Суд присяжних

63 перегляди
Неділя, 29 травня 2011, 19:16
Олександр Мучник
Інститут демократії та прав людини, заслужений юрист України

В последнее время ряд украинских привлек наше внимание к одному из самых знаменитых достижений реформ русского царя Александра II – суду присяжных.

Учрежденный 20 ноября 1864 года, этот суд изменил страну. Выскажу неортодоксальную точку зрения: не со знаменитого Манифеста "Об усовершенствовании государственного порядка" от 17 октября 1905, а именно с момента введения суда присяжных Российская империя, по сути, стала конституционной монархией.

Суд присяжных ограничил власть самодержца и, тем самым, заложил основы для построения правовой державы, непременным условием которой является справедливое правосудие. И наиболее громкие дела этого суда: Веры Засулич и Менделя Бейлиса – ярчайшее тому подтверждение.

Что же такое суд присяжных? Почему вдруг о нём заговорили современные украинские политики, которые, пребывая у кормила власти, явно не озабочивались им ранее?

Ведь статьи 124, 127, 129 Конституции, где упомянут суд присяжных, действуют на территории нашей державы с июня 1996.

Почему же именно сейчас суд присяжных обрёл такую актуальность? На мой взгляд, причина в том, что суд присяжных ограничивает любую власть правами человека.

Следовательно, пока некто у власти, права человека и, соответственно, суд присяжных его не интересуют. Такой интерес резко просыпается, когда этот некто нежданно-негаданно низвергается с властного Олимпа на скамью подсудимых. И тут остается только сожалеть, что такой суд не был создан своевременно.

Представляется, что политики должны сопереживать беде других, когда они у власти, а не делать политику из своей беды, когда они этой власти лишились.

Настораживает и то, что ни одна международная правозащитная институция ранее не проявляла свою озабоченность отсутствием в Украине суда присяжных, осуществляя при этом индивидуальную защиту опальных политиков в избирательном порядке.

А как же права всех остальных безвестных граждан Украины? Они не нуждаются в справедливом правосудии? Разве такая политика не является нарушением права на равную защиту, предусмотренного Всеобщей декларацией прав человека?

В державе, где господствует традиция уничтожать политических оппонентов, суд присяжных явно не ко двору.

Традиция сия имеет большевистские корни, о чём весьма красноречиво поведала в своей книге "Сколько стоит человек" Евфросиния Керсновская. Она приводит трагический эпизод из своей жизни, в результате которого чуть не лишилась отца, известного одесского правоведа-криминалиста.

"Шел девятнадцатый – кровавый и необъяснимый по своей жестокости год. Таким он запечатлелся в моей детской памяти, что вовсе не похоже на ту стройную картину становления советской власти, которую спустя десятилетия создали наши историографы, поработавшие над тем, чтобы всему найти объяснение и оправдание…

Доказательством служит тот факт, что в ночь на 20 июня 1919 года все юристы Одессы (судейские) были арестованы на своих квартирах и расстреляны в ту же ночь. В живых, говорят, остались только двое: барон Гюне фон Гюненфельд и мой отец…

Всех юристов, весь "улов" этой ночи – говорят, их было 712 человек – согнали в здание на Екатерининской площади, где разместилось это мрачное учреждение – Одесская ЧК.

Заграждение из колючей проволоки. Статуя Екатерины Великой, закутанная в рогожу, с красным чепцом на голове. Шум. Толчея. Грохот автомобильных моторов, работающих без глушителя…".

Расстреливая этих людей, большевистская империя под корень вырубила тех, кого в своих книгах известный судебный деятель Анатолий Кони именовал "детьми" судебной реформы.

Тем самым была уничтожена генерация правоведов, воспитанная на идеалах защиты прав человека. Суд присяжных и большевистская империя оказались несовместимыми.

Она как раз и стала тоталитарной благодаря отсутствию суда присяжных. Увы, эта традиция досталась по наследству Украине, став основой ее независимости от прав человека.

Чтобы понять, что такое суд присяжных, лучше всего привести пример хотя бы одного случая торжества справедливости в его исполнении. В качестве такового я предпочёл упомянутое дело Бейлиса, который обвинялся в ритуальном убийстве 12-летнего Андрея Ющинского.

Заказчиком "судилища", в полном смысле этого слова, выступила партия власти Российской империи. Предварительное следствие тянулось более двух лет, однако достоверных доказательств вины Бейлиса установлено не было.

Несмотря на это, уголовное дело по его обвинению всё же было передано в Киевский окружной суд. Отдавая себе отчёт в происходящем, председатель суда отказался рассматривать столь грубо состряпанное дело. Но, как известно, свято место пусто не бывает: быстро нашелся другой слуга отечества, и судебный процесс покатился своей чередой.

Правда, здесь приключился ещё один казус: прокуроры Киевской судебной палаты отказались поддерживать обвинение. Не беда – прислали прокурора из Петербурга.

И тут необходимо воздать должное многим представителям российской интеллигенции. Исключительную роль в миссии мобилизации общественного мнения сыграл писатель Владимир Короленко. Он стал автором знаменитого обращения "К русскому обществу", опубликованного в петербургской газете "Речь".

Это послание по его просьбе подписали Александр Блок, Владимир Вернадский, Максим Ковалевский, Павел Милюков, Александр Куприн, Алексей Толстой и десятки других представителей культурно-интеллектуальной элиты России. (Надо отметить, что тогда в стране действительно была элита в высоком нравственном смысле этого слова).

Сей пламенный памфлет начинался словами: "Во имя справедливости, во имя разума и человеколюбия мы поднимаем голос против вспышки фанатизма и темной неправды. Исстари идет вековечная борьба человечности, зовущей к свободе, равноправию и братству людей, с проповедью рабства, вражды и разделения.

И в наше время, как это было всегда, – те самые люди, которые стоят за бесправие собственного народа, всего настойчивее будят в нем дух вероисповедной вражды и племенной ненависти.

Не уважая ни народного мнения, ни народных прав, готовые подавить их самыми суровыми мерами, они льстят народным предрассудкам, раздувают суеверие и упорно зовут к насилиям над иноплеменными соотечественниками".

В своей статье "Господа присяжные заседатели" Короленко обратил внимание на то обстоятельство, что ответственность вынесения приговора была возложена на весьма одиозно подобранный состав присяжных.

Из двенадцати человек десятеро – безграмотные крестьяне, а двое – малограмотные мелкие служащие. В таком культурном городе, как Киев, подобное не могло быть простой случайностью.

Трудно переоценить ту роль, какую сыграли в этом деле корифеи российской адвокатуры. В заключительной речи один из адвокатов подсудимого – Василий Маклаков – обратился к присяжным заседателям с такими словами:

"Если Бейлис виновен в убийстве, то тогда ему нет оправдания. Но если у вас этой уверенности нет, если в вашей душе имеется сомнение, то не делайте его жертвой той ненависти, которую многие питают к еврейству.

Невинно осужденные бывают. Человеческая жизнь коротка: умрет он, загубленный понапрасну, умрет его семья. Но не умрет ваш приговор, не умрет эта страшная страница в истории русского правосудия.

И вот почему все мы, которые служим делу русского правосудия, все мы, граждане одной России, мы все должны просить вас об одном: берегитесь осудить невиновного.

Если вы это сделаете, то это будет жестоко для Бейлиса, это будет грехом вашей совести, но это не все. Это будет позором для русского правосудия, и этот позор не забудется никогда".

Накануне вынесения приговора Алексей Горький писал: "Мучительно переживаю процесс Бейлиса... Но в костре гнева, тоски, стыда и обиды есть уголок надежды: а что, как эти 12 мужичков скажут: нет, не виновен?! Вы представляете, какой это будет праздник на нашей - демократической - улице?.. Хочется чуда! Ведь только оно спасет нас от мирового позора!!!".

И чудо произошло: 6 присяжных (в большинстве своем крестьяне) из 12-ти ответили: "Бейлис не виновен!".

Согласно правилам уголовного судопроизводства того времени, Бейлис был оправдан. Бездоказательность обвинения, блестящие речи адвокатов – и людская совесть заговорила.

Какие уроки мы можем извлечь из одного только этого примера деятельности суда присяжных.

Первый: суд присяжных способствует повышению нравственной и правовой культуры народа.

Второй: суд присяжных способен реально ограничить злоупотребления любой партии власти.

Третий: на суд присяжных гораздо сложней влиять с помощью "административного ресурса", чем на суд чиновничий.

Четвертый: суд присяжных нуждается в высококвалифицированных адвокатах, а не в тех "решалах", которые ныне в изобилии шастают по коридорам всевозможных судебных присутствий.

Пятый: исчезает необходимость "покупать" должность профессионального судьи, стоимость которой в Украине уже достигла заоблачных высот.

Шестой: суд присяжных способствует повышению качества досудебного следствия, а также квалификации представителей государственного обвинения.

Но, пожалуй, самый главный урок заключается в том, что суд присяжных дает нам всем надежду на справедливость вне зависимости от нашего статуса и материального положения.

Ведь в лице суда присяжных мы, в конечном итоге, будем апеллировать к самим себе, к своей совести, к Богу в нашей душе.

Александр Мучник, президент Института демократии и прав человека, заслуженный юрист Украины, для УП

powered by lun.ua
powered by lun.ua
Вчимось робити добро. 10 ідей благодійних заходів: як поєднати приємне з корисним
Про благодійні аукціони та ярмарки чули всі, але насправді існує безліч способів зібрати кошти на добру справу. Пропонуємо 10 креативних способів фандрейзингу у Щедрий Вівторок. Їх може ініціювати кожен!
Шість газових міфів: погляд із ЄС на українські енергетичні реформи
Парадоксально, але "Газпрому" допомагає і відмова Польщі від закупівлі його газу – у російського монополіста з'являються зайві 10-12 млрд кубометрів для інших покупців в ЄС.
Роботи для людей: переосмислення автоматизації праці
Відповідь на питання "роботи чи люди" насправді звучить як "роботи для людей". (рос.)
Домашні зв'язки: як влаштувати буккросинг на рівному місці
Експеримент з буккросингу розпочався зі звичайного "ні, ну а шо!" Але далі було цікаво. (рос.)
Як у Києві шматок школи продали
Мені як звичайній киянці торгових центрів уже забагато, а от шкіл, садочків та зелених зон критично не вистачає, особливо в центрі, бо все забудовано-перезабудовано вщерть.
Партнерство, але не інтеграція: що не так із рухом України до ЄС
2018 рік мав стати роком прискорення. Та звіт про виконання Угоди, оприлюднений зараз, не містить ані натяку на такі плани. Їх практична реалізація відкладається на потім...
Як завершити реформування фінансового сектору в Україні
Україна повинна зробити законодавчі кроки для ефективного регулювання небанківського фінансового сектору.