кем мы не совместимы, то мы будем исключать их из партии.

Императивный мандат, заложенный в закон о местных выборах, противоречит Конституции Украины. Так что эти люди могут пойти в суды.

– Ну, пока мы на него рассчитываем. Я не думаю, что у нас будут проблемы – мы делаем упор на идейных людей, с которыми в том числе нас связывает какая-то история.

Взять тот же "Наш край" – это просто сбор всех и вся, без какой либо идеи. В эту партию подбирают не по принципу общих идеологических платформ и интересов, чтобы двигаться дальше вместе, а по принципу телефонных звонков из Киева. То есть там конкретно действовал административный ресурс. Вы как журналисты знаете, наверное, больше, чем я.

Как осуществляется финансирование вашей партии?

– Есть членские взносы, как и везде. Они действуют во всех местных ячейках. В центральном аппарате, в том числе, я официально вношу деньги со своего счета на счет партии.

Из центрального аппарата могут финансироваться реклама на телевидении, всеукраинская газета, борды, агитматериалы, а все остальное финансируется на местах теми, кто идет с нами в одной команде. Это сейчас не такие большие деньги.

С КЕРНЕСОМ НАС СВЯЗЫВАЕТ ОПРЕДЕЛЕННАЯ ИСТОРИЯ

Как вам удалось привлечь Кернеса в свою команду?

– Я баллотировался в одном из округов в Харькове. Он мне помог в выборах, я не буду этого скрывать. У нас давние отношения.

Ну и БПП вам не мешали, выставив слабого кандидата.

– В Харькове у них нет сильных кандидатов, откуда они там возьмутся? Аналогично как и у других партий. Была женщина от НФ, возлюбленная тогдашнего губернатора, которая ничего не делала, но вышла на второе место. (Речь об Инне Чуйко и губернаторе Харьковской области Игоре Балуте – УП)

Если она ничего не делала и вышла на второе место, БПП мог бы поставить нормального кандидата и, возможно, выиграть.

– Скажем так, я поздно начал кампанию, за месяц до выборов. Тем не менее, отрыв был большой.

И Кернес вам помог?

Он был со мной на эфирах, встречах еще до начала кампании. Потом у нас были совместные листовки.

Совместные листовки во время парламентской кампании это админресурс. Потому что Кернес как мэр не имеет права агитировать за кого-либо из кандидатов.

Ну, слушайте, вы же задали вопрос, как он к нам попал. Я вам говорю, что с Кернесом нас связывает определенная история. Я в Харькове планировал баллотироваться еще на позапрошлых выборах в этом же округе и работал там.

Почему Харьков? Я заканчивал Национальную юридическую академию имени Ярослава Мудрого в Харькове и недавно защитил там кандидатскую диссертацию.

В 2014 на досрочных парламентских выборах я выбрал Харьков, потому что моя родная Макеевка сейчас оккупирована.

Когда я предложил Кернесу идти с нами в партийном проекте с акцентом на то, что мы идем во всех регионах и это не локальный проект, то он отозвался и сказал: окей, давайте будем вместе, потому что увидел в этом перспективу и у нас есть история отношений.

По Киеву, например, получилось так, что мы вели переговоры с Александром Омельченко и с Юрием Ехануровым, который баллотировался от нас. Они много лет работали вместе.

Было предложение, чтобы они объединились и один из них был бы выдвинут в мэры, а второй - возглавил список в горсовет. Омельченко вначале был согласен, но потом его мнение изменилось. Карты ломаются походу игры, это иногда бывает. Но Сан Саныч решил идти от "Єдності", хотя я думаю, что там была игра. Игра заключается в том, что АП ставила на то, чтобы вывести его во второй тур с Кличко.

Ваш общий друг, Игорь Валерьевич, повлиял на договоренности с Кернесом?

Нет.

Почему оставили друга Кернеса, Михаила Добкина, в "Оппоблоке"? Могли бы забрать его к себе.

Михаил Маркович выбрал "Оппоблок", зачем же мы будем пытаться ломать какую-то конструкцию?

Тем более, мне всегда было комфортнее с Кернесом, чем с Добкиным.

Реально я знал, что когда он был главой Харьковской ОГА, влияние было больше Кернес. Если вы вспомните все эти ролики, там же четко все понятно (Имеет в виду "Миша, тебе с таким лицом денег никто не даст" - УП). Я даже сейчас, когда нет настроения, захожу в YouTube и просматриваю их.

Но Добкин заявлял, что в Харькове вам дали победить, и это – личная просьба главы АП Бориса Ложкина.

Это его домыслы ввиду, наверное, апатии и разочарования. То есть Ложкин должен был приехать в Харьков и поагитировать за меня? Как он себе это представляет, что бы он попросил за меня?

Ложкин – харьковчанин, но у него не настолько большой уровень поддержки. Кстати, Добкин на позапрошлых выборах был против того, чтобы я баллотировался в Харькове, может, чувствовал что-то…

ЕСЛИ СААКАШВИЛИ ДОКАЖЕТ МОЕ ВЛИЯНИЕ В ТАМОЖНЕ, Я ГОТОВ СЛОЖИТЬ МАНДАТ

Один из ваших депутатов говорил, что до ноября вы рассчитываете получить группу из 45 нардепов. Сейчас у вас 22, каким образом вы собираетесь привлечь такое количество?

Сейчас 22, еще несколько человек заходят – будет 25. Я пока не вижу 45, это фантазии отдельных людей, но в районе 30 – абсолютно реально, в обозримом будущем.

"Слухи о том, что на партию есть влияние Коломойского – преувеличены". Фото: Радислав Усеєв

За счет кого?

Есть внефракционные депутаты, которые определяются и по мере того, как мы набираем обороты, депутаты проявляют интерес не только к нашей фракции, но и партии. Взять депутатскую группу "Воля народа".

Тамошние депутаты приходят к нам в группу, потому что здесь видят определенные политические перспективы. После того как мы показали на местных выборах результат в 5% по стране, это будет означать, что мы имеем народную поддержку, и еще больше людей присоединится к нам.

Я вам скажу больше – есть запросы и предложения от депутатов, которые сейчас находятся в провластной коалиции.

Из каких фракций? Речь идет о "Народном фронте"?

(Молчит). Фронт и БПП, но я пока не вижу необходимости в том, чтобы мы идеологически смешивались с людьми, с которыми у нас есть расхождения.

Мы находимся в оппозиции, а они – во власти. Люди, которые видят, что теряется рейтинг, смотрят, куда и как им маневрировать дальше. Это же парламент, я уже 14 лет за этим наблюдаю. Нам важно не количество, а качество. Важно с этими людьми комфортно работать и мы совпадали идеологически. Тратить время на каких-то неадекватных людей очень дорогого обходится – потерей здоровья и нервной системы.

Возможно, финансово не можете себе позволить?

Мы финансово не поощряем.

Извините, но тяжело поверить, что депутаты вашей группы живут исключительно на 6,5 тысяч гривен зарплаты, без каких-либо доплат.

У других, может, есть. У нас нет. Мы, как партия, можем чем-то помогать для поддержки округов, не более.

А в чем отличие "Відродження" от Партии регионов?

"Партия регионов" не актуальна на сегодняшний день. После всего, что произошло фактически из-за одного человека, миллион человек – членов партии, стали изгоями. Хотя Янукович даже с депутатами не советовался – подписывать соглашение про ассоциацию или нет, так же как и по другим вопросам.

Многие из бывших членов Партии Регионов сейчас в "Відродженні", и мы этого никогда не будем чураться. Если брать идеологически, то мы схожи, в первую очередь, тем, что во главу угла ставим экономику, так как это основа благополучия страны. Сейчас же никто не занимается экономикой и промышленностью, ликвидировано Министерство промышленной политики, Министерством экономики руководит баскетболист, который ничего общего с экономикой не имеет.

Фискальная политика Минфина направлена только на закручивание гаек. Никто не занимается экспортными рынками, нет какой-либо антикризисной программы. Просто все сидят и ждут очередного транша МВФ.

Вы же депутат, можете заниматься этим.

Мы инициируем законопроекты. Но когда они видят фамилию "Хомутынник" или "Бондарь", воспринимают это негативно. Хотя мы болеем за страну не меньше, чем они.

Есть коалиция, взявшая ответственность за состояние дел в стране. Мы не разделяем того, что они делают.

Сложно поверить в вас в качестве оппозиционера.

Я не очень публичный политик, не хожу на ток-шоу. У нас есть ряд публичных политиков, я же занимаюсь организационными вопросами партии.

Вас нельзя назвать отъявленной оппозицией.

Послушайте, а "Оппоблок" – отъявленная оппозиция? Посмотрите, там сидят люди, которые защищают бизнес интересы Фирташа или Ахметова. Чем проявила себя эта оппозиция? Есть хоть один вопрос, который они отстояли за полтора года?

Мы не предлагаем радикальных путей, а предлагаем логичные и последовательные шаги. Безусловно, нужно менять правительство, но брать наших людей, тех же директоров успешных предприятий, а не грузин или прибалтов.

Я кроме популизма ничего пока не вижу. Взять того же Саакашвили в Одесской области, который поломал трактором забор, уехал, а забор потом восстановили. Или ходит по улицам, обнимается с бабушками.

Он вас обвиняет в том, что вы зарабатываете на таможне.

Это называется – слышал звон, но не знает, где он. Он – новый человек в нашей стране, и вообще не знает кто я такой.

Да, был Хомутынник, который был председателем комитета по вопросам налоговой и таможенной политики и имел какое-то влияние, в том числе и на фискальную службу. Сегодня нонсенс, чтобы я влиял на что-то, находясь в оппозиции. Поэтому я ему предложил, что если он докажет мое влияние в таможне, я готов сложить мандат.

Если нет, то, как политик, как публичный человек пусть уйдет с поста главы облгосадминистрации. Нужно как-то научиться отвечать за свои слова, хотя в нашей стране этого никогда не происходило.

Вы говорите, что не влияете на налоговую, но в одном из наших текстов была информация о том, что в середине августа Кабмин принял решение о рассрочке долга "Укрнафты" перед госбюджетом в размере 9,6 млрд грн. Этому решению предшествовал визит главы ГФС Романа Насирова и ваш в Женеву, где, по словам собеседников УП, и обсуждали данный вопрос с акционером "Привата".

Бред полный.

То есть в Женеву вы не летали?

Это же легко делается. Я даже сделаю запрос для "Украинской правды" о своем перемещении. У нас дипломатические паспорта. И вы увидите, где был Хомутынник, Насиров, Коломойский.

А можно нам такие запросы за год?

Ну, я за границей часто бываю, я вам и так могу рассказать, где я бываю. (Смеется).

Была еще история с Игорем Белоусом, кандидатуру которого вы якобы лоббировали на должность главы ГФС.

Я его не лоббировал на должность главы налоговой. Я был инициатором его отставки и отставки его замов коррупционеров.

И тогда же ходили слухи, что став главой ГФС, Белоус не поддавался вашему влиянию.

Нет, это не так. Если бы я был министром финансов или премьером, то он бы поддавался. А так я даже не председатель профильного комитета в парламенте.

Когда я был председателем комитета Верховной Рады по вопросам налоговой и таможенной политики, то начальники налоговой, будь то Папаика или Клименко, приезжали в комитет. В случае, если они отправляли зама, то его просили из комитета, говоря, что уровень должен быть соответствующий. В самом начале меня пытались поставить меня в рамки, этого не получалось. Посмотрели, что не гнется и начали подстраиваться под принятые правила работы в парламенте.

Сейчас я даже не хожу на заседания комитета, там неинтересная и неплодотворная работа, не хочется терять время.

Сейчас с Клименко вы не общаетесь? Он хочет вернуться в Украину.

Нет, не общаюсь. Не думаю, что ему сейчас стоит возвращаться.

И в подготовке концепции налоговой реформы тоже не участвуете?

Нет, не участвую. Это пустая трата времени, и реформы так не делаются. Мы работали совсем иначе.

Сейчас есть два центра влияния – Кабмин и Яресько, а второй – Южанина и президент. Каждый видит концепцию налоговой реформы по-своему – Кабмин презентует свой проект, а Южанина собирает подписи за свой.

Я спрашивал – а вы вообще интересовались мнением министра финансов по этому поводу? Говорят, что нет. А есть еще и МВФ.

Так вообще не делается – парламент разработал проект концепции налогового кодекса, который связан с цифрами и выполнением бюджета и не согласовывает его с Минфином. Это пустая работа, которая ничего не стоит.

У нас всегда были рабочие группы в комитете, я возглавлял такие группы по разработке налогового и таможенного кодекса, по 12 часов стоял на трибуне. Были "талмуды" из 3 тысяч поправок. Мы сидели днем и ночью, находили компромиссы и выходили на согласованный результат.

Мария Жартовская, Андрей Самофалов, УП

powered by lun.ua
Томос для України. Що буде з церквою після отримання автокефалії
Коли холоне попкорн: традиції та сучасність бойового кіно
5 книг, які допоможуть зберегти здоров'я
Як продати готовий бізнес
Усі публікації