В очікуванні диктатора

5319 переглядів
Вівторок, 26 липня 2016, 14:56
Антон Олійник
Professor, Memorial University of Newfoundland

2016 год пока не принес Украине видимых улучшений ни на одном из "фронтов". Целый ряд проблем, стоящих перед страной, не имеют простых и безболезненных решений – коррупция, война, отсутствие экономического роста, прежде всего в промышленности, стагнирующий уровень жизни, рост тарифов на коммунальные услуги.

"Привилегию" брать на себя ответственность за решение данных проблем политики не хотят. Дивидендов на этом заработать сложно.

В этих условиях возникает спрос на политика, который предложит готовые ответы на сложные вопросы, снимая с общества бремя размышлений и принятия решений.

Взамен такой политик требует немного – полноты власти.

То есть – согласия общества на диктатуру.

Политик-диктатор может прийти к власти как по результатам выборов, как это произошло в 1930-е годы в Германии или происходит сегодня в России, так и с помощью переворота. Не случайно события в Турции вызвали живой интерес в Украине. Здесь возможны варианты.

Более интересным представляется вопрос о том, какой именно политик-диктатор имел бы шансы прийти к власти в Украине.

Космополитический Пиночет

Для либералов образ Пиночета – диктатора, жесткой рукой реализующего либеральные реформы, – уже давно не дает покоя. О его пришествии российские либералы грезили еще в первой половине 1990-х годов.

"Особое издание" Пиночета выглядит привлекательным и для некоторых в Украине. С их точки зрения, нужен человек, готовый решительно взяться за расчищение авгиевых конюшен украинской политики – но по либеральным рецептам.

 

Аугусто Пиночет,  жесткой рукой реализующий либеральные реформы

Либеральные рецепты не имеют национальной принадлежности: это свобода предпринимательства, отсутствие административных барьеров и так далее. Они изложены в учебниках, и изобретать велосипед здесь не нужно. Поэтому на роль диктатора-либерала подойдет и "варяг".

Из политиков в Украине на эту роль пока лучше всего подходит Михаил Саакашвили.

Зачеты и экзамены по знанию теории и универсальной практики либеральных реформ им уже сданы – в Грузии. Стремления к власти и к ее концентрации в своих руках ему тоже не занимать. А к издержкам диктатуры, из-за которых Саакашвили, собственно, и оказался в Украине, можно отнестись философски.

Украина – не последняя страна, которая может заинтересоваться в услугах либерального диктатора.

"Батько комбат"

Националистически настроенные граждане не смогут понять и искренне полюбить космополита.

Им может быть интересен диктатор совсем иного типа – человек с сильными украинскими корнями, готовый защищать национальное достоинство огнем и мечем против всех врагов: как внешних – на Востоке, так и внутренних – коррупционеров и представителей "пятой колоны".

В отличие от диктатора-либерала, диктатор-националист ориентируется не на рецепты из переводных учебников – а на традиционные институты украинской культуры. Причем менять и адаптировать их к современным условиям не обязательно: все проблемы можно решить с помощью уже найденных в прошлом решений.

Такой политик с высокой долей вероятности будет воспроизводить патриархальную модель власти – лидер как "батько" (именно так обращались в прошлом украинцы к Богдану Хмельницкому и другим политикам, сумевшим стать для них "своими").

«Богдан Хмельницкий» М. Хмелько
Лидер как "батько". «Богдан Хмельницкий» М. Хмелько

Явного кандидата на исполнение роли диктатора-националиста пока нет, но им вполне может стать один из командиров добровольческих батальонов.

Боевой опыт и привычка к армейской дисциплине – без них, пожалуй, диктатору-националисту сегодня в Украине не обойтись.

Анти-Путин

Своего кандидата на роль диктатора могут выдвинуть и силовые структуры – СБУ, полиция или ВСУ.

В отличие от диктатора-националиста, приоритетом диктатора-силовика будет не возрождение национальных традиций, а восстановление порядка как такового. Именно под такими лозунгами пришел к власти России в 1999 году выходец из ФСБ Владимир Путин.

 
Dыходец из ФСБ Владимир Путин

В украинском случае диктатор-силовик будет однозначно позиционировать себя как враг российских спецслужб и их ставленника. Хотя бы потому, что одна из ключевых угроз порядку в Украине исходит как раз от них.

Однако при этом украинский диктатор-силовик рискует пойти тем же путем, что и российский аналог, устанавливая контроль над СМИ и гражданскими инициативами, рынком и даже интернетом – "силовые" рецепты, как и рецепты либеральные, тоже претендуют на универсальность.

Украинское танго

На первый взгляд, Украина слишком далека от Латинской Америки – и географически, и культурно, чтобы искать какие-то параллели между ними. Латинская Америка в контексте обсуждения варинатов диктатуры интересна моделью диктаторов-популистов, которая была здесь многократно реализована.

Взять перонизм в Аргентине. Он предполагает существование сильного лидера, претендующего на то, чтобы непосредственно – без всяких партий и других институтов представительной демократии – представлять "народ". Лидер олицетворяет народ, говорит и действует от его имени. Французский социолог Алэн Турэн предложил особенно интересный анализ латиноамериканского популизма.

 
Президент Аргентины Хуан Перон позиционировал свою идеологию как третий путь между капитализмом и социализмом
with-art.livejournal.com

Диктатор-популист может выглядеть привлекательно для тех, кто ожидает готовых решений, но устал от идеологии, либеральной, национальной или консервативной и вообще устал действовать.

От диктатора-популиста ожидается обеспечение комфорта – материального и морального. Такой вариант выглядит особенно интересным для обывателя.

Потенциальных кандидатов на должность диктатора-популиста в Украине сразу несколько. На эту роль претендуют и Юлия Тимошенко, и Олег Ляшко.

В последние несколько месяцев о своих притязаниях заявила и Надежда Савченко. В одном из недавних интервью она прямо признала наличие у себя президентских амбиций. Учитывая, что среди украинских политиков на сегодняшний день именно Савченко обладает наибольшим кредитом доверия населения, ее амбиции выглядят более серьезно, чем надежды упомянутых Тимошенко и Ляшко.

Отнести Савченко к числу потенциальных кандидатов на роль диктатора-популиста позволяют несколько соображений.

Во-первых, это отсутствие у нее собственной политической партии и нежелание заниматься партийным строительством. Для политика-популиста партии, как и другие институты демократии – только лишнее звено между ним или ею и народом. Во-вторых, диктатор-популист считает, что знает, чего хочет народ, и старается говорить непосредственно от его имени. Претензии на "знание" желаний украинского населения и способов их реализации – простых и не требующих участия этого самого населения – в случае с Савченко тоже присутствуют.

Самоорганизация как альтернатива

Приход диктатора, однако, не является неизбежным.

Альтернативой является даже не сохранение сложившегося статус-кво – ввиду отказа нынешних политиков всерьез взяться за решение сложных проблем. Скорее, действительной альтернативой были бы усилия на развитие и приумножение инициатив, исходящих от самого населения.

Речь идет об использовании волонтерского движения и его потенциала для изменения украинского общества и политки.

Вместо того чтобы рассуждать, волонтеры занимаются практическим поиском решений самых острых проблем – от коррупции до поддержки ВСУ в вооруженном конфликте на Донбассе. Причем, в поиске решений они ориентируются не на учебники и клише, а руководствуются принципом: "Неважно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей".

Участницы волонтерского движения АРМІЯ SOS Марина Комарова и Алина Михайлова
Участницы волонтерского движения АРМІЯ SOS Марина Комарова и Алина Михайлова
Фото с Фейсбука Марины Комаровой

Волонтеры методом проб и ошибок ищут варианты, которые бы сработали здесь и сейчас.

В умении волонтеров брать на себя ответственность тоже сомнений нет. Вместо ожидания готовых решений от кого-то, будь-то начальник или диктатор, они не боятся ответственности и действуют на свой страх и риск.

Поэтому сохрание и преумножение инициативы снизу выглядит реальной альтернативой ожиданию диктатора, в какие бы цвета он или она ни рядились. Дело – за институционализацией уже существующих волонтерских инициатив и облегчением возникновения новых.

При этом не важно, будет ли следующий политический лидер выходцем из среды волонтеров или нет. Важно, чтобы он или она умели прислушиваться к инициативам снизу и использовать эти инициативы в практической деятельности.

Эта энциклопедия сложных решений, которую пишут сегодня волонтеры, могла бы стать источником вдохновения и руководством к действию для сегодняшних и будущих украинских политиков.

Антон Олейник, специально для УП



powered by lun.ua
Газова формула: як державним підприємствам купувати газ за чесною ціною
Мінекономіки придумало формулу, яка дозволить державним та комунальним організаціям купувати газ за ринковими цінами. Річна економія сягне 3 млрд грн.
Стратегічна програма уряду: прогалини, які її заблокують
Люди мають отримати доступ до впливу та прийняття рішень у тих громадах, на які вони фактично впливають своїм проживанням у них. Без цього реформи відбудуться на папері, але аж ніяк не в реальному житті, де мешканці все ще мають два життя: одне фактичне, а інше "за реєстрацією".
Чому не варто обмежувати емоції та як їх контролювати
Проявляти емоції безпечно для себе і для оточуючих можна різними способами. Головне, робити це вчасно, не доходячи до критичної точки.
7 причин задуматися над тим, щоб всиновити старого битого пса
Дорослі собаки нічим не поступаються в дружбі та відданості молодим.
Чи вдарить штрафна система по нардепах-прогульниках?
Новий закон принципово змінює підхід до участі народних обранців в засіданнях парламенту та комітету Верховної Ради. А от чи подіє ця штрафна система в умовах сучасної політичної ситуації – невідомо.
Як задовольнити кадровий голод в агросекторі
До кінця 2019 року загальна кількість вакансій в агросекторі складе 14,5%. При цьому 12,9% серед усіх зареєстрованих безробітних в липні – з сільського господарства. Чому роботодавці та безробітні не можуть знайти один одного. (рос)
Адмінпослуги можуть бути зручними та доступними для всіх
6% відвідувачів центрів надання адміністративних послуг – люди з інвалідністю. І ми здатні зробити так, щоб усі без винятку отримували якісний сервіс.