Битва за Київ

П'ятниця, 16 березня 2012, 17:33

Так сложились обстоятельства, что в этом году я большую часть времени провожу в Киеве. Каждое утро вместо зарядки я наяриваю круги по центру Киева, чтобы понять структуру города и возможные маршруты для приятных вечерних прогулок. Я ищу привлекательные места для своих московских друзей, которых пытаюсь заманить в гости на новое место.

Но хочу честно признаться, что нахожусь в довольно расстроенных чувствах, гуляя по весеннему Киеву. Я не говорю про куски льда, которыми меня чуть не убило пару недель назад. Не жалуюсь на тротуары, изрытые траншеями, и мусорные баки, которые вычищают нерегулярно. Съездить зимой в Санкт-Петербург и вернутся оттуда живым и на двух ногах - тоже большая удача.

Не так много мест в Киеве в шаговой доступности, обязательные для посещения туристами. За последние годы чаще исчезали интересные уголки города, чем появлялись новые.

Пейзажная аллея была редким исключением. Это одно из моих любимых мест. Здесь есть атмосфера и красивая легенда, которая привлекает людей и влияет на настроение. Это классический пример, как рождается аттракцион, место притяжения горожан и туристов.

Вы гуляете вдоль малых скульптур и снисходительно смотрите вниз на лубочный новодел района для богатых - Кожемяки. Это иллюстрация к какому-нибудь научному исследованию о том, как следует развивать город. С одной стороны, культурный феномен Пейзажной аллеи, которая становится центром большого живого пространства и притягивает все больше и больше людей. Напротив - целый квартал, в который зарыли огромные деньги и который напоминает мертвый город.

Киев - столица независимой Украины. Это географический, интеллектуальный и политический центр страны, а не место для быстрого обогащения. Если вы не бережете Киев, то и со страной возникнут проблемы.

Поэтому киевляне должны защитить Пейзажную аллею. Если они проиграют, Киев станет еще беднее.

Мне кажется, что Киев разрушает какая-то неведомая сила. Исчезает Киев как совокупность увязанных между собой легендарных мест, нехарактерных для других городов. Искажается лицо украинской столицы.

Понятно, что город должен меняться, расти и развиваться. Но должно оставаться неизменным его ядро. Или в крайнем случае, это ядро можно лишь слегка модернизировать. Тем более, когда речь идет о столице государства.

Сердце города - это не резиденция президента или Дом с химерами. Это не Майдан и баба со снопом. Это не перекрытый в выходные Хрещатик или переполненная туристами Лавра. Важны не точечные очаги былой и современной культуры, чтобы перебегать от одного памятника к другому, не оглядываясь по сторонам. Важно общее культурное и жизненное пространство, которое наполнено легендами. А его в Киеве сейчас рвут на части.

Удручают "вставные зубы" бизнес-центров из стекла и бетона, которые портят красивый вид и перекрывают старинные здания. Ну ладно бы на левом берегу все застроили стеклом и бетоном! Но когда вы проезжаете мост через Днепр по дороге из аэропорта, и видите на горке справа два дома-робота, соединенных вместе, становится жутко. Особенно вечером, когда дома подсвечивают. Кажется, что в Киеве приземлились братья Громозеки.

Затем вы спускаетесь по бульвару Леси Украинки к центру, и слева на пересечении с Эспланадной улицей видите огромный кусок мутного стекла этажей так в 20. И это сразу же портит ваше впечатление.

"Вставные зубы" преследуют киевлян и гостей столицы повсюду. Хорошо, когда это сделано более-менее аккуратно, в стиле псевдо русского классицизма и спрятано во дворе. Как гостиница Ibis на бульваре Шевченко или бизнес-центр Рината Ахметова напротив Оперного театра. Особенно удачно его подсвечивают вечером.

Но почему так же красиво не подсвечивают театр? Ахметов спонсирует всеукраинский конкурс OpenAirPhoto и стены домов завешаны фотографиями лауреатов конкурса. Дешево и сердито, но Киев нуждается не в украшательстве, а в концептуальной защите и развитии.

Новодел раздражает всех, но стекляшки продолжают врезать в историческое тело города даже, те, кого это уродство раздражает. Я помню, как ругал застройку Киева продюсер Роднянский, но сам уже вывел этажей 25 довольно уродливой гостиницы на бульваре Шевченко. Почему так происходит?

Видимо, застройщики и те, кто дает им разрешения, не считают Киев родным городом. Тот же Роднянский уже перебрался в Москву, оброс там проектами и умирать в Киев не вернется. По старой памяти этот город интересен ему как площадка для зарабатывания денег. Скорее всего, так же утилитарно относятся к Киеву и многие местные бизнесмены.

Причем, это характерно как для оранжевой власти, так и голубой. Все властители здесь - приезжие, кто с Запада, кто с Востока. Они не воспринимают Киев как малую родину, и даже как столицу своей Родины не воспринимают.

Частая смена власти порождает комплекс хапуна, когда нужно сесть в большое кресло, быстро освоить бюджет и сбежать куда-то подальше, иначе посадят.

Всегда есть люди, которые готовы на месте храма построить бассейн, а в Лавре - пятизвездочный отель. Можно снести все бюветы и врезать туда по элитному дому.

Но должна быть защита от дураков и хапуг. Здравый смысл подсказывает, что разрушение исторической части Киева в перспективе лишает город привлекательности.

Россияне не будут сюда ездить ради стекла и бетона, этого добра им хватает и дома. Людей тянет сюда то, что в России давно утеряно или никогда не существовало - ощущение связи времен и дыхание Европы.

Они хотят почувствовать, чем жили те, кого считают далекими предками, и увидеть то, как жили люди в свободном от имперских комплексов городе. Точно также и туристы из Европы хотят увидеть, где проходит граница цивилизаций, где Запад сталкивается с Востоком. Насмотревшись на дурацкие бизнес-центры, они могут, ненароком, решить, что Китай начинается на Днепре.

Павел Шеремет, специально для "Украинской правды"



powered by lun.ua

Навіщо держкомпаніям наглядові ради і хто повинен до них входити?

Підкилимні ігри із законопроєктом про управління відходами

Страждання та насильство породжує насильство: як розімкнути коло?

Westinghouse і порожнеча

Розбудовувати Донбас. Вже. Сьогодні.

Старі "схеми" по-новому під егідою реформ ринку деревини