Що робити з окупованою землею?

81 перегляд
Четвер, 25 грудня 2014, 14:52
Єгор Фірсов
народний депутат України 7-8 скликань

Ситуация с оккупированной частью Донбасса зашла в тупик. Сегодня отрицать это уже бессмысленно, хотя, конечно, хочется найти какие-нибудь ободряющие слова для всех нас.

Стоит сказать честно – эту территорию мы не контролируем. И вряд ли у государства найдутся силы, чтобы вернуть ее в состав Украины на тех условиях, которые бы полностью устроили нас.

Можно пытаться решить эту проблему двумя способами – военным и политическим. Но, к сожалению, сегодня оба эти пути являются тупиковыми.

Одержать победу военным путем у нас пока не получится. Наша армия находится в плачевном состоянии и держится исключительно благодаря волонтерам и боевому духу наших бойцов.

Военная техника и авиация долгие годы варварски уничтожались, и выстроить всю систему заново за несколько месяцев в условиях жесткого кризиса попросту нереально.

У меня нет сомнений, что начав все же наступление, мы будем вынуждены вступить в бой с регулярной российской армией, как это уже было в конце августа. В текущих условиях пойти на такой шаг означает погубить тысячи жизней. И я не думаю, что народ Украины к этому готов.

Второй путь, по которому мы могли бы идти – это дипломатия. Но он дал бы свои плоды лишь в том случае, если бы нам противостоял цивилизованный неприятель, имеющий представления о чести.

Увы, как вы знаете, приходится иметь дело либо с бандитами, либо с российской стороной, которая уже доказала, что плевать хотела на меморандумы и договора.

Думаю, вы знаете, что обстрелы наших позиций не прекращаются, и каждый день гибнут бойцы. Единственное улучшение, которое произошло за последние 10 дней, это прекращение обстрелов жилых массивов со стороны боевиков.

Что же мы можем сделать в этой патовой ситуации? Единственный выход, который многим не нравится, но не имеет альтернативы – сосредоточиться на обороне и считать захваченные районы Донбасса оккупированной территорией.

Из захваченных районов следует вывезти всех наших граждан, которые этого хотят, а после – отключить зону оккупации от любых поставок из Украины.

Такая хирургия будет крайне болезненна, но она необходима. В нынешних условиях нам нужно действовать жестко, иного выхода нет. Оккупированная территория должна стать для врага экономической обузой, неподъемным грузом, чтобы дальнейшая агрессия против Украины была попросту нерентабельна.

А если мы будем помогать врагу содержать отобранные у нас регионы, то он не остановится никогда. Это следует воспринимать как факт.

Однако, бросать там наших людей мы не имеем права. Их нужно непременно спасать.

К середине лета из Донецка уехали около 70% жителей. А к середине осени многие снова вернулись в Донецк, отнюдь не по своей доброй воле – кончились деньги.

Нужно признать, что Украина не была готова к такому потоку переселенцев, никакой централизованной помощи людям оказано не было. Скорее наоборот, цены на жилье в тех же Киеве и Мариуполе выросли вдвое, и начало работать правило: "Людей с востока мы не селим". И это лишь малая часть тех бед, которые обрушились на голову приезжим.

Несмотря на вынужденное возвращение, очень многие хотят уехать, как только появится возможность для этого. Мой знакомый недавно приобрел жилье в Борисполе, и с удивлением узнал, что половина его соседей – земляки из Донбасса.

Но далеко не у всех есть возможность приобрести жилье, особенно в условиях, когда продать старое невозможно. Должна быть реализована программа по переселению наших граждан, и без помощи государства тут никак не обойтись.

Учитывая то, какие колоссальные суммы выделяются сейчас на газ и электричество для оккупированных территорий, деньги есть. Вот только тратить их следовало бы не на поддержку оккупированных районов, а на переселение и адаптацию украинцев.

Уверен, что мы вскоре придем к такому решению, и правительство поймет, что это единственный правильный выход.

На свободную территорию по-прежнему не переведены научно-исследовательские институты, производства, образовательные учреждения. Их бросили при отступлении, и это наша самая большая ошибка.

Удручающая ситуация и с донецкими ВУЗами, которые все еще не запустили учебный процесс. Красноармейск и Винница были не готовы принять такое большое количество студентов, и университеты по факту переехали в эти города лишь на бумаге.

Преподаватели и аспиранты оказались фактически выброшены на улицу, и теперь вынуждены самостоятельно искать жилье в условиях задержек заработных плат.

Когда проблемы подобного рода наваливаются буквально со всех сторон, оптимальным выходом для нас является хотя бы временное перемирие и передышка, во время которой следует усиленно заняться проблемами эвакуации и устройства переселенцев и бизнеса. Нужно вывозить все, что можно. Других вариантов нет.

Постараюсь сделать для этого все, что в моих силах и использовать все имеющиеся в моем распоряжении рычаги, чтобы помочь этому процессу.

Егор Фирсов, для УП



powered by lun.ua
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.