Переможець отримує не все! Частина 2

50 переглядів
Неділя, 16 лютого 2014, 10:40
Дмитро Пастернак-ТаранушенкоDmitry Pasternak-Taranushenko
незалежний аналітик, журналіст, психолог

В первой части публикации говорилось о том, что логика исторических, глобальных экономических и политических процессов вынуждает Украину переходить к экономическому управлению.

Это тип управления, при котором доминируют экономические стимулы, безукоризненно уважаются имущественные права человека, а внеэкономическое вмешательство сведено к минимуму.

У автора нет никаких сомнений в том, что как только острая фаза кризиса в Украине будет пройдена, повестка дня органов власти должна быть резко изменена в направлении неотложных, глубоких и широкомасштабных экономических реформ.

Когда оба полюса геоэкономического "притяжения" для Украины обладают в разы более высоким уровнем жизни – Россия за счет огромных природных ресурсов, Европа за счет более высокой эффективности управления, – страну будет "рвать" на части. И общество будет переживать один кризис за другим.

Здесь, как в физике. Напряжение возникает из-за разности потенциалов. В свою очередь, "чем больше разница, тем меньше стабильность и более динамичны изменения, и наоборот".

Не случайно страны Восточной Европы так резко "развернуло" и быстро унесло течением истории в направлении Запада сразу же после развала СССР.

Теперь географическая граница назревших перемен передвинулась. И это – объективный процесс.

К примеру, Россия – окруженная, в основном, не слишком богатыми соседями и способная поддерживать более высокий уровень жизни – значительно менее подвержена необходимости перехода к экономическому управлению, чем Украина.

У нас переход созрел и даже перезрел, судя по градусу накаленности общества.

Экономическое управление, ЭУ, обеспечивает переход к более высокому уровню благосостояния именно за счет качества управления, а не за счет более ожесточенной, "экстенсивной" эксплуатации ресурсов. Это – оптимальный вариант для Украины.

Заметим, что любая украинская власть не получит надежной социальной опоры без перехода к более высокому уровню благосостояния. Украинцы всегда будут хотеть жить не хуже, чем соседи. Это укоренено в ментальности.

Очевидно также, что бедные бюджетники, которых выводят на митинг под угрозой увольнения, реальной социальной опорой власти не являются. Опорой является многочисленный, в меру зажиточный и самостоятельный в принятии решений средний класс.

Поэтому любая украинская власть, которая не начнет оперативно решать вопрос перехода к обществу с минимумом внеэкономических "тормозов", останется слабой и неустойчивой. Как раз такую ситуацию мы и наблюдаем в последние 10 лет, когда были предпосылки для перехода к ЭУ, но элиты обеспечить переход не смогли.

Почему не смогли?

Военно-экономическое управление очень многих устраивает. До поры до времени.

Главный заинтересованный – чиновничий аппарат. Не та его часть, которая живет на "зарплату и шоколадки", а значит, зависима от общего уровня богатства общества. А та часть, которая тесно связана с коррупционными схемами.

Безусловно, даже не коррумпированные чиновники в любой стране мира – это люди, находящиеся за пределами чисто рыночных отношений. Они перестраховываются. Их реакция на изменения, как правило, сильно замедлена. Они боятся нестабильности и рисков, характерных для рынка. Боятся стихийной энергии рынка и его бурной динамики.

Поэтому чиновники всегда будут пытаться "придерживать" рынок.

Но в обществе, где экономическое управление доминирует, рыночные правила игры и собственно рынок решают больше, чем чиновники.

Общество ЭУ – это общество другого типа "стабильности". Оно напоминает велосипед – стабильность в нем сохраняется за счет быстрой езды вперед, а не за счет "стреноженности" ВЭУ. И не за счет ограничения "опасной" инициативы, а благодаря ее реактивному выбросу в понятном обществу и перспективном – для общества и среднего гражданина – направлении.

Скорость принятия решений "за рулем" такого общества резко возрастает. Отчетливо преобладают решения, основанные на прозрачных экономических расчетах и здравом смысле.

В этом плюсы и некоторые минусы "прагматичного" ЭУ.

Надо признать, что в Украине проблему сопротивления чиновничьего аппарата решить многократно сложнее, чем в большинстве окружающих нас стран.

В рейтинге Transparency International Украина топчется на 144-м месте по уровню (отсутствия) коррупции. Это не случайно и драматично, особенно для европейской страны.

У нас возникла огромная прослойка людей, давно уже не способных жить на среднюю зарплату украинца, а также на две, три или пять таких зарплат. Таковы многие чиновники, судьи, силовики. При переходе к более прозрачному и эффективному типу управления эти люди себя не найдут. Поэтому они будут яростно сопротивляться смене правил игры.

Именно у этого слоя сейчас в руках находится административные и силовые рычаги. Именно этот слой готов подавлять. Именно этому слою гневно противостоит так называемая "улица", требующая "демонтажа всей системы".

Рядовой чиновник или силовик, несравненно больше зависящий от зарплаты из бюджета, на самом деле не против смены правил игры – на более прозрачные. Он делает свое дело и рад его делать в более эффективном обществе, то есть, за большую зарплату. К тому же, при значительно меньших моральных издержках.

...Следующий заинтересованный, пусть и временно, в ВЭУ – это крупный бизнес.

В Украине крупный, и даже не очень крупный бизнес, сплошь и рядом работает в условиях нерегулируемой монополии. Ему интереснее решать вопросы через коррумпированных госчиновников или судей, чем платить честную цену за приватизируемые объекты и конкурировать на непредсказуемом демонополизированном рынке.

Проблема в том, что такая игра невозможна "навсегда".

ВЭУ – в силу самой своей природы, плюс его особенностей в Украине – никогда не обеспечит бизнесу ни надежной защиты заработанного, ни платежеспособного потребителя, ни ответственного, сытого, толкового гражданина и работника.

Поэтому приходится практически все, что заработано поспешно выводить за рубеж. Только вот весь бизнес так же просто за рубеж не вывезешь.

Правила игры при ВЭУ никогда не смогут дать гарантий бизнесу и обезопасить от "передела" при каждой новой смене власти. Общество ВЭУ намного легче и чаще сваливается к военному управлению, в условиях которого права и возможности бизнеса часто превращаются в фикцию.

При ВУ и даже ВЭУ "победитель" обычно получает всё. Часто – путем силового устранения "проигравших". При экономическом управлении, он получает лишь возросшую долю на рынке.

Также в обществе ВЭУ всегда есть риск высокого накопления пара, вплоть до масштабного взрыва. Особенно, когда другие типы управления доминируют по соседству, как в случае с Украиной и Европой, и когда элементы более прогрессивного управления – интернет и прочие детища информационных технологий – широко проникают в жизнь общества.

Например, камера в руках журналиста, наведенный смартфон могут приводить отдельных чиновников или разгоряченных силовиков в ярость. Но они – неустранимая часть современного общества. И дубинкой или драконовскими запретами эту проблему не решить.

Подытоживая, заметим, что есть еще несколько "кровно заинтересованных" во внерыночном управлении общества.

Это, прежде всего, получатели социальной помощи. Пенсионеру, например, трудно вписаться в высокий темп современного рынка. У него для этого мало энергии и гибкости. Поэтому в любом современном эффективном обществе социально защищены пенсионеры, инвалиды, многодетные семьи и тому подобные.

Проблема возникает тогда, когда к социальной помощи массово получают доступ и привыкают те, кто вполне способен самостоятельно зарабатывать на жизнь. Или когда политики-популисты, подобно дуремаровым пиявкам, присасываются к теме социальной помощи, бессовестно паразитируя на ней.

Ошибаются также и те, кто считает, что эффективные политические реформы можно провести до полноценного становления рыночных отношений.

Недоразвитый рынок лишь плодит коррупционеров и иждивенцев...

Р.S. Всех, кому хватило энергии и концентрации, чтобы дочитать этот материал, автор от души поздравляет. Вы, наверняка, готовы к жизни при экономическом управлении. Продолжим наше общение в следующей части.

Дмитрий Пастернак-Таранушенко, независимый аналитик, специально для УП

powered by lun.ua
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.