Партнерський збір УП. Задонать на дрони та РЕБи

Умеровські середи. 26 липня. Допит чекіста

Четвер, 27 липня 2017, 13:03

Никто не надевал ему на голову полиэтиленовый пакет, не ставил на растяжку и не обещал изнасиловать в задний проход. Никто не угрожал обесчестить его жену и дочь, а младших детей передать на воспитание в детдом. Никто даже не повышал на него голос, а тем более не цедил сквозь зубы "В лагерную пыль сотру". Никто не веселился, поигрывая резиновой дубинкой и приговаривая: "Всю жизнь на аптеку работать будешь".

Но боже мой, как же потел, нервничал и суетился следователь ФСБ старший лейтенант юстиции Игорь Скрипка, давая показания в Симферополе на восьмом заседании суда по делу Ильми Умерова! Следователь все же ощутил разницу между тем когда допрашиваешь сам и когда допрашивают тебя. На большую часть вопросов защиты он отвечал "не знаю", "не помню", "не уверен" и "могу выяснить дополнительно".

– Как получилось, что два ваших свидетеля, допрошенные в разное время и отдельно друг от друга, дали дословно одинаковые показания? – спрашивала его защита.
– Не знаю, я точно записывал их ответы, – отвечал Скрипка.
– Но они утверждают, что вовсе не были ни на каких допросах.
– Этого не может быть.

– Почему судебно-лингвистическая экспертиза исследовала текст выступления Умерова на русский языке, то есть в переводе, а не на крымскотатарском, на котором он говорил?
– Мы не проводим экспертизы на иностранных языках, – отвечал следователь, которому по должности положено было бы знать, что по российским законам государственными языками республики Крым являются, русский, украинский и крымскотатарский. Но он этого не знает, как и многое другое.

– Сколько раз вы встречались с переводчиком Салядиновым? – спрашивают Скрипку.
– Два раза: один раз исследовали запись выступления Умерова с диска, другой раз – из интернета.

Казалось бы, нормальный ответ, но вот загвоздка – переводчик утверждает, что встречался со следователем 4-5 раз и при каждой встрече подписывал заново какие-то бумаги, с которыми Скрипка его подробно не знакомил. "Он говорил, там ерунда какая-та, незначительные изменения", – пояснил переводчик Салядинов.

На некоторые вопросы защитников следователь ФСБ не мог найти ответы: стоял, переминался с ноги на ногу, выдерживал тройную мхатовскую паузу, а потом ухмылялся и говорил, что у него на этот вопрос ответа нет.

Характеризуя действия Умерова, он постоянно говорил об "отделении территориальной целостности России". Сначала я думал, что он оговорился, но затем фраза повторялась снова и снова, и тогда я спросил его, что он, собственно, под этим подразумевает. Следователь посмотрел на меня с сожалением и ответил, что такова формулировка статьи, по которой сегодня судят Умерова.

Бедняга, он даже не удосужился ознакомиться с диспозицией статьи, по которой привлек человека к уголовной ответственности! Когда общими усилиями защиты и судьи ему объяснили, что формулировка статьи 281.1 УК выглядит несколько иначе, он глупо улыбаясь объявил, что говорил так для сокращения.

В другой раз, не найдя ответа на вопрос, он бросил мне: "Это вам легко тут умничать". "У каждого своя работа", – возразил я ему. Действительно, одним в суде предназначено умничать, другим – тупить.

Где-то уже ближе к концу допроса судья Кулешов вдруг спохватился, что адвокаты совсем заклевали чекиста, и начал отводить вопросы защитников. Не все подряд, но значительную часть. Тем не менее, враг был уже повержен, раздавлен, деморализован и выжат как тряпка. Он был уже никому не нужен, и его отпустили.

Следующее заседание суда назначено на 30 августа. Месячный перерыв. Судьи тоже любят отдыхать в августе.

Александр Подрабинек, Facebook

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.
Реклама:
Шановні читачі, просимо дотримуватись Правил коментування

Як використовувати дані для розвитку продукту

Країни різні, агітація однакова. Як політики відкривають відремонтовані дороги та роздають корів

Що таке динамічні закупівельні системи, або Як буде купувати Україна майбутнього

Різний акциз на сигарети та тютюн для нагрівання. Навіщо це державі?

Від "спринту" до "марафону" для вступу в ЄС: що показав Євросаміт громадських організацій

Мобілізація головного редактора "Економічної правди" – позиція УП