Підозрілий президент

Субота, 25 грудня 2021, 05:30
Колаж: Андрій Калістратенко

Украина привыкла гордиться тем, что за годы независимости у нее было шесть президентов, пять из которых могут позировать на совместных фото.

Впрочем, есть риск, что эту формулу придется переделывать. Подозрение в госизмене в адрес Петра Порошенко вполне способно превратиться в бумеранг. С траекторией которого доведется знакомиться уже Владимиру Зеленскому. 

Тема госизмены может быть поводом для троллинга в новогоднем телеобращении, но на этом ее достоинства заканчиваются.

Какая бы судьба не постигла это обвинение – оно явно будет определять следующие два года каденции Владимира Зеленского. Причем, явно больше, чем думает он сам. К большому сожалению для страны. 

Пятый или седьмой

Шестой президент сам обрек себя на параллели с четвертым. Уголовное дело против обладателя второго рейтинга в стране прежде заводил лишь Виктор Янукович.

Тюремное заключение Юлии Тимошенко стало главной преградой на пути подписания соглашения об Ассоциации с ЕС.

Весь 2013-й год европейцы уговаривали официальный Киев выпустить главу оппозиции из колонии. Но Виктор Янукович был непреклонен, отказался отпускать Тимошенко в Германию – и в итоге сам переехал в Ростов. 

Дело против Порошенко рискует стать аналогичным шпагатом уже для Зеленского. Если главе государства удастся повторить достижение Януковича, то вряд ли с судебным приговором согласятся симпатики пятого президента.

Дискуссия "как защититься от России" рискует смениться разговором о том, как не превратиться в Россию. Политика снова может выплеснуться из кабинетов на улицы. Если бы Зеленский был на Майдане – он мог бы этот момент учесть. Но его там не было. 

Вдобавок, обвинение в госизмене в адрес пятого президента страны делает его ключевым оппонентом для действующего главы государства.

По сути на выборах у нас возникнет ситуация референдума, на котором каждому придется оценивать не фигуру Владимира Зеленского, а справедливость обвинений в адрес его предшественника.

В 2024 году украинцам придется выбирать не будущего президента страны, а определяться с тем, есть ли в стране политические репрессии или их нет. 

Процесс над прошлым

Экс-президенты в разных странах нередко становятся фигурантами уголовных дел. Но между "злоупотреблением властью" и "государственной изменой" есть существенная разница.

Второе куда меньше тянет на "правовую оценку" и куда больше – на политическую. Дело не только в том, что доказать госизмену в суде довольно непросто.

Дело еще и в том, что такое обвинение ставит под вопрос легитимность всего, что было сделано во время каденции обвиняемого. 

Получается, что отражение агрессии, декоммунизация, обретение Томоса и многое другое стали результатом правления государственного изменника.

Сама постановка вопроса делает ценность всего достигнутого – минимальной.

Владимир Зеленский может думать, что судебный приговор будет касаться конкретного человека, но в глазах очень многих этот процесс поставит под сомнение весь период жизни страны с 2014 по 2019-й. 

Если учесть, что доверие к судам в Украине минимальное, то любое решение будет бить по действующему главе государства.

Если дело развалится – скажут о том, что власть настолько слаба, что не смогла довести начатое до конца.

Если огласят приговор – то исполнительную власть обвинят в сговоре с судебной. Ни один из вариантов не закроет политический гештальт. Скорее наоборот. 

Судя по тому, что назначенная президентом генпрокурор нашла повод не подписывать подозрение Петру Порошенко – окружение Зеленского отлично понимает риски этой ситуации.

Судя по тому, что подозрение все-таки было подписано – самому Зеленскому об этих рисках никто не решается рассказать. 

Читайте также: Тысячеликий президент

Государство – это я?

Власть обрекает своего носителя на близорукость. Вместо того, чтобы искать реальный корень проблемы – возникает соблазн найти зло и дать ему имя. 

Мы наблюдаем это на примере соседей. Белорусский диктатор винит в протестах запад и бросает в тюрьмы несогласных. Российский – твердит о "цветных революциях" и обвиняет Вашингтон в покушении на свою "зону влияния".

Лукашенко никогда не признает, что его страна попросту от него устала. Путин никогда не согласится с тем, что соседние страны могут иметь право самостоятельно определять свое будущее. 

Последние заявления Владимира Зеленского заставляют думать, что этот же вирус мог пробраться и на Банковую. "Офшорные" расследования и протестные настроения объявляются делом рук предшественника.

Вся сложность политической реальности упрощается до черно-белой палитры. У зла есть имя и это имя – Петр Порошенко. 

Подобный подход не сулит ничего хорошего. Он создает пространство вполне ощутимых рисков. У власти есть соблазн объявить любое расследование – происками, любую критику – инсинуациями, а любое сомнение – неблагонадежностью.

Коль скоро любое несогласие – дело рук врага, то нет смысла проводить работу над ошибками. Коль скоро любая критика – это атака, то с ней можно и нужно бороться. В том числе самыми неконвенционными методами. "Кто не с нами, тот против нас". 

Но в том и штука, что подобная оптика лишь отдаляет главу государства от реальности. Потому что проблемы в экономике, ошибки чиновников и эмоции избирателей никто не отменял.

Рано или поздно метод перекладывания вины попросту перестает работать. А амплуа "нового лица" вряд ли можно считать многоразовым.

Если посвятить каденцию борьбе с предшественниками, то велик шанс, что на следующих выборах предшественником станешь уже ты сам. "Здравствуйте, меня зовут Пандора и сегодня у нас видео с распаковкой". 

Добро пожаловать в 2022-й. 

Павел Казарин



powered by lun.ua
Головне на Українській правді