Характер нордичний довірливий, або чого не вистачає Україні

115 переглядів
П'ятниця, 13 вересня 2013, 18:04
Ольга Андрущенко
Ольга Андрущенко

На выборы можно прийти с собственноручно изготовленным бюллетенем. Можно распечатать или даже нарисовать его.

Такая фраза удивит любого избирателя и политика из стран постсоветского пространства, но она правдива для избирательной системы Норвегии. Как пояснила старший советник "Норвежского Хельсинского Комитета" Берит Линдеман, избирательный бюллетень в ее стране не имеет утвержденного образца.

"Теоретически можно сделать бюллетень самостоятельно, например, распечатав на принтере. Он будет учтен при ручном подсчете, так как сканер при электронном подсчете его не прочитает", - отмечает она.

"К самодельному бюллетеню есть только два требования: он должен складываются пополам (для соблюдения тайны голосования) и по центру первой станицы нужно сделать место для печати, которую ставит избирательная комиссия на участке", - уточняет Линдеман. 

Наблюдателей из стран постсоветского пространства (специалистов из Украины, России, Белоруссии, Молдовы, Грузии, Таджикистана, Узбекистана и Казахстана), приехавших на парламентские выборы в Норвегию, это сообщение крайне повеселило и озадачило.

Их вопрос о том, как же бюллетень защищается от подделки, советник секретаря городского совета Осло Асберн Осланд долго не мог понять (возможно, сказались трудности перевода), а потом-таки пояснил, что бюллетени "не печатаются централизовано, их заказывают муниципалитеты, и они не содержат никаких средств защиты: ни водяных знаков, ни голограмм".

Удивление наблюдателей выросло еще больше, когда он сообщил, что "бюллетени печатаются всегда с излишком".

"Перед выборами бюллетени раздаются партиям. Если вы сейчас подойдете к их стендам (на центральной улице Осло в ряд выстроились 18 агитплощадок партий), вам его дадут. Избиратель может прямо с ним приходить, или воспользоваться тем, что в кабинке. После выборов партии их пачками выбрасывают. Мы позиционируем себя как эко-страна, но это не касается выборов", - пошутил Осланд.

Он уточнил, что "только для Осло, где живет 600 тысяч жителей, печатают 4-5 миллионов бюллетеней".

В ответ на удивленные возгласы наблюдателей и комментарии о возможных фальсификациях, чиновник сказал простую фразу: "We trust".

Именно под этим лозунгом 9 сентября и прошли парламентские выборы в Норвегии, итогом которых стала безболезненная смена власти в стране - победа консерваторов над лейбористами.

В течение нескольких дней до самих выборов, наблюдателям приходилось удивляться еще несметное количество раз. Каждый, с кем им пришлось встретиться, тут же сообщал какой-нибудь удивительный факт.

Берит Линдеман, например, проинформировала, что на избирательных участках не будет стражей порядка: "Полиция не охраняет избирательные участки в Норвегии".

"У нас также нет на участках видеокамер. Кстати, я обожаю смотреть онлайн-трансляцию из ваших выборов, это захватывающе", - пошутила она.

Советник секретаря горсовета Осланд пояснил, что полиция и видеокамеры просто не нужны: "У нас нет проблемы незаконного поведения. Был случай, что кто-то пытался забрать стопку бюллетеней за одну из партий, смешать бюллетени в кабинке или предварительно их заполнить. Но это редкость".

Эксперт по выборам в Норвегии, политолог Коре Воллан, которого пригласили рассказать наблюдателям о системе и организации выборов в стране, удивил их еще больше.

"Работникам избирательных участков в Норвегии не запрещается быть членами партий - они даже могут сидеть в день выборов в комиссии с партийным значком на лацкане пиджака, что не будет считаться агитацией. Политсили активно пользуются этим правом и посылают своих людей в комиссии", - заявил он.

Наглядно это увидеть можно было в день выборов. На каждом, из 8-ми посещенных мною участков, представители баллотируемых партий отмечали в списках избирателей, раскладывали бюллетени в кабинки, ставили печати на них и даже считали голоса.

Воллан также уточнил, что "в Норвегии нет дня тишины, и в день голосования агитация запрещена лишь непосредственно на избирательных участках, но у входа в здание могут стоять агитаторы". 

Для украинских реалий это неслыханно. "Это давление на избирателя!", - будут кричать украинские политики. Но их норвежские коллеги, имея такое право, особо им не пользуются: 34 наблюдателя из постсоветских стран, каждый из которых побывал на 5-10 избирательных участках в день голосования, насчитали всего 4 случая агитации возле входа в здания, где проходили выборы.

C 2005 года норвежец, приходя на выборы, должен предъявить ID-карточку - паспорт, банковскую карту с фотографией или водительское удостоверение. Это делается исключительно для удостоверения личности.

"Однако если член комиссии знает вас, вам не нужно предъявлять документов, он удостоверяет вашу личность. До 2005 года в Норвегии вообще не предъявляли документ при голосовании (только приглашение на выборы, которое приходит по почте), однако после замечаний наблюдателей ОБСЕ такой пункт внесли в законодательство", - рассказала Берит Линдеман.

В городах требование о предъявлении документов соблюдается, в селах - не всегда. Многие наблюдатели фиксировали случаи голосования без документов. Особенно интересно было видеть, как избиратель обижался на члена комиссии, когда тот, с оглядкой на наблюдателей, требовал предъявить ID-карточку. "Ты же мой сосед!", - выпалил один из жителей города Лиллестрем (18 км от Осло, около 20 тысяч человек) в ответ на такую просьбу.

Следующей фразой вполне мог быть вопрос: "Ты мне не доверяешь?". Но такой вопрос в Норвегии даже не подумают задать.

Прекрасным примером этого будет итог проекта электронного голосования, который реализовался в 15 муниципалитетах страны. За месяц до официальной даты парламентских выборов жителям этих регионов разрешили голосовать по Интернету. Такой возможностью воспользовались 250 тысяч норвежцев. После завершения голосования власти обнаружили, что система не была должным образом защищена от вмешательства, однако голоса даже не подумали признать недействительными.

"Не был соблюден главный принцип - тайна голосования. Речь идет о том, что к данным о волеизъявлении 250 тысяч норвежцев имел доступ слишком широкий круг людей. Однако власти решили все равно учитывать эти голоса", - пояснила Линдеман.

Наиболее же красноречивым примером доверия к системе можно считать то, что лидер проигравшей выборы Рабочей партии, премьер Йенс Столтенберг в первой же своей речи признал результаты выборов и объявил об уходе в оппозицию.

О таком заявлении из уст своих политиков украинцы могут только мечтать. Доверия в Украине в помине нет, как к избирательной системе, так и к самим политикам. Причем такого доверия нет ни у кого: ни у избирателей, ни у власти, ни у оппозиции. В Украине политики уверены, что доверие избирателя можно получить невыполнимыми партийными программами и мнимыми "пакращеннями".

В Норвегии политик знает, что стоит ему один раз оступиться, и он безвозвратно потеряет доверие. А значит, утратит голоса избирателей и не получит госфинансирования: по закону все партии, прошедшие в парламент, получают денежную поддержку, ее размер зависит от количества мандатов. 

На вопрос: "Не боитесь ли вы, что ваш голос не засчитают?". Простой норвежский избиратель отвечает: "Я доверяю". Много ли украинцев могут ответить так на этот вопрос?

Ольга Андрущенко, УП

Поездка журналиста "Украинской правды" на парламентские выборы в Норвегию осуществлена ​​с помощью "Норвежского Хельсинского Комитета" и посольства Норвегии в Украине.



powered by lun.ua
Рада чудес або чарівні кнопки
Ми і зараз живемо в очікуванні дива. Дива високих зарплат, дешевої ковбаси і багатокімнатної квартири. І ми щоразу віримо у прибуття доброго чарівника. Ми навіть здійснюємо обряд голосування і обираємо в президенти, депутати, уряд тих, хто більше схожий на чарівника. Тих, хто обіцяє більше нездійсненного. Але дуже нам потрібного нездійсненного дива. (рос.)
Кібербулінг: захиститися можливо?
Історії, обрані з численних реальних випадків із віртуального життя дітей, – лише крапля в океані можливого психологічного та емоційного тиску у всемережжі інтернет.
Відчитування чиновників як політтехнологія Зеленського
Можливо, політтехнологи Зеленського не розповіли йому, але бути "міцним господарником" – значить, відповідати за все. Президент сам видає із себе "всемогутнього вирішувача" і заганяє себе в глухий кут таким позиціонуванням. А відчитування чиновників немає жодного відношення до управління державою.
Технології парламентських виборів
Ці вибори були унікальними тим, що фактично продовжили президентську кампанію. Які технологію були в ходу учасників парламентських перегонів – розбираємо.
Відкриття ринку землі: реалізувати не можна зволікати
Мораторій необхідно скасовувати, але з чого почати? З торгівлі усіма аграрними землями чи тільки державними та комунальними?
Справа Марківа. Реконструкція подій під Слов'янськом доводить невинуватість нацгвардійця
Спробуємо проаналізувати два головні "докази" слідства та відтворити події, що відбувалися 24-го травня 2014 року біля фабрики "Zeus Ceramica" під Слов'янськом, базуючись, головним чином, на розповіді Вільяма Рогелона – головного свідка обвинувачення.
Фріланс на часі: чи варто роботодавцям очікувати змін
Регулювання ринку праці застаріло і потребує змін, тому Мінсоцполітики підготувало проект закону щодо гнучких форм організації праці. Про що йдеться?