Інвестуйте у довіру!

8 переглядів
Понеділок, 18 квітня 2011, 12:56
Олександр Фельдман
обирався як народний депутат України від БЮТ, нині - член Партії регіонів

Многие считают, что защита прав национально-культурных меньшинств, налаживание диалога между представителями различных религий, противодействие проявлениям нетерпимости и так далее является либо уделом самих потерпевших и сочувствующих, либо бизнесом корыстных "грантоедов", либо занятием для чудаков, которым некуда больше тратить время и деньги.

Большинство людей уверены, что только после решения социально-экономических проблем можно будет ставить вопрос о росте взаимопонимания, толерантности и доверия в обществе. В том смысле, что только сытый человек может быть человечным…

Не берусь оспаривать значимость социально-экономического "базиса", но хочу обратить внимание на важность нематериальных факторов развития общества. Это позволит прояснить мотивацию многих людей к благотворительной, правозащитной и гражданской деятельности, а также даст возможность адекватно оценить их вклад в развитие Украины.

Важнейшими из нематериальных категорий развития любого общества являются доверие, взаимопонимание, толерантность. Если разобраться, эти категории являются сугубо прикладными, а их утилитарный смысл еще не оценен в полной мере.

Доверие — это добровольно принятые на себя взаимные обязательства. Люди начинают доверять другим только тогда, когда между ними есть взаимопонимание, то есть когда человек уверен, что его понимают, уважают, не обманывают и наделяют встречным кредитом доверия.

Без толерантности невозможно взаимопонимание, невозможно стать ни субъектом, ни объектом доверия. Чем шире круг толерантности и взаимоуважения – тем шире и сильнее доверие.

Без этого нематериального фундамента невозможно построить ни нормального общества, ни эффективного государства, ни развитой экономики.

Еще 50 лет назад представители постклассического направления экономической мысли пришли к выводу, что в обществах, основанных на доверии, уровень развития и благосостояния выше, чем в обществах с низким уровнем доверия.

Причина заключается в том, что в обществах доверия между людьми существует устоявшийся консенсус относительно правил игры, то есть существуют соблюдаемые законы и эффективно работающие институты, позволяющие решать стандартные жизненные задачи без налаживания личных взаимоотношений по любому возникающему поводу.

Для того, чтобы человека нормально полечили в больнице – не нужно быть родственником главврача, не нужно думать кому бы еще заплатить, чтобы не поставили неверный диагноз или не прописали бесполезное лекарство.

Поскольку повседневные проблемы в обществах, основанных на доверии, решаются на основе самоорганизации, самоуправления и рационального экономического выбора, то основной массив государственных институтов сосредотачивается на верхних, государственных уровнях жизнедеятельности, на которых решаются сложные задачи, связанные с управлением развитием, национальной стратегией, повышением качества жизни и тому подобное.

Собственно политический процесс в таких обществах сосредоточен вокруг местных повесток (в каком районе лучше строить дорогу или бассейн) и вокруг глобальных вопросов (запрещать или разрешать аборты, развивать космические программы или увеличивать ассигнования на образование).

В таких обществах на это всегда есть деньги, поскольку люди более охотно создают личные накопления, попадающие на фондовый рынок, в банковскую систему или в реальный сектор. Общество доверия, таким образом, создает экономику доверия и легитимирует государство в целом.

На отсутствие доверия, общество реагирует двояко.

С одной стороны, доверие переносится вовне – люди начинают доверять иностранным валютам, банкам, лидерам, роддомам, школам, университетам, врачам и так далее.

А с другой, доверие "сворачивается" внутрь – на место формальных норм и механизмов приходят неформальные – блат, коррупция, землячества, кумовство, неписанные нормы поведения, понятия, круговая порука, система опознавания "свой-чужой".

Такое явление как оргпреступность – это квинтэссенция и главный продукт конкуренции в условиях неработающих формальных норм и государственных институтов.

Фукуяма говорил, что в странах с низким уровнем доверия, таких как "Россия и некоторые другие бывшие коммунистические страны, ... нередко наиболее крепкими сообществами оказываются преступные группировки".

А также: "в России и Украине частные компании, как и политические партии, либо очень слабы, либо вообще отсутствуют, а в период выборов обозначаются лишь крайние, взаимопротивоположные позиции, связанные с личностями, а не четкими политическими программами".

Поскольку в обществе недоверия люди не могут договориться об общих правилах игры, то они вынуждены компенсировать их отсутствие личными взаимоотношениями и взаимодействием в рамках неформальных институтов.

Правящие элиты отвечают на это попытками установления патерналистских режимов, связывающих своих граждан жесткими обязанностями.

Из-за неэффективности и невостребованности права, на первое место в шкале ценностей такого общества приходит архаичный "культ справедливости", но поскольку формальные регуляторы справедливости тоже не могут существовать без доверия – поклонение этому культу приводит к еще большей несправедливости, имущественному расслоению, нарушению прав и свобод, дискриминации.

Такие политические режимы оказываются неустойчивыми и часто насквозь коррумпированными.

Избиратель в обществе недоверия воспринимает экономическую конкуренцию как вредную, а демократию, как "бесхребетную" и неспособную повысить благосостояние широких масс.

Недоверие в обществе приводит к формированию соответствующей экономики. Государство, корпорации и отдельные индивиды вынуждены тратить большое количество средств на компенсацию дефицита доверия.

Колоссальные объемы государственных средств, вместо образования и здравоохранения, идут на финансирование аппарата мониторинга, принуждения и "исправления личности". Корпорации тратят огромное количество средств на содержание юристов, специалистов по безопасности, коррупцию, защиту от коррупции и всевозможных рейдеров.

Человек часто становится жертвой коррумпированных чиновников и бандитов, он также вынужден дважды платить буквально за все и постоянно прибегать к услугам нотариусов, юристов, консультантов и охранников.

Экономика недоверия постоянно самовоспроизводится, без оглядки на динамику ВВП и состояние базовых отраслей, а кризисы и катаклизмы действуют на нее не угнетающе, а стимулирующе.

Понятно, что самоуправление и самоорганизация тоже не могут работать без доверия. Поскольку жить в такой атмосфере недоверия трудно, то люди начинают дистанцироваться друг от друга, обособляться в политической, экономической и гражданской сфере, вызывая атрофию легальных общественных и государственных институтов. Круг замыкается…

Теперь несколько принципиальных выводов.

Вывод первый – доверие не может являться результатом специальных реформ и итогом избирательных кампаний. Оно является исключительно продуктом каждодневной индивидуальной работы и формируется на основе толерантности, доброжелательности, взаимоуважения, добровольно взятых на себя и исполненных обязательствах.

Вывод второй – низкий уровень доверия к государству и его представителям – это не причина недоверия в обществе, а его следствие. Говоря другими словами, наши политические антипатии – это результат нашей неспособности договариваться друг с другом. Ничего не изменится в лучшую сторону, пока мы сами не научимся жить по цивилизованным правилам.

Вывод третий – без социальных инноваций, результатом которых станет рост доверия в обществе, любые нововведения в промышленности, инфраструктуре, строительстве и прочее не дадут желаемого эффекта. Люди будут с удовольствием пользоваться ими, но при этом каждый день будут жить так, как будто они туристы, приехавшие в чужую страну.

Вывод четвертый – наиболее рентабельной и стратегически верной инвестицией для любого бизнеса в Украине является именно доверие, а не газ, земля и полезные ископаемые.

Вывод пятый – будучи добрыми, участливыми, честными и толерантными – каждый из нас неоценимо помогает себе и обществу в целом.

Александр Фельдман, народный депутат Украины (фракция ПР), для УП



powered by lun.ua
Психологічний аналіз публічних заяв Зеленського про США: страх або стратегія?
Зеленський намагається догодити всім – і США, і ЄС, тому використовує низку маніпулятивних прийомів і добре продуману стратегію. (рос.)
Що спільного у Тома Круза та Валерія Хорошковського?
Якщо Хорошковський співпрацює з Банковою і Зеленським як розробник чи консультант – це тривожний сигнал.
5 книг, які допоможуть вам налаштувати свої інформаційні фільтри
З переходом до цифрової епохи потік інформації, який ми щодня переварюємо, зріс у рази.
Марафон Зеленського як Зе!технологія
14-годинним марафоном 10-го жовтня Зеленський і Ко досягнули основної мети – рейтинг не просяде до весни. А там – місцеві вибори, і заберуть всю владу.
Формула Артаферна. Дипломатична помилка, що змінила хід грецької історії
У Давньої Греції теж був східний сусід. Великий і озброєний до зубів. З яким легко було домовитися про підтримку. Але якою ціною?
Прес-марафон від Зе: показуха чи необхідність?
Зе!команда встигла сформувати певне ставлення до незручних запитань. І це зовсім не ефективна тенденція, яка, зрозуміло, не додає плюсів до образу президента Зеленського як впевненої та відкритої персони. 
Російська мертва петля с крутим піке в енергетиці України
Верховна Рада відкрила імпорт електроенергії з Росії. Це руйнівне рішення для енергетичної безпеки України.