Майор Великохатній: На блокпостах у Вуглегірську стояло кількадесят бійців

30636 переглядів
Павло Солодько, Анна Чаплигіна
Четвер, 4 лютого 2016, 12:29
Оксана Коваленко

Під час боїв за Вуглегірськ 29-31 січня 2015 року 40-річний Сергій Великохатній командував одним із двох блокпостів ЗСУ. В ході бою отримав важке поранення, залишився без ноги.

Інтелігентного вигляду, з залисинами, говорить не голосно – він не схожий на образ військового офіцера. Але майор Великохатній був справжнім авторитетом для бійців, його слухались і поважали.

Як написано в нагородному поданні, він є " прикладом мужності і зразком офіцера для всіх військовослужбовців батальйону".

ПРО СЕБЕ

Родом я из Козельца Черниговской области. Закончил Одесский институт сухопутных войск, специальность "командир мотопехотных подразделений". Шесть лет отслужил в 169-м учебном центре (Десна), командовал учебной ротой, уволился в звании капитана.

Потом семь лет работал в Козельце, в милиции. Начал участковым, закончил замначальником райотдела. В 2010-м ушел на пенсию в звании майора. Дважды получил майора – раз в милиции, второй раз в армии.

 
Сергій Великохатній після випуску з військового інституту

Вернулся в ВСУ в апреле 2014-го, первая волна мобилизации. Служил в 13-м батальоне территориальной обороны "Чернігів-1".

Сначала в строевой части, прикомандированным от военкомата, потом пробил перевод на должность командира взвода. Ротным стал уже после первой ротации, перед вторым выездом в АТО.

ПЕРША РОТАЦІЯ

В мае 2014 года 13-ый батальон выдвинулся в зону проведения АТО, в Луганскую область.

В августе 2014 года освободили Станицу Луганскую, вышли к Северскому Донцу. Комбат с начштаба всю операцию сами продумали и реализовали.

Вернулись мы на Черниговщину в ноябре 2014 года. Выезжали из Десны, а приехали в Гончаровск, к 1-ой танковой бригаде.

ПЕРЕХІД НА МОТОПІХОТНИЙ ШТАТ

Батальон теробороны состоял из стрелковой роты и двух рот охраны. Штатное вооружение – стрелкотня. Автоматы, гранатометы.

Осенью, еще в сентябре, нас начали переводить на штат мотопехотного батальона. Появились БРДМ [броньована розвідувально-дозорна машина – Ред.], зенитные установки ЗУ-23-2.

По прибытии в Гончаровск я увидел, что батальон начали усиливать противотанковыми ракетными комплексами, минометным взводом, танковым взводом… Стало ясно, что во вторую ротацию мы поедем не паспорта листать на блокпосты.

Кадровых наших командиров отозвали. Комбата Александра Жакуна поставили командиром 14-й бригады [колишня 51-ша з Володимира-Волинського – Ред.], себе в начштаба он забрал командира третьей роты.

Новым комбатом стал Сергей Мурованый, один из мобилизованных в первую волну. Меня назначили комроты. Пришли новые офицеры, мобилизованные в ходе третьей волны. Один из них, Саша Загородний, стал командиром моего второго взвода.

Теперь мы назывались 13-й отдельный мотопехотный батальон. В документах уже не "13 бтро" – а "13 омпб". А бывшая стрелковая рота стала первой мотопехотной. 1-я мпр 13-го омпб.

Процентов на 80 рота состояла из мобилизованных в апреле 2014-го, в первую волну. Остальные – лето 2014-го, третья волна.

ТЕХНІКА ТА ОЗБРОЄННЯ

Основной техникой первой роты были грузовики. Три ЗиЛа и девять "газонов". ГАЗ-53 – те самые, колхозные, с голубыми кабинами. 12 грузовиков на роту.

Один ГАЗон не успели отремонтировать. Там кабина сгнила, упала на колеса. Оставили его в Гончаровске погибать.

Из брони рота имела три БРДМ-2. Рабочие, башни крутились, пулеметы стреляли.

Читайте також
Аеропорт. Невідомі подробиці найтрагічнішої спецоперації АТО
Віктор Муженко: Росіяни в Іловайську розстріляли і своїх військових разом з нашими
Там же, в Гончаровске, батальон получил от 1-ой танковой бригады три Т-64 для танкового взвода. Они в учебном центре отслужили лет по 20-30. Стояли в парке, выведенные за штат, пока наши танкисты не выбрали из них наименее убитые.

Сами же танкисты их и привели в чувство кое-как, с помощью волонтеров. И даже на полигоне из них кое-как стрельнули. Первую атаку на Углегорск 29 января успешно отбили как раз с помощью танка. Если бы у него пушка не заклинила, отбили бы и вторую.

ЛЮДИ

Были субъективные и объективные причины, которые не давали качественно провести боевое слаживание.

В первую очередь, это нежелание самих бойцов. После безвылазных шести месяцев в зоне АТО первая волна мобилизации стремилась побольше побыть дома. Практически все же – с Черниговщины, живут рядом. Кто хотел – учился.

15 января 2015 года 13-й отдельный мотопехотный батальон убыл на вторую ротацию в зону АТО. Мы уже знали, что едем в район Дебальцева.

 
Під час боїв за Вуглегірськ 29-31 січня 2015 року 40-річний Сергій Великохатній командував одним із двох блокпостів ЗСУ. В ході бою отримав важке поранення, залишився без ноги

Личный состав батальона был не очень мотивированный. Люди ехали, потому что "надо", но особого энтузиазма не наблюдалось.

1-я мпр 13-го омпб выехала на вторую ротацию практически в полном составе.

По офицерам роты – некомплект. Бывало, что в штатно-должностном расписании фамилия указана, а в наличии лейтенанта такого-то нет. Командиром первого мотопехотного взвода по штату значился человек с фамилией Донец, но я его в глаза не видел.

ПРИБУТТЯ В АТО. ДВА БЛОКПОСТИ НА РОТУ

Базовый лагерь 13-го омпб находился в поселке Луганское, на трассе Артемовск-Дебальцево. 17 января мне довели, что первая рота отправляется в Углегорск, держать два блокпоста на въездах в город – БП-1301 на западной окраине, со стороны Горловки, и БП-1302 на южной окраине, со стороны Енакиево.

До этого говорили, что наш батальон будет стоять во второй линии обороны, а оказались мы на самом передке. Ну, не первый раз.

Блокпост 1301 представлял собой довольно сложную в оборонительном плане структуру. Ландшафт там формируется железнодорожной развилкой: двухпутная магистраль Донецк-Луганск, от нее отходит ветка на Енакиево. Два переезда, автодороги на четыре стороны расходятся. Вдоль путей – лесополосы, ограничивающие обзор.

Для контроля всех секторов и направлений организаторам обороны на БП-1301 пришлось дробить позиции на отдельные составляющие, довольно далеко друг от друга.

В результате БП-1301 делился на две основные позиции"Яблоко" возле ближайшего к Углегорску ж/д переезда, и "Волк" – дальше в сторону Горловки и дальнего ж/д переезда. "Волк", в свою очередь, тоже дробился на маленькие узлы обороны.

Старшим всего блокпоста 1301 был определен первый зам комбата, майор с позывным "Волк", он же рулил на одноименной позиции.

Мне поручили командовать блокпостом 1302, на южной окраине города. Гарнизон БП-1302 состоял из первого мотопехотного взвода – того, чьего командира я никогда не видел – и части третьего.

Розташування українських силовиків у Вуглегірську. Червоні квадрати – позиції, рожевим позначені межі блокпостів. Жовтий квадрат – центральне перехрестя міста, так звані
Розташування українських силовиків у Вуглегірську. Червоні квадрати – позиції, рожевим позначені межі блокпостів. Жовтий квадрат – центральне перехрестя міста, так звані "Штани"

В центре Углегорска, в здании интерната, размещалась рота МВД "Свитязь", они отвечали за общественный порядок в городе. Командовал ими бывший десантник, организовано все было грамотно – охорона, оборона, кухня и так далее. Каждый занимался своим делом в общих интересах.

Третье подразделение – противотанковая батарея капитана Романа Боровнева, позывной "Грач". Из 26-ой Бердичевской отдельной артбригады, приданы пехоте, стоящей на блокпостах. Помню, еще обрадовался: "О, "Рапиры"!" [протитанкові гармати МТ-12 – Ред.]

ВУГЛЕГІРСЬК. БЛОКПОСТ 1302

Переночевали в базовом лагере, а на следующий день, 18 января, уже поменяли роту 42-го батальона, которая стояла в Углегорске. Тоже бывший тербат, Кировоградской области – как и наш, стал мотопехотным.

Добирались напрямую через Дебальцево. Приехали на БП 1302, там сразу давай кричать: "Меняйте людей!" Я впопыхах по постам, поставил своих, те ушли.

Штаб размещался на южном выезде из города, в крайнем особняке с большим двором. Как по меркам остальных хат в городе, очень неплохой домик. Хозяев не было давно: с лета там стояла Нацгвардия, потом пехота ВСУ.

Этот особняк вместе с огражденным со всех сторон двором имел свое условное обозначение – "Палуба", до нас еще его так прозвали. "Палуба" была образующим центром БП-1302. Рядом с ней расположено двухэтажное здание из монолитоного бетона – то ли спорткомплекс, то ли казино. Там тоже жил личный состав.

Мой позывной был "Охотник". Иногда так же обозначался весь блокпост.

ПОСТИ, УКРИТТЯ, ВОГНЕВІ ПОЗИЦІЇ

Вокруг "Палубы" располагались так называемые "посты" – разного размера сооружения из бетонных блоков, частично перекрытых бетонными плитами. Пост на трассе, пост на центральной улице, пост в поле. Все было построено еще до нас.

Третий пост – просто плакать хотелось – сразу же за крайними хатами, прямо в поле между трассой на Енакиево и железнодорожной веткой туда же. Блиндаж не достроен, поэтому личный состав укрывался в бетонных каналах, которыми проходили какие-то коммуникации – коллекторные трубы, кажется.

Організація блокпосту 1302. Жовті цифри – номери постів. 3-a – розташування третього посту до полудня 29.02.2015. 3-b – розташування третього посту після полудня 29.01.2015
Організація блокпосту 1302. Жовті цифри – номери постів. 3-a – розташування третього посту до полудня 29.02.2015. 3-b – розташування третього посту після полудня 29.01.2015

За 10 дней до начала боев мы как раз доделали этот блиндаж, больше позиций нарыть не успели. Земля мерзлая, а инженерной техники в батальоне тогда не было.

Это что касается укрытий. А на огневые позиции я распределял людей сам, каждого отдельно. В затишье между обстрелами брал людей за руку, водил, показывал, где чья позиция в случае чего, как можно улучшить ее, кто куда должен бежать, кто куда должен падать, куда стрелять, кого прикрывать.

КІЛЬКІСТЬ БІЙЦІВ НА БЛОКПОСТАХ

Показалось мне тогда, что у нас как-то меньше бойцов, чем тех, которые уезжают с позиций. Хотел еще спросить у ротного из 42-го батальона, сколько с ним здесь стояло человек, да все время находились другие вопросы.

По нашему личному составу данные сохранились.

18 января 2015 года, когда мы встали на позиции, количество военнослужащих 13-го омпб (первая рота вместе с приданными подразделениями) на обеих блокпостах в Углегорске составляло около 70 человек. Через два дня танкисты подтянулись – еще девять.

Ага, еще в городе работала наша разведка – в общей сложности человек 15-20. 13-й омпб не имел штатного разведвзвода, но энтузиасты из различных подразделений батальона сформировали неофициальную такую группу, разведывательно-контрдиверсионную.

Официально они числились в составе моей роты – сведены в несколько отделений третьего мотопехотного взвода. Но в Углегорск разведчики заходили-выходили уже в ходе боев 29-31 января, стояли они в поселке Луганское.

В общей сложности на блокпостах 1301 и 1302 держали оборону максимум 80-90 военнослужащих 13-го омпб.

И почти сразу же люди начали потроху выбывать. Болезни, травмы, потом начались плотные боевые действия…

После моего ранения учет личного состава вел [командир второго взвода Александр] Загородний. По его подсчетам, на момент выхода из города – 31 января – в Углегорске находилось около 45 военнослужащих 13-го омпб.

ПРОТИТАНКІСТ БОРОВНЬОВ І ЙОГО "ГРАЧІ"

Вся ротация пехоты на БП-1302 завершилась за полдня. От 42-го омпб остались только корректировщики артогня – задержались, чтобы ввести нас в курс дела.

Вечером того же дня они организовали нам встречу с командирами других подразделений – роты МВД "Свитязь" (Александр Фацевич) и противотанковой батареи (Роман Боровньов, позывной "Грач"). Те приехали ко мне на "Палубу", познакомились, обменялись телефонами.

Две "грачевские" МТ-12 стояли у меня на БП 1302. Расчеты этих гармат жили рядом, в брошенных домах. Третья "Рапира" находилась на блокпосту 1301. На позиции "Яблоко", стволом в сторону Горловки. В поле, не окопанная.

Недалеко от второго поста стоял ПТРК "Штурм-C" (на базе МТЛБ [легкоброньований гусеничний тягач – Ред.]), который, я так думаю, тоже подчинялся Грачу.

Сам Грач жил в интернате у "Свитязя", в тылу. На позиции он приезжал не всегда, мог через два на третий день приехать. Сначала звонил: "Ты на месте? Поехали к Волку". Сели, поехали на 1301.

Отношения у Волка с Грачом так и не сложились. Мы тогда заехали за магистральную железку, на северную часть Углегорска, высота 283,3, на карте обозначено "отстойники". Оттуда, сверху, хорошо просматривалась молочная ферма на Малой Горловке, дорога от нее к блокпосту 1301 и поля вокруг. Со стороны БП-1301 обзор в северном направлении был существенно меньше.

И Грач Волку: дай два человека, сюда на отстойники поставь, потому что если пойдут отсюда, то мы не заметим, мы не увидим.

Они действительно могли отсюда зайти, ведь Малая Горловка ничья была. А с учетом того, что полевые дороги были лучше, чем асфальтированные...

Но не сошлись Волк с Грачом во взглядах. Да и людей на 1301 не хватало. "Некого туда поставить" – на этом вопрос был закрыт.

Обе атаки 29 января, в конце концов, начались не оттуда.

Капитан Боровньов показался мне человеком очень эмоциональным. Человек 30 было у него в батарее. Расчеты на каждое орудие, водители тягачей. Уставшими они не выглядели. Есть где спать, в доме тепло, продуктов хватает. В наряды они не ходили. Зачем ходить, если махра [піхота – Ред.] дежурит круглые сутки?

ЯК ПРАЦЮВАЛА АРТИЛЕРІЯ ПРОТИВНИКА

Четкой системы в их огне не было. В основном минометы – то 120-мм калибр, то "Василек" (82-мм). Минимум дважды в сутки – утром и вечером. Разрывы мин уже никто не считал, а по времени могли и 10, и 20 минут крыть. И обычно еще, на ночь глядя, "спокойной ночи" из саушки [САУ – самохідна артилерійська установка – Ред.] 152-мм прилетало. "Градами" не работали.

Корректировщики 42-го батальона показали мне точки, откуда по Углегорску чаще всего прилетало.

Нанес все это на карту. На "Палубе" был принтер с ксероксом, я привез, потому что должность ротного – это еще и куча бумажной работы, вручную все написать не успеешь. Сделал ксерокс на каждый пост, на всех копиях расчертил направления, по часам, раздал на посты.

Потом мы вычислили кочующий миномет, числа 24-го или 25-го. Бойцы передают: "Шум техники" – и бац, начинает работать миномет. То есть, его таскают на машине – то ли буксируют, то ли в кузове... А замполит из Щорса, Сидоров, оказывается, работал на железной дороге. С поста передают "шум техники", а он: "Так это же "кукушка". Тепловоз маневровый.

Давай кумекать. Так вон же железная дорога, а вот как раз оттуда работало…

Просчитали все, продумали, взяли у "грачей" пару снарядов от "Рапиры", чтоб фугасы смастерить. Как раз 29 января ребята планировали выходить на диверсию – когда началось наступление.

ЯК ВІДПОВІДАЛИ НА ОБСТРІЛИ

Если крыла ствольная арта, мы давали ответку. Выходили на артиллеристов через штаб батальона или через Грача.

Но если по нам работали минометы, то артиллерия в ответ не стреляла. Тут надо было везти свои минометы, у нас был взвод 120-миллиметровок, но только никак они не могли доехать, была какая-то работа, в интересах других рот. Я звонил комбату, спрашивал, мне говорили: "Жди, скоро приедут".

Короче, ЗиЛ минометчиков прорвался на "Палубу" в самый последний момент, к обеду 29 января, сквозь танковый обстрел. С минами – но без минометов. Ехали на рекогносцировку, огневые готовить. А приехали на круговую оборону, стрелкотня против танков.

Предлагал я Грачу использовать для борьбы с минометами его противотанковые "рапиры". Ведь МТ-12 может и навесом стрелять, подавили бы. Но люди капитана Боровнева опасались ответного огня, поэтому так ни разу и не выстрелили.

Еще ребята из 42-го подсказали пару мобильных телефонов, чтоб на артиллерию выходить. Я так и не успел к ним съездить, лично познакомиться. Но люди нормальные, по-деловому: "Нужна помощь? Давай координаты".

ЧАСТИНА ГАРНІЗОНУ ЙДЕ НА ШАХТУ

На второй или третий день после прибытия выходит на меня комбат: "Берешь корректировщика, отправляешь на шахту ["Углегорская"]". А там еще сидел человек 42-го омпб. Говорю: "Одного я туда не отправлю".

Потому что уйдет тот корректировщик из 42-го – и прикрытие его уйдет. И будет наш "Птица" [коригувальник 1 мпр 13 омпб лейтенант Дмитро Басов] сам там сидеть наверху. А это уже как бы серая зона, между нами и противником.

Отправил я с ним своего зама, дал ему остатки третьего взвода, не разведчиков, и несколько человек из первого: "Езжай туда, организовывай там прикрытие, оборону и все остальное".

На позициях в Углегорске стало еще на 15 человек меньше. 

ШПИГУНИ

За 10 дней пребывания на позициях поймали мы двоих.

Первый раз ехали с шахты, идет парень, на вид 22-23 года. "О, мне пройти туда, сюда. Братан, я студент, иду…" А любые передвижения через блоки были запрещены, еще до нас, и гражданские это знали.

Короче, парню шапку на глаза, вышел на интернат, приехали ребята из "Свитязя", как представители МВД, забрали его. А уже поздно ночью их замкомроты говорит: "Спасибо, взяли нужного человека". Вроде как пеший связной.

Второго поймали на третьем посту. Передали СБУ или куда там.

Жаль, что в ответ никто не делится информацией, полученной от задержанных, хотя бы частично, если касается блокпостов, наших позиций. Чтоб замысел противника лучше прояснился.

ОРГАНІЗАЦІЯ ОБОРОНИ

В первые дни мы с Волком часто ездили друг к другу, чтобы сориентироваться и согласовать возможные варианты взаимодействия. Кто куда бежит, кто кому что посылает на усиление и так далее. По чуть-чуть развивали оборону.

Когда пришли наши танки, один остался у меня, а два заняли позиции на 1301 – один на "Волке", второй на "Яблоке".

Прикинули, что 1301 – более танкоопасное место для прорыва, там подъезды, подходы, дороги. У нас же на 1302 – в основном поле, асфальтированная дорога только одна, прикрыть ее проще.

28 января, как раз перед наступлением, приехал заместитель комбата, позывной "Барс", бывший спецназовец. И привез нам на блокпост противотанковые мины, ТМ-72.

В ту же ночь мы установили их на танкоопасном направлении – в поле между дорогой на Енакиево и железкой. Дорогу мы планировали перекрыть огнем танка, к тому же стояли там аж две "Рапиры" с батареи Грача.

Барс потом поехал на 1301, они там тоже ставили эти мины. И на следующий день в ходе боя на них подорвалось несколько танков противника.

29 СІЧНЯ. ПЕРША АТАКА

Грач в своем интервью Украинской Правде рассказывает, что бой за Углегорск начался утром 28 января, танки он поджег. Не было в тот день никакого боя. Может, перепутал даты капитан Боровньов. Но артиллеристы его ни в тот день, ни потом из гармат своих на блокпостах не работали.

28-го вечером мы еще выставляли противотанковые мины. Потеплело – то ли плюс, то ли ближе к минусу. Туман поднялся.

У меня была информация – за день или два – что вроде бы готовится танковое наступление со стороны Горловки на Углегорск. Мол, подготовил противник переезды для танка через насыпь железной дороги.

Я сразу собрал всех, кто у меня был, на БП-1302 – офицеры, сержанты, – предупредил: не исключен танковый прорыв. Поэтому ушки на макушке, головы крутятся на 360 градусов, наблюдаем.

29 января утром, где-то в 6:00, светать начинало, вышел на меня третий пост и уверенно сообщил, что за железкой, со стороны Каютино движется тяжелая техника: "Колонна бронетехники, идет на "Яблоко".

Я подаю команду: "Рота, к бою". Перед этим каждого провел, показал и рассказал. И все разбежались по своим местам.

Слышно было, как второй взвод ведет бой на "Яблоке". Танковые выстрелы, стрелкотня. Отбили они эту атаку: танк наш вышел из укрытия, начал лупить, поджег им кучу бронетехники. Детонация, летает там все, черный дым. Мы на позициях, наблюдаем.

ВІДХІД ПРОТИТАНКІСТІВ КАПІТАНА БОРОВНЬОВА

А тем временем артиллеристы доблестно собрали манатки и убежали. Бой на "Яблоке" шел, и они, смотрю… Уже минут 30-40 прошло. Чуваки с рюкзаками, оружием.

Говорю: "Ребята, вы куда?" – "Нам командир сказал уходить". – "А орудие?" – "Мы подорвали". – "Чем?" – "Гранатой". Как, в ствол бросили?.. "Будете уходить, подорвите "Штурм". Это они мне сказали. А экипаж его вместе с артухой ушел.

Обстрела при этом по БП-1302 не было. Уходили они в интернат к "Свитязю", где штаб батареи был. К командиру своему шли.

Я выходить на Грача – нет связи. Под стволом их загонять на позицию смысла я не видел. Они уже навоевались, видно было.

Ни разу не выстрелили, ни у меня, ни на "Яблоке".

ДРУГА АТАКА

И вот они ушли, а я стою такой… Тут началась вторая атака на 1301, со стороны Горловки. Слышно, идет бой, танки работают.

Вышел Волк в эфир: "Давай танк для усиления". А когда бой начался, я [командиру танкового взвода] Мише Фрику дал команду прогревать свой танк, чтобы был готов. Передал приказ Волка.

Миша выехал, а там на БП-1301 как раз танки прорвались. Отбиваться было уже нечем – у наших двух танков еще в ходе первого боя пушки заклинило, "Фагот" подавили, "Рапира" стояла без дела.

Видно было, как на Штанах Мишин танк свернул налево. Исчез из виду, и буквально через несколько секунд их подбили. Только повернул – и сразу "бах"! Не сдетонировал, гриба не было видно, но там и видеть ничего не надо, все слышно.

Слышу в эфире, как Волк дает команду своим на отход ко мне. Стих там бой, потом Волк вышел на связь, говорит, что тоже отходит с людьми ко мне на БП-1302.

КРУГОВА ОБОРОНА БП-1302

Людей на моем блокпосту стало больше. Начали круговую оборону занимать, чтоб со стороны города и железки прикрыться.

И тут наконец добираются ко мне на "Палубу" минометчики. Когда они выехали из базового лагеря, не знали еще ничего – а в городе попали под обстрел танка.

А ехали они к нам на рекогносцировку, без минометов. Подготовить жилье, посмотреть огневые позиции противника, присмотреть огневые позиции себе, узнать, где заминировано. Привезли по ходу боеприпасы.

Пришел Волк, его люди, потом появился Барс со взводом разведчиков. Они мне сообщили, что противник закрепляется в депо.

с БП-1301 пришел второй взвод, и еще нарисовался третий взвод, разведчиков. Но танки уничтожены, артиллеристы ушли, новых противотанковых средств не появилось.

В общем, круговую оборону на БП 1302 построили с двумя СПГ и одним "Фаготом". Зато стало больше пехоты.

НАРАДА МАЙОРІВ

Собрались мы на "Палубе" – высшие офицеры из присутствующих. Три майора – Волк, Барс и я. Первый замкомбата, замкомбата и ротный.

Говорю: "Давайте, командиры, что-то решать, потому что у нас как таковых противотанковых средств нет". Есть три установки, но возможных подходов для танков гораздо больше.

"Предлагаю выходить на связь с командованием: или ждем подкрепления и держим дальше оборону, или начинаем выводить людей". На Дебальцево – через балку, лес, в обход Углегорска.

Тут появилась мобильная связь, Волк побеседовал с комбатом: "Все, остаемся здесь, идет к нам 30-ка на помощь".

Комбат отправил Волка встречать эту колонну 30-ой бригады. Пошел он, и вместо 30-ки встретил вражеский танчик, который из-за дома на Штанах работал в сторону Дебальцева из пушки, колонну нашу не пускал. Танк был без пехоты, Волк сумел застрелить одного из танкистов. Наша разведка пошла за Волком, забрали у убитого документы, оказался командир танковой роты.

Факт в том, что шла-таки 30-ка: один танк и две или три "бехи" – но развернулись и уехали обратно на Дебальцево. Волк с разведчиками пришел на "Палубу", говорит: "Колонна убежала".

ПОРАНЕННЯ

В общем, помощь пришла и ушла, уже начало темнеть, часов пять вечера. Я, опять же, давай ходить по позициям, людей как-то взбадривать, потому что видно по глазам: еще немного – и начнется кипиш, паника. Но, тем не менее, все заняли круговую оборону.

Тут с третьего поста передают о движениях в темноте. Кто-то ходит, ездит, гудит. Было уже часов 18-19. Побежал туда: "Где кто ездит, что гудит?" Они на депо показывают.

Вдруг удар, бахнуло, зарево такое. Лежу уже я на земле, причем в сознании. А через три метра СПГшник Ваня Шутько лежит, кричит: "Меня ранило!"

Давай ноги подтягивать, но опереться на них не могу. Понял, что с ногами что-то не то.

Тут по улице какой-то топот. Вижу силуэт. "Стой, ты кто?" Назвал ему пароль. У нас с момента приезда в Углегорск был обязателен обмен паролями при встрече в темное время суток.

Он называет отзыв, меня узнал. Говорю: "Беги на "Палубу", скажи, что я и Ванько – трехсотые". И отключился. Кровь вытекает, перевязать нечем. Жгут на прикладе, а автомат найти не могу. Оказывается, я лежал на нем, он был подо мной.

А прилетел к нам вроде бы "Град", но не залп, а одна только ракета. Или один из "карандашей" в сторону от остального пакета лег. Может, как раз наши "Грады" – мы перед тем выходили на связь с комбатом, чтоб по депо ударить. Говорит: "Ждите, ждите". Вот и дождались. Но точно не знаю.

И все. Очнулся в Виннице, через сутки.

А наши в Углегорске продолжали обороняться.

ЩО ПОТІМ

Провел в Винницком госпитале два месяца. Врачи хорошие. Много было операций, но правую ногу спасли, сейчас железки лишние вытягивают, посмотрим.

Выплаты за ранение еще не получил, там много бумаг – пока уволили из батальона, пока подал документы. Подал в районный военкомат, оттуда отправили на область, может, уже где-то в Киеве.

Президент Порошенко вручає майору Великохатньому орден Хмельницького ІІІ ступеня. Березень 2015 року, Вінниця
Президент Порошенко вручає майору Великохатньому орден Хмельницького ІІІ ступеня. Березень 2015 року, Вінниця

Инвалидность оформил, в Козельце дали квартиру по госпрограмме. Есть льготы по коммуналке. Жизнь продолжается. Жить надо.

Не в обиде я, на кого обижаться? Судьба. Кто-то должен в погребе, кто в окопе, кто в танке. Кто-то должен выйти живым и невредимым. Каждому написано свое.

В госпиталях, кто со мной лежал, старались меньше про это все говорить. Больше анекдоты, пошутить.

Не нужно ничего собирать на протез. Есть у меня протез, нормальный, привык уже. Начну ходить на правую ногу, будет вообще песня.

P.S. Після поранення майора Великохатнього бійці 13-го омпб ще два дні тримали кругову оборону на блокпосту 1302. Її очолив майор із позивним "Вовк".

В бою 29 січня 2015 року гарнізон блокпосту 1301 знищив і вивів з ладу мінімум шість одиниць бронетехніки ворога. Три з них підпалив екіпаж танку під командуванням сержанта Андрія Мусієнка, інші підірвалися на встановлених напередодні мінах.

В ході боїв 29-31 січня у Вуглегірську військовослужбовці 13-го омпб знищили більше 30 піхотинців і танкістів гібридної армії РФ. Взяли в полон трьох ворожих піхотинців.

З офіцерів і солдат 13-го омпб, які відзначилися в боях за Вуглегірськ, був нагороджений тільки майор Великохатній, у госпіталі, президентом.

В ході боїв 29-31 січня у Вуглегірську загинуло 10 військовослужбовців 13-го омпб, з них 8 – в результаті дій ворожих танків. Жоден із них не був нагороджений посмертно.

У січні 2016 року капітан Боровньов отримав орден "За мужність" ІІІ ступеня – "за знищення 4 ворожих танків та 2 БМП" у Вуглегірську.

За весь період боїв на Дебальцевському плацдармі (18.01-19.02.2015) загинуло 19 військовослужбовців 13-го батальйону. Ще один вважається зниклим безвісти.

Павло Солодько, Анна Чаплигіна, спеціально для УП



powered by lun.ua
Який супермаркет найдешевший
США узаконили анексію: чому з'явилося рішення Трампа та що воно означає для Криму
Коли одна з найбільших проблем – перегоріла лампочка: історія по-справжньому об'єднаної громади
Динаміка любові. Хто перемагає у виборах президента за останніми рейтингами
Усі публікації