День Гніву 2.0, made in Ukraine

8 переглядів
Вівторок, 17 травня 2011, 18:48
Олександр Щербаков

Посвящается тем, кто верит, будто революции на Ближнем Востоке сделали социальные сети. 

Особенности образной визуализации революций на Ближнем Востоке расшевелили воображение сотен или даже тысяч сетевых авторов. Появилась масса статей и заметок с замысловатыми названиями вроде "Революция пройдет в Twitter'е!" или "Социальные сети свергают диктаторов!". Аналогичные материалы не раз публиковались и на УП

Авторы всех этих статей одновременно и правы, и неправы. 

Правы в описании возможностей и потенциала социальных сетей. Неправы в преувеличении их значения как самостоятельной движущей силы политических преобразований. Выдавать желаемое за действительное – опасное мероприятие. Особенно, если делаешь какой-либо прогноз. 

14 мая поклонники Всемогущих Социальных Сетей имели возможность наблюдать их реальную значимость на примере всеукраинского "Дня гнева". Ситуация более чем показательная. Вроде бы и повод есть, и кое-какая организация, и название удачное. 

Тем не менее, результаты говорят сами за себя. 

Facebook 

Создано открытое мероприятие "День Гніву". По состоянию на понедельник, 16 мая – 1380 пользователей подтвердили свое участие (автор был в их числе, на всякий случай), 814 – "возможно пойдут", 5607 не дали ответа, 944 заявили, что не пойдут. 

 

На скриншоте видно, что пригласили Бориса Колесникова. Может быть, зовут посочувствовать, но, скорее, просто попал под массовую рассылку. 

Активность коммуникации тоже оставляет желать лучшего. Максимальное количество Like'ов – 11. И то в сообщении Данилюка о том, что акция переносится "на завтра". 

ВКонтакте 

Тоже есть встреча "День гнева". Подписалось 1704 участника. Есть еще несколько схожих мероприятий общим числом чуть более 3000 участников. Правда, тут могут быть повторы. С коммуникацией – аналогичные проблемы. 

 

На Twitter организаторы акции не ссылались. 

В итоге, если верить СМИ, на акцию пришли не то 500, не то 600 человек. А осталось вообще меньше 50. Вот вам и революционные социальные сети. 

Просто сидя в "уютной жежешечке", в стильном, гламурном "фейсе", слушая музыку и посматривая нелегальный контент "ВКонтакте", с клавиатурой в руках или без клавиатуры в руках – никакой революции не сделаешь.

Потому что социальные сети – это не что иное, как канал коммуникации. Это инструмент. Разумеется, со своими особенностями взаимодействия с читателем, методами распространения информации и так далее. Но – инструмент. 

Простая аналогия – первобытный культ поклонения огню. Как только научился его воспроизводить – всякая мистика моментально исчезла. 

По всем законам жанра интернет для оппозиции должен ближе, чем дом родной. Во всем мире это важнейший для нее канал коммуникации. Власти же он, наоборот, неинтересен. 

Но даже при всех многочисленных жалобах на цензуру традиционных СМИ, наша оппозиция не рвется в Сеть, не дотягивает до высокого статуса 2.0. 

Почему? 

Объяснить это можно одним удачным примером. На сайте одного из маркетинговых агентств есть блестящая фраза: "Мы не будем с Вами работать, если Вы продаете плохой товар". Что предлагает оппозиция? Какой "товар" она пытается продать? Как минимум не тот, на который рассчитывают образованные украинцы от 16 до 25 – наиболее частые пользователи социальных сетей. 

P.S. Кстати, Юлия Тимошенко располагает немалой "армией" подписчиков в Твиттере – более 16 тысяч. Аудитория солидная. Интересно, сколько бы откликнулось на ее призыв присоединиться к акции "День гнева"?..

Почему она этого не сделала – другой вопрос. 

Александр Щербаков, специально для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.