23975 переглядів
П'ятниця, 2 березня 2018, 09:00

Заявление о строительстве в Днепре тестовой площадки сверхскоростной системы Hyperloop претендует на одну из самых громких историй в 2018 году. Ученые уже подсчитали, сколько могут стоить билеты на транспорт будущего, а соцсети отреагировали на известие о HyperUA парадом мемов.

Идея тестирования вакуумных капсул в Днепре оказалась настолько новаторской, что внесла смятение в ряды правительства реформаторов. Премьер-министр Владимир Гройсман поспешил откреститься от нее, назвав "личной инициативой" министра инфраструктуры Омеляна.

Какова она, сермяжная правда отечественного ж/д транспорта, в каких условиях ездят рядовые пассажиры, и готовы ли они разделить чаяния Илона Маска – в репортаже "Украинской правды" из типичной электрички Киев-Нежин.


Киев-Пассажирский, Протасов Яр, Киев-Московский, Выдубичи, Левый берег и еще с пару десятков остановок. 120 километров до Нежина видавший виды состав преодолевает за два с половиной часа. Локомотив усердно тащит восемь вагонов со средней скоростью 60 км/час.

Если верить разработчикам Hyperloop, капсулы Маска разрежут пространство со скоростью от 480 до 1100 км/час.

О таких цифрах в нежинской электричке, как и в других в Украине, даже и не мечтают. Главное найти свободное место, не замерзнуть и не выпасть из вагона прямо на ходу в проемы плохо закрывающихся дверей.

Из этого странного мира высокотехнологичное будущее выглядит более чем туманно.

 
ВСЕ ФОТО: ЕЛЬДАР САРАХМАН, УП

"Ф-ф-фух – и ты в Нежине!"

– Обржн, двр зчняються, нстпна станція Брври, – говорит машинист словно в консервную банку, выдающую в эфир лишь часть звуков.

Эти объявления, которые захлебываются в скрипе динамиков, – пустая формальность. Большинство пассажиров курсируют по одному и тому же маршруту годами и вряд ли пропустят свою остановку даже в предельно сомнамбулическом состоянии. А впасть в него тут, в принципе, не так уж и сложно.

34-летний строитель Михаил Ющенко отправляется в путь каждый будний день на протяжении 16 лет. Ежедневно на дорогу из Нежина в Киев и обратно он тратит пять часов. Или 25 часов в неделю. Четверо суток в месяц. Полтора месяца в год.

 
34-летний строитель Михаил Ющенко отправляется в путь каждый будний день на протяжении 16 лет

Об этой убийственной арифметике он даже не задумывается. Для Ющенко электричка, как и для большинства пассажиров, стала практически вторым домом.

– А шо делать? – вопрошает мужчина, держа в руках пластиковый стаканчик с подозрительно прозрачной жидкостью. – Чего ездят в Киев яготинские, нежинские, белоцерковские? Нет возможности оплатить коммуналки. Вот и едут люди в столицу, шоб осталось шо-то ребенку, жене.

Михаил кусает "кустарный" бургер, купленный в недрах столичного ж/д вокзала, разнося по вагону запах лука. Когда разговор заходит о Hyperloop, Ющенко резвится, как ребенок.

– Ага, хотят эту трубу построить, ф-ф-фух – и ты уже в Нежине! – улыбается он. – Нормальная тема. Но билеты будут дорогие. Зарплаты нужно менять в стране.

– Пусть Илон МаКС построит трубу через Украину в Европу! – предлагает он, склоняя фамилию миллиардера на свой лад. – Я по телевизору слышал, что они еще не придумали, как тормозить. Нехай к нам обращаются. У нас есть крепкие ребята, лома ему вставят в колеса, и поезд остановится.

"Приспєшнікі стихії"

– Обржн, двр зчняються, нстпна станція Дмрка.

Этим вечером 19-летнему Александру Диденко досталось место у окна. Парень в красной кепке немного выбивается из общей картины. В его руках – не бутылка пива, а гелевая ручка и блокнот.

 
Диденко – художник-любитель и парикмахер. Пять раз в неделю ездит на курсы в Киев, чтобы остаться работать в столичном барбершопе. В Бобровице, небогатой на хипстеров, в этой сфере у него нет перспектив.

– Воняє, напльовано, грязно, – перечисляет он все "прелести" поездок из столицы в родные Бобровицы, но почему-то постоянно улыбается. – Електрички – це неповага до людей. Без бійок, без тьорок тут не буває.

Завсегдатаи могут в подробностях рассказать об эпической битве, случившейся как-то на маршруте. Помощник машиниста сделал замечание курильщикам. После того, как те не послушались, пришлось разгонять толпу, пустив в дело порошковый огнетушитель.

Но даже после столь яркой победы железнодорожников здесь по-прежнему безбожно курят.

Диденко – художник-любитель и парикмахер. Пять раз в неделю ездит на курсы в Киев, чтобы остаться работать в столичном барбершопе. В Бобровице, небогатой на хипстеров, в этой сфере у него нет перспектив.

– Коли не знаєш, що малювати, просто чьоркаєш стрічки, воно само виходить, – показывает он свои художества, немного смущаясь.

На этот раз у Александра выходит нечто демоническое. Рисунок гармонично дополняет мигающий в электричке свет.

 

– Навіть не знаю, як це назвати. Це схоже на Атронаха. Є різні Атронахи – води, вогню… Це пріспєшнікі стихії, – расшифровывает парень свое черно-белое видение.

О том, что Илон Маск поможет обуздать в Украине стихию дорожную, Александр не знает. Хотя о самом Маске наслышан: "Він – велика людина. Напевно, одна з найвеличніших, яку подарував нам світ".

Вникать в фантастические прожекты транспортного министерства не особо хочется и 41-летнему Сергею Костюку. Все, что ему нужно, здесь и сейчас, – отдохнуть после тяжелого дня.

– До столиці я вже дванадцять год катаюсь. Роблю грузчиком. Щоб отримати те, що в Києві, у Ніжині треба на двох роботах робить. Здоров’я на все не хватить. Коли їду додому, ні про що не думаю. Слухаю музику. Відключаюсь. По-другому мозги закіплять, правильно?

– За десять год нічого не змінилося, – продолжает он. – Люди понапиваються. Заходять малолєтки – стьокла в тамбурі полетіли. Часто буває, що дверей у туалеті немає. Якщо захотілось, ізвіняюсь, посс*ть, то нічого, а єслі по-большому – вже всьо! Шо хочеш, то й роби.

 

Исправительно-трудовые рейсы

– Обржн, двр зчняються, нстпна станція Смплки.

Ее глаза исполнены усталым блеском и бирюзовыми тенями на веках. Она показывает лак на ногтях, хранящий печать странствий. Валентина – проводница "Укрзализныци" с 26-летним стажем. Женщина возвращается домой в Носовку из рейса.

 
Валентина – проводница "Укрзализныци" с 26-летним стажем

– Я цими руками спочатку туалет мою, а потім людям треба чай давати, – расскрывает она неприглядную изнанку путешествий в поездах. – Наша желєзная дорога – убиточна, страшна, поскудна. Я роблю в ісправітєльно-трудовій колонії. Вони хочуть, щоб я з того вагона, який старіше за мене, зробила куклу.

Те, шо я стою в сажі, руки чорні, немита, – все це їм далеко по фен-шую. Шо я йду в своїй рубашці, шо я купляю собі галстук, шо я в пілотці должна стоять. І в кірзових чоботах 46-го розміру, які вони мені видали на всю жизнь.

– А как же реформы? – спрашиваем.

– Які реформи?! – издает она странный звук. – Ми, опше, дармова робоча сила. А туалет який? Боже! Корупція, корупція, корупція… Хами, нахали, сидять у кабінеті.

– Топим угльом, ми – первобитні люди, – проводница продолжает изливать душу соседкам, а заодно и всему вагону. – Я їзджу на Ізмаїл, це штрафбат. Заставляють робити те, шо я не должна робить. А платять нам бамбули.

– А про Hyperloop вам рассказывали? – интересуемся.

– Нічого не знаю. Нам сказали: "Стоять! Бояться!". Я на роботі – касір, прибиральник, кочегар. Не знаю, шо таке "Гіперлуп". Я стою в сажі, грязна, потна. Коли ми приїжджаємо, треба ще снаружи вагони мить, купать, дєлать вєтєр…

– Это же Илон Маск строит, да? – скромно подключается к беседе Жанна, женщина средних лет.

– Вот, молодежь в теме, а мы – нет! – радуется пенсионерка Людмила Яковлевна чужой осведомленности.

– Идея-то есть, но нужно техническую документацию разработать, – предлагает пенсионер, сидящий напротив.

– Да вообще-то говорят, что это – фейк, – успокаивает всех Жанна.

– Напридумывали слов, а сами не знают, что делать, – разочарованно ворчит пенсионер и продвигается к выходу.

 

Душ для бездомных

– Обржн, двр зчняються, нстпна станція Ббрвиці.

– Пиво, семечки, сухарики, орешки, – перекрикивает динамики продавец.

– Вы тут покатайтесь с 21-го по 23-е или в начале месяца – с 4-го по 7-е, – предлагает мужчина, играющий в "дурака" с двумя соседками. – Когда авансы и зарплаты выдают, веселье такое! С гитарами, баянами. Пьют много. А так, на сухую, не интересно.

 

На вопрос, как его зовут, пассажир отвечает "Николай Николаевич" и после мхатовской паузы добавляет: "Гоголь".

– Да ну?! Шутите?

– Я что – на клоуна похож? – говорит он обиженно и достает в подтверждение паспорт.

Николай Гоголь работает в Киеве водителем, а живет в Нежине.

 
Николай Гоголь работает в Киеве водителем, а живет в Нежине. К электричке уже привык. Иногда тут, бывает, так "жарят", что невозможно сидеть. Но в большинстве случаев зимой холодно. Двери не закрываются.

– Приходится ездить, – пожимает он плечами. – В Нежине особо делать нечего. К электричке уже привык. Иногда тут, бывает, так "жарят", что невозможно сидеть. Но в большинстве случаев зимой холодно. Двери не закрываются.

Те, кто пользуется таким транспортом каждый день, к неприглядному антуражу и неудобствам давно привыкли. Для многих альтернативы нет: это самый простой и дешевый способ добраться домой.

Удивительно, но среди спящих и уставших пассажиров часто встречаются искренние улыбки.

В середине вагона слышен смех вперемешку с хрустящими чипсами. Домой, в Носовку, вместе с подругой едет Наталья Золотарева, актриса Академического музыкально-драматического цыганского театра "Романс". В столице, помимо работы, у нее еще и учеба в университете культуры Поплавского.

На вопрос, откуда радужное настроение, Наталья продолжает есть чипсы, заливаясь смехом: "Якщо ми будемо їхати і плакать, то взагалі життя плачевне".

 
Наталья Золотарева, актриса Академического музыкально-драматического цыганского театра "Романс"

– Це ще нормально, – осматривает она вагон наметанным глазом. – Буває, людей заносять, виносять. Горить часто, ха-ха-ха! Бомжі сплять. Якось я їхала в останній електричці, вони там взагалі в послєднєму вагоні милися, ха-ха-ха, водою з бутилок.

– Мне тут нравится, – добавляет Раиса Ивановна, пожилая женщина в огромной меховой шапке. – Ничего плохого, все нормально. Быстро и недорого. Всего восемь гривен плачу. Ехать мне чуть больше часа, другого транспорта нет.

Раиса Ивановна работает терапевтом в столичной поликлинике. Чтобы добраться на работу, каждый день встает в 5:30 утра. Уже четыре года.

– Конечно, замучены тут люди, – отмечает она. – Мы тут отдыхаем. О, смотрите, – свет потух. Значит, мне скоро выходить, он на этом месте всегда пропадает.

"Союз Галактики Восстал!"

– Обржн, двр зчняються, нстпна станція Ніжн.

До конечной доезжает немного людей. Большинство вышли на промежуточных станциях, оставив свое тепло на сиденьях из поролона и дермантина.

Наступившим спокойствием сполна воспользовалась Лидия со своими друзьями, накрыв импровизированную "поляну".

 

На Лиде эффектная меховая шапка, подозрительно похожая на парик, шубка и бежевые сапожки. Во время ужина, в разговорах о состоянии ж/д транспорта, она выступает настоящим адвокатом электричек.

– Чисто не там, где убирают, а там, где не гадят, – философствует Лида. – Я сама проводницей работаю – убираю вагоны.

– Я как раз не скажу, что электрички изменились в худшую сторону, – женщина предлагает бутерброд с колбасой. – Посмотрите на сиденья. Раньше их обязательно нужно было порезать ножами. Автограф после себя оставить.

 
– Чисто не там, где убирают, а там, где не гадят, – философствует Лида. – Я сама проводницей работаю – убираю вагоны.

Мы стремимся к лучшему. Электрички – практически бесплатные. Из Киева в Нежин – 14 гривен. За границей такого нет. Я хожу в рейсы в Будапешт. Да, там чистота. Но и стоит та чистота не наши копейки.

 

Читайте також
Трамплін в порожнечу. Чому "золото" Абраменка може стати останнім для фристайлу
Папа замість Бандери. Як поляки України виживають між двома вітчизнами
Москалі проти Путіна. Як живе українське село з незручною назвою

Разговоры о Hyperloop и вообще скоростном транспорте наводят на проводницу Лиду экзистенциальную тревогу.

– Настолько нам комфортно и недорого домой добираться на электричках. Я боюсь, что их отменят, пустят эти скоростные поезда. Я их не хочу, честно говорю, – признается она, озираясь по сторонам.

Несмотря на всеобщее запустение, со смиренной улыбкой держит свой путь и пенсионерка Зинаида Нетупская. О состоянии дел в электричках она говорит с сожалением, но без особых эмоций: "Така антисанитария! Я даже не знаю, как рассказать. Зато дешево. Посмотрите, сколько стоит "Фундай" из Киева до Жмеринки – 100 гривен".

Старушка постепенно приободряется, когда речь заходит об Илоне Маске и новых возможностях.

– Илон Маск? – вначале переспрашивает она с недоверием. – А шо это такое?

После непродолжительных объяснений пенсионерка становится неожиданно разговорчивой.

Я могу, конечно, поверить. Сейчас время такое – можно верить. Сейчас много информации. Нужно дальше действовать, чтобы молодежь была готова принять новую информацию. Тогда будут продвигаться новые идеи. Пожилые люди тоже могут информацию принимать, передавать детям, внукам.

 

Очень скоро становится ясно, что частое употребление слова "информация" не случайно.

– Я могу вам дать кое-что, – заговорщицки подмигивает старушка. – Хотя нет, не могу так сразу, подождите…

Заметно волнуясь, она берет в руки старый мобильник.

– Алло, Владимир? – говорит Зинаида. – Я тут встретила двух хлопцев. Рассказала им о ситуации в стране. Могу передать им информацию?

Получив разрешение от невидимого наставника, пенсионерка роется в бауле и протягивает квадратные листочки с печатным текстом.

– Берите, ничего страшного, – успокаивает она. – Почитайте, передайте другим. А душа знает, принять или нет.

Странная листовка повествует о "Колобке по имени Ися" "Творении Высших Сил Любви и Добра". Колобок Ися защитит от любых земных катаклизмов, приведет жизнь в гармонию с мирозданием и избавит от боли, негатива и нечисти.

– Весь Космос На Защиту Встал, Союз Галактики Восстал! – говорится в напечатанном на бумажке стихотворении с пометкой: "Читать при всех стрессовых ситуациях".

– За такое не посадят, я думаю? – спрашивает с надеждой старушка и с чувством выполненного долга устремляет взгляд в обледенелое окно.

powered by lun.ua