Безсилля Європи

2602 перегляди
Понеділок, 30 травня 2016, 15:54
Андрій Демартіно
історик, публіцист

Немногие могут вынести длительную войну без душевного разложения; длительный мир не выносит никто.
Освальд Шпенглер

На конгрессе мэров Франции, состоявшемся сразу после террористических атак в Париже и Брюсселе, мэр французской столицы выступила с проникновенной речью. Госпожа Анн Идальго призвала, несмотря на весь ужас произошедшего, жить не просто "вдохновенно, страстно и мирно", но и стремиться к "демократическому диалогу".

Слова о возмездии и наказании – казалось бы, неизбежные в данной ситуации, – так и не были произнесены.

В идеальной по своей политкорректности речи в полной мере отразилась суть европейских подходов к разрешению кризисных ситуаций: когда концепция "непротивления злу" становится неким modus vivendi при необходимости реагирования на возникающие угрозы. Звучащие при этом пасторские наставления и увещевания вызывают чувство лёгкой раздвоенности от сквозящего лукавства.

Непонятно, в чем нас хотят убедить. С какой Европой мы имеем дело? С той, что месила глину собственной истории на полях и дорогах бесконечных войн? Или с родившейся путём непорочного зачатия в небесных лабораториях – "Цивилизация европейская. Стерильно"?

Грех насилия

Известные факты говорят, что без греха насилия не обошлось. Иначе, зачем было откладывать на 21-й век то, что могло случиться уже в восьмом?

Как считал великий Гиббон, не останови вполне земной вождь франков победоносное продвижение арабов под Пуатье – и в Оксфорде могли преподавать толкование Корана, а с его кафедр демонстрировать истинность и святость откровения Магомета. Бороться с джихадистами сейчас и тысячу лет назад – задача не из лёгких.

Но на смену временам доминирования природных инстинктов пришла эпоха виртуальных рефлексий, а с ними такие же бесплотные стратегии умиротворения. Эффективность их применения для Украины – это минус семь процентов территории в условиях российской агрессии. При этом рекомендации Брюсселя и Вашингтона сводились к необходимости нахождения в перманентном режиме подставления левой и правой щеки – за Крым, за Донбасс и в обратном направлении.

Поэтому не удивительно, что европейская политика последних десятилетий напоминает глянец религиозных журналов, на которых счастливые плотоядные улыбаются рядом с радостными травоядными.

Создаётся впечатление, что ушедший далеко вперёд Запад случайно забыл за спиной массы страдающего человечества – людей, живущих в средневековой реальности, для многих из которых "убей врага своего" не тезис для дискуссии, а прямое руководство к действию.

"Тёмный мир человеческих страстей"

Подобная политика "восторженного идеализма" неизбежно приводит к аккумуляции ошибок и расшатыванию и без того неустойчивой европейской конструкции. Причины сложившегося положения разбросаны на широких площадях: от экономики до психологии.

Однако куда более полезно всмотреться в контуры будущего, для чего необходимо затронуть вопросы, которые в приличном обществе как бы не принято обсуждать.

В первую очередь, речь идёт о пересмотре послевоенной либеральной доктрины – неприятия использования силы как средства международной политики и невозможности повторения глобальных конфликтов. Время и события упорно напоминают, что большая часть мира живёт по старым правилам "дедушки Аттилы".

"Под внешним лоском цивилизации сокрыт тёмный мир человеческих страстей…центральным вопросом для реалистов стоит: кто что кому может сделать?" – утверждает исследователь Роберт Каплан.

Поэтому можно бесконечно долго рассуждать по поводу плодов духовного и культурного прогресса, но остаётся непреодолимым обстоятельство ограниченности наших возможностей, пока, как говорил Достоевский, человек "не переменится физически".

А в биологическом плане человек не менялся. И заложенные в его природе инстинкты лидерства и насилия оставались неизменными.

Абстракция войны

С другой стороны, никогда ещё война не была столь абстрактным и бестелесным понятием, как сейчас. В семьях просто не осталось участников и свидетелей войны. Прервана личностная и эмоциональная преемственность готовности сражаться и погибать за свою страну. Да и понятие Родины в значительной степени размылось в условиях высокой информационной связности и мобильности.

Никогда рычаги государственного управления Западным миром не находились столь долго в руках людей, не державших оружия и не живших в условиях военной угрозы. Реакции и решения руководителей типа Баррозу, проведшего юность в библиотеках Страсбурга, будут отличны от поведения деятелей, подобных Кадырову, воспитанных в условиях, где насильственная смерть фактор обыденности.

Потеря энергии, напора, европейской маскулинности во многом предопределена исчезновением из актуальной повестки дня фактора угрозы.

Природное состояние сильной половины человечества, как защитников и агрессоров, навыки и привычки к применению силы – стали неким атавизмом. И это привело к потере важнейшего стимула мобилизации и развития.

Европа-полис

Путин, развязавший континентальную войну, оказал огромную услугу Западу, напомнив, что "можем повторить" то, что, казалось, пройдено навсегда.

Апеллирование к базовым инстинктам даёт шанс оценить реальное положение дел и попытаться внести спасительные коррективы.

При этом позитивный сценарий скорее видится не в плоскости предрекаемой глобализации. И не в децентрализации и национальном обособлении спасение Европы – а в ещё более тесной национально-государственной интеграции на основании европейской и христианской идентичности. Своеобразная "Европа-полис" – сеющая "разумное, доброе, вечное", но чтящая заповедь баронессы Тэтчер, что "лучшей основой добрососедства является крепкая изгородь".

История Китая и евреев – хороший пример адаптации и выживания. Прямые потомки тех, кто делил время с египтянами эпохи Рамсеса и монголами Чингисхана, сейчас, пятьдесят веков спустя, не кажутся народами, потерявшими энергию развития.

Так что, по сравнению с последователями Конфуция и Моисея, европейская цивилизация – юная дева, не по возрасту обленившаяся и растолстевшая.

Но будет несправедливым, разводя апологетику войне и насилию, не сказать о том, что мир меняется, наращивая микроны цивилизованности над глыбами бессознательного. Массивы накопленных научных знаний, уровень осмысления и глубина их теоретической проработки даёт шанс учесть ошибки прошлого.

И, вторя Тойнби, "при помощи собственных усилий – придать истории новый, не имеющий прецедента поворот".

А если она была не последней?

Убедительной мотивацией к необходимости ещё более тесной интеграции может служить весьма мотивирующее предположение – а если Вторая мировая была не последней? Кто и на каком основании принял бездоказательную пацифистскую аксиому, если весь ход человеческой истории свидетельствует об обратном?

Ядерное оружие, как сдерживающий фактор? Ну, в конце концов, Нагасаки и Хиросима сегодня процветающие современные города с миллионами жителей.

И как бы это цинично не звучало, проблему перенаселённости и органичности ресурсов никто не снимал с повестки дня. Война всегда выступала отличным демографическим регулятором.

Можно конечно бесконечно повторять мантру о невозможности ничего подобного, потому что "мир стал другим"... Но рассуждения подобного рода – это всего лишь картинка в перископе, а не весь океан.

Много ли эпохальных событий удалось предсказать?

Госсекретарь США Киссинджер в 70-е годы считал, что проблему Советского Союза следует рассматривать в столетних перспективах, а в Китае, претендующем на первую экономику мира, пятьдесят лет назад умирали от голода. Северная Корея, где средняя семья живёт на 4 доллара в месяц, создала ядерное оружие и реализовала ракетную программу.

Может ли кто-то с уверенностью сказать, куда и в какой степени радикальности, качнутся тяжёлые воды арабского мира? Какими процессами могут быть охвачены полтора миллиарда мусульман, из которых 3% проживают в "экономически благополучных странах"?

Сколько ещё подобных "черных лебедей" ожидает впереди?..

А говорить о важности единства и необходимости консолидации ресурса, в том числе военного, просто банально. Хотя, возможно, законы истории непреложны, а человеческая глупость беспредельна – и в таком случае предрекаемый "закат Европы", "конец истории" идёт по чёткому графику с соблюдением всех предусмотренных фаз подъёма и упадка.

В конце концов, европейская цивилизация – не первая и не последняя из ушедших. Но, наверное, первая, которая может все спрогнозировать, проанализировать, задокументировать и… И ничего не сделать.

Однако не следует забывать, что глубина и качество изменений вышли на столь принципиально иной уровень, что перестают работать какие либо известные аналогии и примеры. Накопленный опыт может быть просто неприменим для мира, где за минуту создаётся больше информации, чем за столетия.

Но при любом развитии ситуации, время сонной Европы стремительно истекает.

А там, где начинается действие, всегда появляются новые возможности.

Андрей Демартино, специально для УП



powered by lun.ua
Навіщо йти на Всеукраїнський марш за тварин
Більшість усвідомлює, що знущання варто припинити, але обмежується видимою для суспільства стороною садизму.
Антикорупційні уроки незалежності: кому вигідна корупція в Україні
Очевидним "бенефіціаром" корупції в Україні є наш північний сусід, Росія. Кремль найбільше не зацікавлений у нових обличчях, які приходять до влади в Україні, не зацікавлений в інноваторах, які на конкретних процесах вибудовуватимуть систему з мінімумом корупційних шпарин і залишатимуть їй обмаль простору.
Що відбувається у Кмитові?
Історія про конфлікт навколо Кмитівського художнього музею, про депутатські ілюзії, про початок оновлення інституції та можливі перспективи.
Альтернатива суду. Як медіація допомагає вирішувати бізнес-конфлікти
Суд — найбільш звичний спосіб вирішення спорів. Однак процес триває роками, виконання рішень — ще довше, а довіра до інституції мінімальна. Є інший вихід.
Книги до Дня Незалежності. Україна через призму історичних постатей та подій
Вважаю, що книги про українців та якісні книги українською мовою – необхідна віха у становленні незалежності нашої країни.
Боротьба з будівельними аферистами. Про що повинна подбати держава
Будівельні компанії масово "заморожують" свої майданчики, а ошукані громадяни роками чекають на квартири. Настав час для реформ.
Українці в Польщі та їхні права: про що Зеленському варто поговорити у Варшаві
Володимир Зеленський має підняти питання прав українських мігрантів у Польщі на зустрічі з Анджеєм Дудою. Йдеться не лише про права українців за кордоном, але вже й про їхню безпеку.