"Ну що там бандери?": реальність протестів у Вірменії

15371 перегляд
Середа, 25 квітня 2018, 10:30
Богдан Амінов
журналіст

Премьер-министр Армении, экс-президент Серж Саргсян ушел в отставку. Это было главным требованием митингов армян по всей стране. Об этом пишут мировые СМИ, на событие реагируют другие страны – США, Россия, Европейский союз.

Я ездил в Армению освещать эти протесты. Мы общались с сотнями протестующих, политиками по обе стороны баррикад, армянскими журналистами, общественными деятелями и многими другими. Я каждый раз удивлялся ответам на вопросы.

В Украине говорят об армянском Майдане, желании армян уйти от влияния России, немирной революции, новом будущем главе страны, оппозиционере Николе Пашиняне и обо всем том, что в Ереване отрицают.

После приезда из Армении комментарии многих экспертов стали резать уши – от навыдуманного в эфирах и колонках на сайтах.

В Армении я сразу был шокирован другой реальностью. Первый диалог с водителем такси:

Вы из Украины, да? Как там ваши бандеры?

Что вы имеете в виду?

Ну, я про эту власть вашу говорю… майдановскую!

18 апреля, в первую же ночь в Ереване, мы отправились искать "Майдан". На площади Свободы в армянской столице были парочка протестующих, которые сразу сказали: "Это не Майдан. Мы его не хотим. Мы не хотим, чтобы получилось, как в Украине".

Ассоциации с Майданом

Как только армяне узнавали, что мы из Украины, почти всегда звучала просьба: "Когда будете писать об этом – не сравнивайте с вашим Майданом, пожалуйста". Как позже выяснилось, причин этому несколько.

1. У армян украинский Майдан ассоциируется с кровью, смертями и потерей частью территорий. Многие опасаются, если проводить параллели, то Армения окажется в идентичной ситуации.

Кстати, первая причина плавно перетекает во вторую. В Ереване часто отвечали, что клише "Майдан" может разозлить другие страны.

2. Россия. Армянские журналисты off records нам говорили, что когда освещали Майдан – было много акцентов на том, что это антироссийский протест.

К тому же, в Армении не ненавидят Россию. В Ереване не пытаются протестами "убежать от России", как любят поучать некоторые украинские эксперты.

Мой знакомый автомобильный активист из Еревана несколько раз повторял фразу: "Это против Сержа, не против Путина, России или кого-либо другого". Правда, при этом робко добавлял: "Если уйдет Серж – будет меньше России в Ереване".

И сторонники властей, и оппозиционеры сходились во мнении, что Россия для Армении – братская страна, как и, впрочем, Украина. Возможно, кому-то не совсем хочется в это верить, но мы этот тезис слышали от многих собеседников.

3. Один из координаторов акций Армэн, который не выпускал мегафон из рук, объясняет, что осторожность к украинской теме присутствует и из-за российского влияния, в частности в СМИ.

"Просто нам показывают о Майдане и Украине, в общем, почти один негатив. Про украинскую революцию мы слышим много плохих новостей", – рассказывает Армэн.

К слову, в отеле, где мы остановились, из пяти каналов три были российскими.

Протесты против Сержа

Серж Саргсян – это коллективное зло для митингующих. Мы подошли к группе молодых протестующих, и я решил спросить, наверное, самую младшую из них:

Неужели вы действительно верите, что если уйдет Серж, то станет еще лучше? Все держится на одном человеке?

Конечно, нет. Отставка Сержа – это начало. Мы вышли против бедности, против коррупции, против нынешней власти. Наш митинг за будущее. Ведь я, например, не знаю, что ждет нас через пару лет – будет ли работа, учеба… будет ли вообще Армения?

Саргсян – это типичный политик для постсоветского пространства. У власти он более 11 лет и все это время пытается сконцентрировать максимальное количество полномочий в своих руках. Даже ценой обмана избирателей и изменений в Конституции.

Напомню, что протесты начались из-за назначения на пост премьера Саргсяна, который ранее пообещал не идти в политику.

Серж, будучи президентом, изменил Конституцию, сделал Армению парламентской республикой, передал важные президентские полномочия главе правительства и… не ушел.

Армэн объясняет, что до протестов Саргсяна еще кое-как поддержали. Не его конкретно, а намерения поменять Конституцию.

"Мы хотели, чтобы он ушел – любой ценой. Он это пообещал и не сделал. Нам надоел даже не так Серж, как наплевательское отношение властей. Они уже открыто врут нам, они просто издеваются уже! Мне кажется, что они думают, что мы уже все проглотим", – рассказывает он.

Действительно, когда я спрашивал протестующих об их требованиях, все помимо отставки Сержа называли ряд других тезисов. В основном сводилось к тому, что в Армении вырос запрос на новую политическую элиту.

И даже когда в этом моменте я парировал, что это похоже на украинский Майдан, то митингующие уходили от ответа. "Это другое. У нас своя революция, у вас – своя", – так нам ответил студент Ашот, который стоял с флагом на площади Республики в Ереване.

Митинг по-армянски

Это совсем не похоже на Украину.

Почему они хлопают в ладоши?

Митингующие показывают, что уважают полицию. Это часть нашего народа, они тоже против Сержа, и им все надоело. Просто работа не позволяет присоединиться. У них свои инструкции, – отвечает женщина, стоящая рядом.

В Армении не ненавидят полицию. Протестующие уверены, что их мнение настолько популярно, что и в силовых структурах его скрыто поддерживают. Тем более, что в Армении на менее чем 2,9 миллионов жителей больше 10 тысяч полицейских.

Я был свидетелем более 50 задержаний на протестах. Полиция не била митингующих по голове, не бросала их лицом к земли, не применяла дубинки.  

Был интересный случай, когда бабушка и отец полицейского Ашота вышли на митинг. Тогда толпа протестующих кричала: "Ашот, присоединяйся! Неужели ты будешь задерживать своих родственников?".

Кстати, первому полицейскому, который присоединиться к протесту, предлагали 10 тысяч долларов. Всем остальным – по 2 тысячи. Но первые полицейские шли на митинг, не брав деньги.

Откуда деньги? Кто финансирует?

Мы собираем миллион долларов на революцию! На мирный протест! Заплатим всем, кто еще не наворовал, чтобы они наконец-то ушли из власти.

Никола Пашиняна, нашего лидера, активно поддерживает средний класс, богатые армяне из диаспоры. Если сто человек скинется по тысяче долларов, будет уже 100 тысяч, не без улыбки рассказывает автомобильный активист.

Культура митингов. Нет страдальческого пафоса, жалобных стонов, трагических взглядов. "Мирная революция – настоящий праздник", – говорили нам.

Бархатная революция, как называет митинг Никол Пашинян, действительно выглядит как радостное событие. Люди на протестах веселятся: играют в игры, поют песни, танцуют, устраивают многотысячные пикники в парке, слушают музыку, бесконечно сигналят на дорогах.

В Ереване не разбирали брусчатку, не бросали камни в полицию, не брали в руки металлические прутья, не громили витрины – даже когда протестующих стало десятки тысяч.

"Нас не могут просто обвинить ни в чем. Ни в терроризме, ни в экстремизме. Саргсян только этого и хочет. А мы портим ему все планы – у полиции просто нет повода нас бить и арестовывать", – говорит Армэн.

Когда протестующие блокировали государственные учреждения, люди сели на пол возле входа в здание правительства №3 и взялись за руки. Их разогнали, но при этом никто не пострадал.

Лидер протестов Никол Пашинян также нашел способ уйти от контроля полицейских. Митинг все время разделялся и был в движении. Сразу несколько колонн протестующих параллельно шли улицами Еревана, блокируя движение.

Полиция не всегда справлялась – им приходилось принуждать общественный транспорт помогать. Маршрутки без номеров все время возили туда-обратно правоохранителей.

Децентрализованные митинги были хорошо организованными: каждый день в 8:00 все собирались на площади Республики и расходились группами, а после целого дня ходы возвращались обратно – в 19:00, где Никол Пашинян несколько часов выступал с трибуны. Митинг ночью расходился.

Пашинян VS Саргсян

Пашинян будет новым премьером?

Это не борьба за власть Пашиняна, это борьба против Сержа. Пашиняну не нужно это кресло. Он и так наш лидер. Мы даже поддерживаем не столько личность Никола, сколько его идеи и движения, объясняет активистка возле фонтана на площади Республики.

Действительно, армяне не спешат делать из Пашиняна идола или мессию. Протестующие не отрицают его лидерство, но называть Никола премьером не берутся. Скорее, Пашинян – это безальтернативный кандидат на лидерство на митингах. Потому что кроме него никто не согласился.

В парламенте не поддерживали протесты, кроме Пашиняна и еще троих депутатов. Даже родной блок Елк, от которого Никол пришел в парламент, не поддерживал в полном составе акции.

Некоторые украинские политические обозреватели иронично подмечают, что Серж ушел бескровно и оказался умнее беглеца Виктора Януковича. На самом деле, он не сделал это добровольно. Как минимум, два переломных события заставили его это сделать.

Первое – поддержка армянской диаспорой митингов. За границей более 10 миллионов армян, а в стране – менее трех. Армянская диаспора не только поддерживала Пашиняна, но и давала деньги на революцию.

Второе – выход военных Армении на протесты. Саргсян до конца был уверен, что полностью контролирует силовой блок. Но когда часть армии и полиции перешла на сторону митинга – это уже повод прогнозировать военный переворот.

Саргсяна считают серым кардиналом в стране. "Ничто не делается в Армении без учета его мнения", – объясняет активист Армэн.

Еще его иногда называют маленьким Путиным. Если он уйдет, то перемены будут лишь формальными, а армяне на протестах просто выпустят пар.

У Сержа есть своя Республиканская партия, у которой большинство в парламенте. Поэтому его отставка – это только амбициозные потери, но не потеря власти.

Именно поэтому митинг продолжается. Как написали мои знакомые из Еревана, вчера, 24 апреля, в день памяти жертв геноцида армян, все поставили на паузу.

Но уже сегодня, 25 числа, все возобновится. Митингующие будут требовать полной перезагрузки власти – начнутся переговоры с правительством. Как свидетельствуют мои источники, Никола Пашиняна будут требовать сделать премьер-министром.

Митингующие собираются давить на парламент, чтобы депутаты сделали Пашиняна главой правительства. После этого парламент этого созыва должен самоликвидироваться.

По неподтвержденной информации, такая договоренность уже достигнута: Республиканская партия делает Пашиняна премьером и назначает перевыборы в парламент на следующей неделе.

И они на это согласятся? И сам Серж?

А куда им деваться. Некоторые уже покинули страну в страхе. Знаю за пару полицейских точно, отвечает один из активистов.

Богдан Аминов, журналист, специально для УП

powered by lun.ua
powered by lun.ua
Якими будуть українські школи, якщо вони матимуть "агентів змін"
У освітньому процесі "агенти змін" – це учні, які найкраще підготовані до майбутнього.
Студентські заворушення 14-15 листопада 1918 року
Студенти Київського українського державного університету заявили: "в зв'язку з подіями в Галичині, а також з призивом бувших офіцерів, лекції в університеті треба зовсім припинити, всім студентам записатись у військо, а студенткам – у Червоний Хрест".
BEPS – технічні нюанси чи стратегічні рішення?
"Податкові пільги", які отримують деякі компанії — суттєво руйнують конкурентне середовище і не дають можливості бізнесу розвиватись.
Голосування як сервіс: погляд з України на вибори в США
На виборчій дільниці не можуть відмовити у можливості проголосувати. Навіть якщо виборець відсутній у списку або зареєстрований на іншій дільниці. Інакше він може втратити інтерес до виборів.
Чи можна захистити права українців у Криму, не спілкуючись з Окупаційною Державою?
Як би провокаційно не звучала така ідея, але ми повинні це робити і для верховенства права, і для забезпечення реалізації прав потерпілих і підозрюваних. (рос.)
Знати все: чек-лист джерел для роботи з органами влади
Є цілий арсенал джерел, які допомагають не пропустити важливі деталі та вчасно відреагувати на зміни політичної кон’юнктури. І більшість із них є публічними й доступними кожному.
#Прикрути. Чому українці без тепла, але всі діють за законом
Спочатку #прикрути, #украінці ви чудові, а через півроку ТКЕ без газу, а "чудові українці" без тепла, але всі формально діють за законом.