Один день з Борисом Філатовим. Як і чому мер Дніпра воює з опонентами

Марія ЖартовськаМария Жартовская, Роман КравецьRoman Kravets
dnpr.com.ua
35743 перегляди
Вівторок, 8 листопада 2016, 11:24

Из окон ЖК "Амстердам" открывается чудесный вид на Днепровскую набережную.

Здесь в одной из квартир живет мэр Днипра Борис Филатов. Ровно в 7.50 утра понедельника, 24 октября возле двери его уже ждут два охранника. Рядом с комплексом припаркованы бронированный Merсedes S600 и авто сопровождения – Toyota Land Cruiser.

Пока, я погнал, – бросает Филатов жене, выходя из подъезда.

Мэр быстро здоровается с журналистами "Украинской правды".

Ну, вы понимаете, где мы находимся? Вот квартира Геннадия Корбана, а вот нашего бизнес-партнера Гены Аксельрода (убит в 2012 году – УП), – говорит Филатов, быстро идя к "Мерседесу".

Через несколько секунд авто направляется к мэрии Днипра. Расположившись на заднем сидении, мэр просматривает Facebook в своем IPhone.

Мини-кортеж тормозит на красный, и Филатов замечает мусор на тротуаре. Быстро фотографирует на камеру смартфона. В этом он напоминает своего коллегу – мэра Харькова Геннадия Кернеса, который также по пути на работу показательно замечает недостатки в городе.

Сегодня аппаратное совещание, покажу коммунальщикам, – говорит он, добавляя, что всем приходится "переставлять ноги".

Не надоедает? – спрашиваем.

Он признается, что надоедает. Но у Филатова есть простое объяснение: 95% людей в здании мэрии работают за зарплату в 3 тысячи гривен.

Поэтому сейчас я некоторым поднял зарплаты в восемь раз. Из-за этого шага в городе был страшный крик о том, что пенсионеры недоедают, дети голодают, а Филатов поднимает чиновникам зарплату, – раздраженно говорит он и продолжает: – Но я считаю, что если не платить нормальные деньги – невозможно требовать.

Авто подъезжают к зданию мэрии, и мы входим в типичное советское здание – с белыми колоннами, облупившимся паркетом и темно-изумрудными дорожками вдоль длинных коридоров.

Яркое пятно в холле мэрии – выставка фотографий, посвященных АТО. Со снимков смотрят улыбающиеся солдаты и волонтеры в камуфляжной форме.

Филатов задерживается у снимков на несколько секунд.

Когда Валик Резниченко стал главой Днипровской ОГА, они апгрейднули помещение. У них там буккросинг, выставки. Мы идем таким же путем, – говорит он.

По дороге в свой кабинет Филатов рассказывает, что хотел сделать ремонт, став мэром Днипра.

Но подумал, что это деньги. Да и стол, за которым сидел начальник исполкома еще при коммунистах, Александр Мигдеев, не стоит убирать, – продолжает Филатов.

8.05

Обстановка кабинета аскетична.

Сквозь открытые окна с улицы прорывается свежий, прохладный воздух. Здесь два стола: рабочий и для переговоров, флип-чат, где секретарь от руки пишет Филатову рабочий график, карта Днипра на стене, рядом с которой стоит беговая дорожка NordicTrack.

Филатов сетует, что с 2014 года, работая заместителем главы Днипровской ОГА, поправился на 20 килограмм.

 
Филатов смотрит расписание на день – около 14 совещаний

Дорожка нужна ему, чтобы "иногда ходить". В углу кабинета бюст Тараса Шевченко с накинутым на плечи украинским флагом, а на столе интересная деталь, которую мы отмечаем – небольшая искусная скульптура черта.

 

В прошлом Филатов считался одним из самых известных коллекционеров японского искусства на постсоветском пространстве. Украинский журнал Forbes даже посвящал ему по этому поводу статью.

Филатов не просто собирал – он отправлял экспертные заключения аукционам и писал энциклопедию по нэцкэ. Но сейчас забросил свое хобби. Коллекция, часть из которой Филатов продал, хранится в потайном месте и стоит больших денег.

Первым в его кабинет заходит Алексей Бурик, советник мэра по вопросам ЖКХ на общественных началах.

Слуга злочинной влады, – шутит Филатов, добавляя, что после люстрации Бурик не может устроиться на госслужбу, но когда началась война, он поехал на передовую строить укрепления, и в первый же день в его экскаватор прилетела мина.

Совещание со "слугой злочинной влады" посвящено строительству объездной дороги. На это необходимо 3,5 миллиарда гривен на три года.

Я был на Совете регионального развития, и когда сказал Вове (премьер-министр Владимир Гройсман – УП) о сумме, у него стало такое лицо, – смеясь, говорит Филатов. – Просто забыл ему сказать, что это не на год, а на три.

В этот момент Филатов нажимает кнопку вызова секретаря на своем телефоне и просит соединить его с вице-премьером Владимиром Кистионом.

Скажите, что я звоню по поручению премьер-министра, – говорит он секретарю.

В ожидании разговора по телефону, Филатов углубляется в документы.

Пропускная способность – сколько машин? – спрашивает он.

30 тысяч за день. Это только транзитный, а не малый транспорт. Мы его считали в 2010 году, в 2016-м грузоперевозки увеличились, – отвечает Бурик.

 
Филатов вникает в расчеты

Бурик еще несколько минут обсуждает нюансы строительства дороги с мэром и начинает собираться на встречу с представителями ДТЕК, компании-монополиста Рината Ахметова, перед которой город погасил все долги накануне отопительного сезона.

ДТЕК доволен нами? – спрашивает вслед Филатов.

Ну конечно! – отвечает его советник и продолжает: – Я, вон, съездил к себе домой в Кривой Рог, полгорода сидит без тепла.

На лице Филатова улыбка. Бурик это замечает.

Радуетесь, что город сидит без тепла? – спрашивает он.

А что же. Все возвращается, – отвечает Филатов.

Как только дверь за советником закрывается, мэр объясняет нам причины своего "чувства глубокого злорадства".

Александр Вилкул, основной конкурент Филатова на выборах мэра Днипра и депутат от "Оппоблока", отец которого, Юрий, вновь избран мэром Кривого Рога – в течение года, как утверждает Филатов, занимался "саботажем и вредительством".

Чтобы было понятно, – говорит Филатов, откидываясь на спинку своего кресла, – они мне одно время "сносили" все тендера. Наше антимонопольное законодательство несовершенно, и подача жалобы останавливает проведение тендера. То есть, они регистрировали компании-пустышки и срывали проведение конкурса.

Таким образом, работа в городе для Филатова практически остановилась. Ему приходилось договариваться с каждым подрядчиком индивидуально, уговаривать работать впрок.

– Это был ад, – чеканя слова, говорит Филатов.

Но позже он пригрозил такими же мерами своему оппоненту.

Передал "привет". Сказал, что условные фирмы "Рога и копыта" из Борисполя теперь будут судиться с вами, – говорит он, добавляя, что накануне отопительного сезона кабмин основательно взялся за долги. В Днипре отопительный сезон стартовал без проблем, чего не скажешь о городе политических оппонентов.

В этот момент Филатову звонят из приемной Кистиона. Мэр коротко объясняет ситуацию со строительством объездной дороги. Рассказывает, что уже общался на эту тему с Гройсманом и министром инфраструктуры Владимиром Омеляном.

Честно, страшно сказать. 3,5 миллиарда гривен. Но город готов пойти на софинансирование, Омелян мне говорит, что можем подумать о концессии. Я понимаю, да, что вы абсолютно приземленный человек, – осторожно говорит он по телефону с Кистионом.

Несколько секунд Филатов слушает молча. В открытое окно доносится звук проезжающего трамвая. И вдруг мэр выпаливает:

Владимир Васильевич, помогите. Ситуация простая. Я заложил 600 миллионов гривен на строительство дорог. Весь транзитный транспорт идет через город, так что это просто выброс денег. У нас – единственный областной центр без объездной дороги. Я прошу не потому, что плачусь или хочу освоить миллиарды. У меня две проблемы в Днипре – эта и аэропорт, но его убираем за скобки, потому что понимаем, кто там хозяйничает.

Читайте також
Один день з Юрієм Луценком. Як працює та з ким зустрічається генпрокурор
Один день з Тарасом Кутовим. Як працює аграрний міністр
Филатов заканчивает разговор. Сообщает, что Кистион не прочь подумать о финансировании через государственные инвестиционные проекты.

Мы решаем расспросить о том, кто же хозяйничает в Днипровском аэропорту.

Ну, как – кто? Все же понимают, кто. Компания "Днеправиа" или МАУ (акционер Игорь Коломойский – УП), как она там называется, – говорит Филатов, закуривая первую сигарету.

За день их он выкуривает с десяток. Одни легкие Vogue, а другие – черные, длинные и красивые, как говорит сам Филатов, – из Армении. Этими сигаретами мэра угощает секретарь горсовета Вячеслав Мишалов.

Заметно раздражаясь, Филатов продолжает сетовать на отсутствие в городе лоукостов, турецких авиалиний, высокую стоимость – по цене иногда в 12-14 тысяч гривен – перелетов из Днипра в Киев. По мнению мэра, аэропорту нужен второй терминал. Тогда через него смогут летать лоукосты, а через первый – компания "Днеправиа".

Но в соседнем Запорожье убитый аэропорт и один терминал, – решаем возразить мы, – и при этом есть и лоукосты, и турецкие авиалинии. Так, может быть, дело не в терминале, а в том, что уважаемая компания "Днеправиа" не пускает других авиаперевозчиков?

Вы сами ответили на вопрос, – пускает струйку сизого сигаретного дыма в воздух Филатов.

Зачем вы лукавите, могли сказать то же самое? – говорим мы.

– Это лежит на поверхности. Если хочу быть нормальным мэром, этот вопрос будет на повестке дня. Он очень отзывается в душах электората, – говорит Филатов и просит секретаря отправить водителя домой за своим IPad.

В гаджете у него все книги, решения горсовета, рабочие документы. Впрочем, к чтению на экране Филатов пока не привык – предпочитает бумажные издания.

Хвастаясь на планшете книгами по урбанистике, Филатов не упускает случая вспомнить об оппонентах. Разговоры о них – лейтмотив и красная нить всего дня.

– Не раскачивай меня наши претенденты на мэра и прочие основные товарищи, у меня было бы значительно больше времени заниматься стратегическими и инфраструктурными проектами. Если честно, я смотрю, что теряю 40% времени на безумные забеги в ширину. Депутаты, ларьки, стоянки, мелкие подряды, интриги, выяснение отношений… – продолжает он.

В этот момент в кабинет заходит Ирина Ванжа, советник по вопросам и проведению протокольных и массовых мероприятий. Она лишь недавно вернулась из Широкино, куда отвозила сигареты и деньги. Филатов расспрашивает, как там дела, стреляют ли – и быстро согласовывает план протокольных мероприятий.

Он вообще все старается делать быстро. Быстро ест из одноразовых судочков, в которых секретарь Настя заботливо приносит еду прямо за рабочий стол, быстро говорит, быстро решает вопросы, не церемонясь, иногда кричит и часто матерится.

Изначально "Украинская правда" не рассматривала Филатова в качестве участника проекта "Один день с..." Но он интересен нам тем, что оказался единственным из так называемой "Днепропетровской команды", кто смог удержаться во власти и сохранить ровные отношения с президентской командой.

Чего не скажешь о двух других – Игоре Коломойском, которого президент уволил с поста главы Днепропетровской ОГА в марте 2015 года, и друге Филатова, бывшем главе партии "УКРОП" Геннадии Корбане, который попал в СИЗО в конце 2015 года, а последние месяцы политической деятельностью не занимается и лечится в Израиле.

Еще год назад Facebook Филатова пестрил фотографиями в обнимку с Коломойским и Корбаном. И если с последним мэр по-прежнему дружит, то в отношениях с первым наступила прохлада, о которой Филатов рассуждает осторожно. Он сравнивает себя с булгаковским персонажем – котом Бегемотом. Сидит, никого не трогает, примус починяет да ждет, когда Аннушка разольет масло.

Отношения с Коломойским испортились после судебного процесса над Корбаном, для освобождения которого, как считает Филатов, олигарх делал недостаточно.

Не понимаю происходящего. Говорю искренне, есть иррациональные вещи. Для меня они начались с момента, когда сидел господин Корбан. До поры, до времени не могу говорить лишнего, но у меня было много вопросов, почему на тот момент партийное руководство повело себя именно таким образом, а не другим. Почему так обошлись с человеком, который стоял у истоков создания партии и положил на нее здоровье, душу, энергию. Почему вместо того, чтобы сделать из него узника совести, просто выкинули из партии? – возмущается Филатов.

В течение дня мы снова и снова возвращаемся к разговорам о конфликтах в Днипровской команде. Публичность – один из способов защиты для Филатова, в чем он признается спустя несколько минут разговора с журналистами УП.

Меня все нормально слышат, и даже Петр Алексеевич. Все понимают, что я нормальный человек, хочу работать, положительно оцениваю децентрализацию и считаю это основной заслугой Владимира Гройсмана. У меня и в парламенте были со всеми шикарные отношения, за исключением нескольких товарищей, ­– говорит он.

Филатов пересказывает разговор с Гройсманом, когда уходил работать мэром.

Он тогда сказал: мол, теперь посидишь в моей шкуре, и у тебя будут 64 идиота, которые каждый день будут запускать тебя в космос, а у меня 425. Я видел его на Дне Винницы и сказал: "Вова, ну ты-таки был прав", – смеется Филатов.

О депутатах он вспоминает не просто так. 20 октября на сессию горсовета полным составом не пришли депутаты фракций "Оппоблок", "Громадська сила" и, что интересно, – три члена фракции "УКРОП".

Филатов уверен, что таким образом депутаты хотят сорвать несколько сессий горсовета, чтобы провалить принятие бюджета и сменить секретаря городского совета.

В тот же день Филатов обвинил своего бывшего заместителя и депутата горсовета Дмитрия Погребова в попытках подкупа депутатов.

При этом Погребов в частных беседах постоянно ссылается на Игоря Коломойского, – сказал Филатов.

Погребов – это сын друга папы Коломойского. Можно дальше не продолжать. То есть, его покойный отец очень дружил с отцом Коломойского. Не знаю, направлял ли его господин Коломойский, но это имя упоминается везде. Даже у моего заместителя по аппарату Саши, который работает со мной 20 с лишним лет, были предложения предать меня со ссылкой на Коломойского, – рассказывает Филаатов.

Мэр утверждает, что ему не нужны никакие конфликты ни с Порошенко, ни с Коломойским.

Потому что я хочу заниматься городом. Я хочу, чтобы меня оставили в покое. Возможно, таким образом, меня хотят привести в чувство, чтобы поцеловал кому-то руку. Но я никогда не был сотрудником "Приватбанка" и зависимым лицом. Был сам по себе. Может быть, ревность или желание продать меня Порошенко... Не понимаю. Сейчас меня, законно избранного мэра, пытаются качать. Но это невозможно, – отрезает он и просит сделать паузу в разговорах о конфликтах.

9.05

Следующими Филатов приглашает в свой кабинет музейщика Юрия Фаныгина и начальника управления культуры Евгения Хорошилова. Около получаса разговаривает с ними о могиле земского гласного Александра Поля, о будущем институте истории города, муниципальном музее.

Когда посетители уходят, Филатов не жалеет времени объяснить, почему поиски могилы Поля – очень важны для него. Дескать, у Днипра нет четкой даты основания и определенного имени.

– По официальной мифологии, дата основания города – 1776 год, но были поселения на 150-170 лет раньше, чем эта дата, – говорит он и вспоминает не лучшие времена для Днипра.

– Когда город захирел (вторая половина 19 века – УП), новый импульс ему дал Александр Николаевич Поль. Его все считали больным на голову, все над ним смеялись. Он 13 лет бегал в правительство, рассказывал, что тут можно развивать металлургию, и выбивал строительство железной дороги и железнодорожного моста. И когда он это все выходил, – только при его жизни население города выросло в четыре раза. Сейчас ищу его могилу, потому что в этом городе было много славных градоначальников, – говорит Филатов.

– Сейчас будет время Светланы Епифанцевой, известного "рыга", за которого меня обвинили в зраде! – торжественно произносит Филатов, будто стоя на сцене в театре.

До 2016 года Епифанцева руководила Днепропетровской организацией "Оппозиционного блока", ее называли правой рукой Александра Вилкула. Но в январе Филатов предложил ей стать заммэра.

Решение объяснял тем, что электоральные симпатии в городе делятся 50 на 50, и было бы честно, чтобы его должность была сбалансирована. Епифанцева на предложение согласилась, после чего политсовет "Оппоблока" исключил ее из партии, выгнав еще шестерых депутатов горсовета Днипра.

09.45

Епифанцева заходит в кабинет Филатова вместе с Людмилой Козловской, руководителем управления по вопросам участников АТО, членов их семей и внутренне перемещенных лиц.

– Обещал и не приехал, – с порога кабинета бросает Филатову Епифанцева, целуя его в правую щеку. Она яркая дерзкая блондинка, одетая в джинсы и черно-белый свитер с логотипом бренда Chanel.

– Ну, так делают, во-первых, мужчины, во-вторых, политики, – отшучивается Филатов.

Впереди длинное совещание на 40 минут, к которому чуть позже присоединяется Игорь Федотов, советник мэра по вопросам АТО. Это крепкий, уверенный, импульсивный мужчина с громким голосом.

Во время совещания обсуждают болезненный для мэрии вопрос: выделение земли для участников АТО.

Какое количество необработанных заявок, и мы не понимаем, где брать землю? – обращается Филатов к начальнику управления земельных отношений департаменту по работе с активами Дмитрию Щербатову, который к тому времени тоже присоединился к совещанию.

 

– По АТОшникам с готовыми пакетами документов – необработанной ни одной заявки нет, – рапортует Щербатов и продолжает: – У нас около 1200 разрешений, выделили по факту сейчас 220-230 участков. Остальные 800-900 участков нуждаются в оплате землераспорядителям проектов отводов этих услуг. Сейчас мы на финальной стадии. Если все нормально, то через 2 недели больше 100 землеподрядных дел можем заказать через Prozorro.

– Когда мне четко сказать, что выпустим первую землю? – интересуется Филатов.

На это Щербатов отвечает, что если все будет хорошо, то через три недели.

В какой-то момент не выдерживает Федотов, говоря, что вопрос обострился, что АТОшники недовольны, что за два года никому не выделили земли, что устали от постоянных обещаний.

Они считают, что горсовет отвел самые сладкие участки "Приватбанку". Вопрос, откуда такая информация, но кто-то подливает масла. Давайте не поспим двое-трое суток, чтобы пропустить хотя бы 800 участков в течение месяца, – говорит он.

Щербатов, словно кот на мягких лапах, пытается разрядить ситуацию. Мол, можно подумать, как выпустить землю без Prozorro – заплатить за оформление документов наличными. Филатову в присутствии журналистов такие предложения слушать явно неудобно, но он старается не подавать виду.

Но я на 99% уверен, что это невозможно, возбудят уголовные дела, – продолжает Щербатов.

Филатов подпрыгивает в своем кресле.

А тогда уголовные дела не возбудят? – смеется он, глядя на Щербатова.

Но тот невозмутим.

Если вопрос строит ребром, и нас отсюда вынесут, то можно сделать все красиво и продумать, – продолжает он, и на вопрос Филатова, о какой сумме может идти речь, сообщает цифру примерно в миллион гривен за 800 дел.

На такое я пойти не могу, – отрезает тот и предлагает решить вопрос политически: вынести земельный вопрос на сессию горсовета – и "пусть эти идиоты из УКРОПа и остальные только попробуют не проголосовать".

10.45

На этом совещание заканчивается. По длинным коридорам мэрии мэр спешит на очередное – с коммунальщиками, где каждый отчитывается о проделанной работе.

Филатов играется игрушечным прототипом пожарной машины, которую город купил для добровольной пожарной дружины, но внимательно слушает. В какой-то момент отвлекается и берет в руки планшет.

– Я хочу, чтобы вы своими мозгами выросли, но могу начать вам показывать картинки, – говорит он, листая картинки на гаджете. – Вот простой пример для дебилов, извините. У нас город весь заклеен объявлениями. Мы либо красим, либо обматываем сеткой-рабицей. Почему нельзя закупить такое пупырчатое покрытие, это проблема? Или, например, красить такой краской, на которую невозможно приклеить объявление.

Он говорит коммунальщикам, что каждый день хочет видеть улучшения в городе, получать на электронную почту письма о проделанной работе.

Почему я приезжаю на Фестивальный причал, где вырвана плитка, начинаю звонить и говорить вот тут сделать, тут, тут лампочку поменять. Почему я это должен делать, а не вы? Я понимаю, что вы решаете глобальные задачи, а мэр, может быть, с...бался до мышей, но дьявол кроется в деталях. Вы меня услышали? Все, пока. Продолжайте аппаратное, – бесцеремонно кидает Филатов и направляется к двери.

10.50-15.00

Филатов возвращается в свой кабинет. Впереди у него несколько совещаний. С Александрой Кутас, советницей и первой украинской моделью с особыми физическими потребностями. Филатов помогает Кутас заехать на коляске в его кабинет.

С ней он обсуждает инклюзивное образование, проект безбарьерной среды в городе.

Затем у него совещание по поводу городского транспорта и мусора. Большинство посетителей кабинета Филатова – сплошь литературные персонажи.

Взять Эдуарда Мешковского, директора коммунального предприятия "Еко Дніпро" и Павла Головаху, начальника управления охраны окружающей среды. Оба – прошли через АТО, крепкие, брутальные и рослые ребята, которым впору сниматься в фильмах. Но с ними Филатов обсуждает проблемы полигонов, пластиковых пакетов и закупку мусоровозов.

Ко мне пришли люди, у них соседка. Трехкомнатная квартира от пола до потолка завалена мусором, туда даже руку просунуть невозможно. Но она больная на голову. Мы договорились с соседями. Те ее изловили, пошли с ней гулять, вскрыли дверь, я туда отправил 60 дворников, и они сейчас выбрасывают и вычищают там все. Там тонн 40 мусора, я вообще не понимаю, как они там живут! – веселит Михаил Лысенко, заместитель мэра, директор департамента благоустройства и инфраструктуры, который тоже участвует в совещании.

Для пущей убедительности на смартфоне он показывает фото этой квартиры. По кабинету прокатывается волна смеха.

Тебе надо научиться получать от этой работы удовольствие, – шутит Филатов.

Ближе к обеду Филатов едет на станцию метро "Центральная", посмотреть, как идет её строительство. Еще в конце июля он объявил о том, что метро в городе будет достроено, и подписал договор с турецким подрядчиком.

 
Филатов спустился в Днипровскую подземку...

На месте его уже ждет фотограф, замы и советники.

Всех просят надеть куртки, резиновые сапоги 43-45 размера, защитные белые каски – и спускают в лифте.

Картинка сюрреалистическая: с потолка капает вода, кое-где выросли грибы, под ногами грязь и лужи. Вокруг темнота. Филатов медленно осматривает все вокруг, общается с рабочими, а напоследок забирает добротный кусок гранита.

И разжился добротным куском гранита
...и разжился добротным куском гранита

А что, у меня в кабинете гранита не хватает, – смеется Филатов в лифте, поднимаясь на поверхность.

16.00

Филатов возвращается в мэрию и умывается холодной водой. В его кабинете раздается звонок, мэр включает громкую связь.

Мне Володька позвонил, он едет из Авдеевки, у него боец погиб, подорвался на гранате или растяжке. Я сейчас на дежурстве в больнице, мне не к кому обратиться, нужно 8 тысяч гривен на похороны, – в кабинете раздается хриплый мужской голос.

Найдем, я обращусь к депутатам, возьмем с депутатских. Пусть Володька мне позвонит, – говорит Филатов.

В кабинете повисла тишина.

Еще одного убили, – отрезает мэр. – Так…

Он звонит секретарю, параллельно рассказывая о случившемся.

Володька это Дмитрия Яроша младший зять, Владимир Шум, который недавно на Ирке женился. В Авдеевке воюет. Только Ярош может отправить двух своих зятьев на войну при наличии беременных дочерей, – задумчиво говорит Филатов.

Зять Яроша перезванивает через некоторое время. Филатов обещает организовать похороны для его бойца.

Тем временем, в кабинет заходит бывший главный аллерголог Днепропетровской области, а ныне депутат горсовета от УКРОПа Евгения Дитятковская. Харизматичная элегантная женщина, она все время хохочет, громко и много разговаривает, отдаленно напоминая героиню одесских рассказов тетю Соню.

Женя, здрасьте! Вам Коломойский еще не звонил? – с порога спрашивает Филатов.

Он – еще нет, но Погребов уже да. Посоветовал быть благоразумной. Мне ничего не предлагали, ничего! Это вообще цирк. Борис Альбертович, зачем вы меня втянули во все это? Я занималась наукой, читала красивые лекции, красиво выступала и поверила в сказку справедливости – а тут такие бои, – смеется она.

– А вы меня не втянули во все это? Я по полгода жил за границей, познавал мир, – парирует он.

Филатов еще несколько минут говорит с ней, и тут в кабинете объявляется следующий посетитель – Ашер Черкасский – отец троих детей, иудей. Жил в Крыму до аннексии полуострова, но после уехал с семьей в Днипро, записался добровольцем в батальон и воевал в Донецком аэропорту.

Филатов говорит, что "другого такого Ашера нет больше ни у кого".

Сейчас он – один из депутатов горсовета от фракции УКРОП, и через несколько минут собирается ехать с мэром в муниципальный бесплатный лагерь "Золотий вік" для пожилых людей.

Это еще один проект Филатова. Его суть в том, что люди пожилого возраста шесть дней бесплатно отдыхают в лагере, где предусмотрены физзарядки, прогулки, лекции по истории Украины, теннис, мастер-классы по Петриковской росписи и многое другое.

В лагере Филатов буквально купается в любви многочисленных бабушек и дедушек, которые встречают его в холле, обнимают и целуют. Он быстро выясняет с руководством лагеря, что нужно закупить-сделать, читает книгу отзывов.

 

– О, тут есть о том, чтобы мне не мешали работать, – смеется он, – и посмотрите, какой красивый почерк: сразу видно, что люди не разучились писать из-за компьютера, – говорит Филатов и спешит на сцену.

Здесь он явно чувствует себя в своей тарелке. Видно, что люди его любят, а он все-таки популист, понимающий, что залог успеха в патерналистски-настроенном городе – это пенсионеры.

Филатов и народная любовь
Филатов и народная любовь

20.00

Вечером уставший Филатов вновь возвращается в свой кабинет. Его работа – это марафон из десятков совещаний, занимающий иногда по 12 часов времени.

Настя, есть шо поесть? – кричит он своему секретарю. Ему вновь приносят судочек с салатом и курицей.

Настя, дай шо попить, я не могу в себя это протолкнуть. Томатный сок, – немного капризничает Филатов и получает стакан с соком.

У нас вновь появляется возможность поговорить с ним, и речь опять заходит о Корбане и о том, почему тот не борется за главенство в партии.

Корбан сейчас лечится в Израиле. Собирается вернуться в Украину до нового года. Я с ним часто общаюсь. Возможно, стоит дать товарищам по партии наступить на мину. Смысл бороться? Начнешь что-то делать – будут разговоры, что договорился с Порошенко, предал идеалы партии. Как только начнешь использовать конфронтационную риторику – придет ответ, – говорит Филатов.

Он рассказывает, что просто хочет, чтобы его оставили в покое, и что есть "очень корректные предложения от АП – заниматься новыми политическими проектами".

Сейчас все ищут новые лица, понимаете, да? Но я хочу работать, и чтобы эти пляски по периметру ушли, – говорит мэр, закуривая сигарету.

Он признается, что не хочет разрушать миф "Днепропетровской команды", поскольку люди и так во многом разуверились.

Помните, знаменитый разговор Коломойского-Филатова, где я говорю – почему должен "*баки" ваши слушать. Два предложения в конце разговора отрезаны. Все было в тот день, когда сбили ИЛ-76, я до четырех утра сидел на работе, два часа поспал. И тут звонок: а где телефон, а то, а это. Я слушал-слушал и в конце просто сказал, что меня это все за*бало. И не собираюсь слушать, в такой день. Если это выбросила, условно говоря, АП, то зачем изменять смысл разговора? И вопрос, кто вообще публикует эти разговоры... – говорит Филатов.

Мы спрашиваем, есть ли у него сейчас конфликт с Коломойским?

Я могу сказать так: со слов людей, которые представляются от его имени, у меня с ним конфликт – есть. Но у меня с ним в настоящий момент нет никаких отношений. Можно ли это рассматривать, как конфликт – я не знаю. Эти люди не говорят о причинах. Не понимаю и я, могу домысливать, что меня хотят построить, вернуть в семью, но только членом семьи я никогда не был, – отрезает он.

Филатов добавляет, что последний раз общался с Коломойским в начале октября – после Совета регионального развития.

Приехал, рассказал ему о региональном развитии, проблемах децентрализации. Он мне говорил, что в партии собираются делать упор на местных региональных лидеров. Палица в Луцке, Шевченко на Франковщине, ты в Днипре, еще кто-то. Я говорю – да-да, – пересказывает Филатов.

Пока его задача – удержаться в должности мэра Днипра. Но интересно, что Филатов – в плюсе при любых условиях.

Оставаясь мэром Днипра – сохраняет власть, без должности – открывает себе путь в большую политику. Предложения, он намекнул, уже есть. С Коломойским, как он говорит, не связанные.

Марія Жартовська, Роман Кравець, УП



powered by lun.ua
12,5 млн за корупціонера. Як розбагатіти завдяки закону про викривачів
Святослав Вакарчук: Якби я був президентом, точно не починав з посилення своїх повноважень
Власник Avellana Gold Брайан Севедж. Хто керує ринком золота та чому Україна відлякує великих гравців
#Свинарчуків_за_ґрати! Найгучніший скандал в оборонці сім місяців по тому
Усі публікації