Сон "розіпнутих хлопчиків", або Машина інформаційної війни

Андрій ДемартіноАндрей Демартино
колаж: Андрій Калістратенко
13834 перегляди
Неділя, 3 лютого 2019, 06:00

Сомнения – самая действенная угроза, работающая с усердием и постоянством злокозненного вируса, подтачивающего иммунную систему.

"Евробляхи военным", "призывников на фронт", "выезд закрыть", и кто-то сказал, что "русский язык запретят", а "церкви заберут". Разве не правда? Странно, но кто же его точно знает…

В таких случаях кажется, что чадящий соляркой танк с русским триколором под окном – меньшее зло, чем медленное отравление "информационной радиацией". Видимая опасность мобилизует, а невидимая – разлагает.

Стоит ли удивляться, что на пятом году войны украинцы более всего ценят в россиянах открытость и гостеприимство (!), а украинцы в восприятии россиян ассоциируются с хитростью и лицемерием. Возникает вопрос: какое общество более нездорово при подобной ценностной асимметрии?

Возможно, посмеявшись и самоуспокоившись от нелепости "распятых мальчиков", как-то неудобно признаться в отвлечении на ложные цели?

Иначе трудно объяснить, почему практически половина украинцев признаются в своём хорошем отношении к России. Сложно понять, какие позитивные изменения ощутили на себе 48% наших граждан со стороны РФ в 2018 году, чтобы забыть о Крыме и военных сводках с Востока.

Украинцы, конечно, известные пацифисты, но самбулическое состояние готовности подставить обе щеки вызывает тревогу.

Конечно, можно искать причины в темных водах подсознательного, но честнее согласиться с неудобным фактом эффективности российской пропаганды и попытаться понять, что же её делает столь действенной.

60 миллионов ресурсов в режиме онлайн

В 2011 году в начальственных кремлёвских кабинетах устанавливают последнее слово российской IT-индустрии – программу "Призма", позволяющую отслеживать активность 60 млн аккаунтов, сайтов и блогов.

В этом же году разбивается 11 российских самолётов, в авиакатастрофе гибнет хоккейная команда "Локомотив", с двумястами пассажирами на борту идёт ко дну теплоход "Булгария".

Ситуация в координатах российских приоритетов ничем не выдающаяся, когда новейшие разработки используются для приумножения власти, а не сохранения жизней. А поскольку "крупнейшей геополитической катастрофы 20-го века" не могло произойти без информационных злокозней Запада – "не дадим повторить".

И пусть нет индустриально-космических достижений масштабов "сделано в СССР", но в сфере информационного влияния Россия осуществила свой неожиданный прорыв.

В обратном случае, придётся согласиться с объективностью первого места Путина в рейтинге "Forbes" как самого влиятельного человека в мире, при российском бюджете, равном доходам небольшого американского штата.

Отравление хэштегом

Но создание оружия "информационного возмездия" ставило перед Кремлем непростую задачу получения конкурентных преимуществ в условиях общего технологического отставания. И решение было найдено.

В первую очередь необходимо максимально снизить планку допустимого, снять ограничения и запреты. Это приблизительно, как боксировать с партнёром, который может пырнуть ножом или ударить кастетом.

Можно взламывать сайт ЦИКа и парализовать работу украинской энергосистемы.

Срывать мобилизацию и распространять панические настроения.

Проводить психологические операции по аннексии целого региона.

Искусственно разогревать гомофобские и расистские настроения в США.

Анонимно поддерживать ультраправых во Франции и Германии.

От имени англичан агитировать за выход Британии из ЕС.

Годами пичкать потребителя фейковыми новостями, создавать целые сети фальшивых аккаунтов и провоцировать межнациональное противостояние.

Loading...

Согласитесь, что весьма трудно представить вероятность обратной ситуации, при которой французские или американские "сетевые армии" ведут неустанную подрывную работу по отделению от России, допустим, Татарстана или Дальнего Востока. Создают в онлайне сепаратистские группы, сайты, инициируют акции протеста, распространяют "автономистские" ролики.

Война – везде

Ещё одной особенностью "wunderwaffe.ru" стало превращение всего доступного географического пространства в поле непрекращающегося конфликта.

Революционные технические достижения сделали реальностью мечты российских генералов о войне нон-стоп с возможностью доступа к любой точке мира, группе людей или отдельному человеку.

Полное стирание границ между войной и миром. Все виды СМИ становятся оружием. Россия начинает находиться там, где устанавливается сервер, передающий интересующий её трафик.

"Невежливые зелёные байты" через неосторожно загруженные приложения соберут информацию, предложат группу, подбросят новости и ненавязчиво подскажут, какое ваше мнение будет считаться общественно полезным.

"И пока там, на Западе, будут стучать машины созидания, у нас от края и до края страны будут стучать пулемёты" – все, как и предполагал Михаил Булгаков. Информационные пулемёты застучали.

Преступление без наказания

И вся эта необъявленная война происходит практически в идеальных для нападающей стороны условиях отсутствия юридически обязывающих ограничений, анонимной безнаказанности и, как следствие, – ощущение полной вседозволенности.

Когда международное право не успевает за новым технологическим укладом.

Могут ли квалифицировать кибератаку как враждебное нападение, которое даёт право государству на самооборону? Если да, то куда следовало посылать украинские бомбардировщики в случае с применением вируса Petyа? А если это была частная инициатива, а не акт государственной агрессии?

Как юридически зафиксировать кибернападение, когда ваши границы не прорывают бронеколонны под вражеским флагом? И подобных вопросов, остающихся без ясного ответа, длинный ряд, теряющийся за горизонтом.

Синхронизация

Ещё больше ситуация осложняется при необходимости противостояния противнику, у которого полностью синхронизированы все структуры, привлечённые к выполнению внешнеполитических информационных задач.

Когда политические решения, принятые на уровне президента и Совета безопасности РФ, реализуются в системе единого механизма Министерством обороны, МИД, ФСБ, СВР и иноязычными СМИ, финансируемыми из федерального бюджета.

Только представить, как было бы удобно, если бы украинское Министерство информации могло определять редакционную политику, допустим, "1+1", отечественные олигархи по сигналу Банковой запускали в работу "армии ботов", а киберподразделения спецслужб синхронно с нанятыми "полукриминальными хакерами" "досили" вероятного противника.

И ко всему этому, Силы специальных операций ждали сигнала десантирования для защиты прав и свобод "украинских соотечественников" Кубани и Зелёного Клина.

Парадокс ситуации в том, что создание единой системы информационного противостояния для защиты демократии несёт угрозы самой демократии.

Поэтому в США пошли путём строительства независимых подсистем, охватывающих одну из сфер – психологическую или кибернетическую. Насколько это оказалось эффективным, лучше спросить у американского разведсообщества, прозевавшего не один год строившуюся русскую сеть цифрового влияния.

Устойчивость в разнообразии

У китайцев исторически сложившееся чутье на глобальный тренд будущего. Наверное, поэтому им можно отдать приз за лучшее определение характера грядущих конфликтов как "информатизированной локальной войны".

Однако, учитывая, что китайская стратегия была написана в 2015 году, будущее наступило раньше, чем его ожидали. Только из локальной информационная война превратилась в глобальную, требующую все убыстряющихся темпов принятия решений.

В поиске эффективных путей противодействия слаженной авторитарной машине один из выходов – не в централизации, а в усилении разнообразия. Чем больше автономных систем – от общественных, медийных до технологических, – тем выше устойчивость, и дороже цена агрессии.

Куба, имеющая ограниченное количество точек доступа к интернету, представляет собой значительно более сложный объект для нападения.

Территории, финансово и административно подчинённые губернскому центру, более уязвимы перед внешними операциями влияния, чем самодостаточные ОТГ.

Меньше ведомств – больше идей и площадок взаимодействия между креативным классом и структурами власти. И, в конце концов, если кибероружие – это оружие слабого против сильного, то чем это не украинский вариант?

Медвежья берлога – объект, хоть и потенциально опасный, но весьма уязвимый. Гораздо тяжелее бороться с ульем.

Андрей Демартино, специально для УП



powered by lun.ua
Овідій, Пушкін і вбивці Христа. Легенди і факти Білгород-Дністровської фортеці
Ринок землі. Скільки коштує Україні неефективна робота Держгеокадастру
"Земля надихає": як дизайнери зі всього світу знайомилися із українською культурою
Пані Удача
Усі публікації