Морське піратство: чи є проблема для України?

Четвер, 04 листопада 2010, 15:43

Еще раз поднять тему такого экзотического преступления, как морское пиратство, меня заставил последний захват и счастливое освобождение суден "Lugela" и "Beluga Fortune" с украинским экипажем. В этот раз пираты ушли "ни с чем", решив, видимо, не связываться с командой, которая предусмотрительно забаррикадировалась в машинном отделении.

В этот раз такой, весьма своеобразный, способ защиты от морских разбойников сработал.

А завтра?!..

Завтра пираты попробуют силой достать экипаж. Или просто потопят судно. И новые человеческие жертвы лягут неизгладимым пятном на репутацию мирового сообщества, которое не в состоянии справиться с проблемой морского пиратства.

О масштабах проблемы говорят такие цифры. По данным Международного морского бюро, только в 2009 году в мире произошло 406 пиратских захватов суден с 1052 членами команд на борту. За первый квартал 2010-го года - 67, полностью за год статистика пока отсутствует. Восемь моряков были убиты и 68 получили ранения. 217 попыток захвата предприняли сомалийские пираты.

Экономические потери от морского пиратства исчисляются миллиардами долларов. Сюда входят и суммы выкупов, страховка, простой судна и утрата груза и так далее.

Это в мировых масштабах. Что же для Украины?

Для нашей страны проблема просто громадная. Тысячи экипажей, состоящие из наших с вами соотечественников, бороздят воды мирового океана на иностранных суднах. Шанс попасть в руки к пиратам у украинцев, пожалуй, наибольший, чем у представителей других народов.

И дело совсем не в нашей уникальности. Как раз наоборот. Сотни тысяч украинцев, получив отменное судоходное образование в наших ВУЗах, не имеют возможности устроиться на работу по специальности в Украине. Работа на иностранных судах - это единственная возможность прокормить свои семьи.

Таким образом, именно наши соотечественники представлены в основной массе в мировом судоходстве. Соответственно, именно они и являются "группой риска".

В 2005 году мне посчастливилось стать одним из участников операции по освобождению из пиратского плена судна "Панагия" с 22-мя украинцами на борту. На тот момент это был первый в истории независимой Украины резонансный захват морскими пиратами в заложники экипажа, который состоял исключительно из граждан нашего государства.

Что же изменилось с того времени в правовом и организационном плане для решения проблемы пиратства - и в мире, и в Украине? И какие рекомендации можно было бы сделать, исходя из собственного опыта освобождения судна?

Попробуем смоделировать основные направления работы по борьбе с пиратами.

1. Опыт успешного освобождения моряков судна "Панагия" позволяет сделать вывод, что для адекватного реагирования на захваты важна, прежде всего, координация и централизация усилий государственных органов в сфере борьбы с морским пиратством. При этом указанный механизм должен работать на постоянной основе, а не только во время очередного захвата.

В случае с освобождением "Панагии" упомянутый механизм удалось наладить в "ручном режиме", во многом благодаря личной роли и влиянию тогдашнего секретаря Совета национальной безопасности и обороны Анатолия Кинаха и руководству аппарата СНБО. Речь идет, прежде всего, о получении необходимой информации от основных государственных органов Украины - Службы безопасности, внешней разведки, Главного управления разведки МО, Минтранса.

2. Налаживание необходимых информационных потоков - основа удачного освобождения моряков. И будет неправильным говорить о том, что государство не должно участвовать в подготовке и процессе переговоров с пиратами, как заявляют отдельные политики. Такое участие обязательно должно быть. Однако оно должно сводиться не к сбору денег, как этот пытаются представить некоторые эксперты, а к содействию решению главной задачи - освобождению граждан Украины. Не это ли основная функция государства?

3. Личный опыт проведения самой операции по освобождению дает также основание заключить, что успех во многом зависит от четко спланированной работы с родственниками захваченных моряков.

Отсутствие надлежащего информирования родственников о ходе переговоров, отсутствие целенаправленной психологической работы с ними - приводят, в частности, к обоснованным с их стороны акциям протеста и заявлениям о бездействии власти.

При этом абсолютно понятной и оправданной является их реакция. Ведь в условиях, когда судовладельцу выгоднее не вести изнурительные переговоры с пиратами, а "забыть" об экипаже и судне и получить страховку, отсутствие какой-либо информации порождает слухи и панику.

4. Отдельного внимания заслуживает роль средств массовой информации. Опыт вызволения судна "Панагия" ярко демонстрирует определенную деструктивную роль отдельных представителей СМИ в проблеме освобождения заложников. К сожалению, в погоне за "горячей новостью" отдельные журналисты допускают некорректные формулировки и перекручивание фактов. А это дезорганизует переговорный процесс.

Приведу один пример.

В середине ноября 2005 года, когда процесс "устыковывания" с пиратами суммы выкупа за судно "Панагия" фактически завершился (а это именно долговременный "процесс" для мусульман-пиратов), в одной из украинских газет выходит сообщение следующего содержания, привожу в сокращенном виде: "Пиратами захвачено судно "Панагия". Государственные органы не проводят никакой работы. Судовладелец планирует передать пиратам 700 тысяч долларов США". Обозначенное сообщение ретранслируется BBC Somalia. После чего пираты, ссылаясь на обман с суммой выкупа с нашей стороны, запугивают капитана судна расстрелом и прекращают переговоры на неделю.

Через неделю переговорный процесс начинается с чистого листа...

Указанный пример не говорит о том, что СМИ категорически нельзя допускать к переговорному процессу. Однако важно замкнуть информационные потоки на первоисточник - группу по освобождению. Еще хочу отметить психологический подход к решению проблемы. Большинство журналистов, в случае правильной аргументации со стороны уполномоченного на общение со СМИ представителя, послушаются обоснованного совета не публиковать "сенсационную информацию", поскольку сами являются родителями и понимают, что такое подвергать опасности собственных детей.

Однако все, что было сказано, касается действий исключительно в случае, когда сам захват судна уже произошел.

Это - важные составляющие механизма борьбы с пиратством, однако, далеко не главные. Усилия власти, на мой взгляд, должны быть направлены в большей степени на проведение плановой работы по предотвращению пиратских захватов.

В борьбе с пиратством роль государства Украина должна сводиться к совместным международно-правовым усилиям с ведущими государствами мира. Однако, к сожалению, усилия самого мирового сообщества во многом направлены не на ликвидацию причины пиратства в Сомали как такового, а на борьбу с последствиями в виде захватов суден.

Исходя из определенного опыта изучения проблемы морского пиратства, возьму на себя смелость сделать вывод: первоосновой является урегулирование ситуации в Сомали. Страна пребывает в состоянии гуманитарной катастрофы, поэтому население с целью выживания вынуждено заниматься пиратским промыслом. Это глобальный уровень проблемы, находящийся в компетенции Совета безопасности ООН.

Так почему бы Украине не стать если не инициатором процесса восстановления порядка в Сомали, то хотя бы активным его участником?

Максим Будаков, кандидат юридических наук, специально для УП



powered by lun.ua

Аукціон з продажу заводу. Чи стане приватизація для "Більшовика" новим "народженням"?

Як 200 років російської пропаганди вбили багатовікову спільну історію українців та кримських татар

Трастові фонди. Шанс на майбутнє

Кому з аграріїв не пощастить з податками

Амбітні цілі для країни – як зробити ВВП України в 1 трильйон?

"Окремою темою цієї війни могли б йти долі тварин"