2019 рік очима адвоката: чого чекати бізнесу і корупціонерам

1266 переглядів
П'ятниця, 21 грудня 2018, 16:30
Юрій РадзієвськийYuri Radzievsky
керівний партнер АО "Радзієвський і Яровий"

Предстоящий год будет урожайным для адвокатского сообщества. Адвокаты станут монопольными представителями клиентов в судах.

Несмотря на благие инициативы типа "маски-шоу стоп", количество необоснованных обысков бизнеса не уменьшается. Появляются новые инициативы, которые будут способствовать рейдерству.

Все это в совокупности с традиционной предвыборной турбулентностью не только прибавит работы, но и создаст условия для хорошей закалки как адвокатам, так и клиентам.

Когда накануне мы с коллегами отмечали профессиональный праздник – день адвокатуры – то один из тостов, не сговариваясь, цинично подняли за чиновников. Ведь именно они являются сегодня основным поставщиком клиентов для адвокатов, работающих в сфере защиты бизнеса, в том числе и в уголовных процессах.

В 2019 году мы ожидаем рост таких запросов, и первые сигналы новых трендов уже видим сегодня.

Так чего же ожидать нашим клиентам? Вот несколько субъективных прогнозов:

1. В 2019 году заканчивается мораторий на проверки бизнеса контролирующими органами, введенный почти пять лет назад после начала постреволюционного кризиса в экономике.

Пожарные, инспекция по труду и экологии, потомки санэпидемстанции, архстройинспекция и даже архивариусы уже наглаживают свои лучшие костюмы, чтобы выяснить, как предприниматели справлялись все эти годы без их чуткого надзора.

Недавно в Минэкономразвития заявили, что проверки выявляют нарушения в 70% случаев, а в 40% ситуаций контрольные мероприятия заканчиваются штрафами. Это означает, что почти половине бизнесменов придется раскошелиться, даже если на их предприятиях все идеально.

Но штраф – это цветочки. Наиболее болезненным будет закрытие предприятия и убытки, которые придется понести за время исправления нарушений. Особенно обидно будет, если они надуманные, а действия инспектора – обычная провокация взятки. Поэтому спрос на адвокатов, специализирующихся на защите и обжаловании результатов таких проверок будет расти.

2. Законодательство "Маски-шоу стоп" расширяет возможности привлекать к ответственности силовиков, которые нанесли бизнесу ущерб во время обыска или любых других следственных мероприятий.

Идея хорошая. Но вначале нужно признать их действия незаконными, а четких механизмов в законодательстве для этого нет.

В 2019 году адвокаты, скорее всего, опытным путем протопчут-таки эту дорожку в административных судах, и до конца года можно ожидать первые примеры возмещения следователями нанесенного ущерба. "Объем рынка" - минимум сотни миллионов долларов в год.

3. Статистика предыдущих лет показывает, что силовые органы постепенно все меньше привлекают к ответственности коррупционеров, получающих взятки, и чаще – тех, кто эти взятки предлагает.

Количество уголовных производств и подозрений по статье "предложение взятки служебному лицу" - растет.

Мало кто обращает внимание на то, что эта статья – также "подведомственна" Национальному антикоррупционному бюро, со всеми тяжелыми последствиями: большие сроки, судимость за коррупционное преступление, дело в Высшем антикоррупционном суде.

Если тенденция сохранится, то многие адвокаты, работающие с делами НАБУ, могут переквалифицироваться с защитников чиновников-мздоимцев на их "жертв".

4. Также с наращиванием оборотов антикоррупционных структур и появлением Государственного бюро расследований будет расти спрос на адвокатов, способных защитить топ-коррупционера или хотя бы свести к минимуму его наказание.

Нужно честно сказать, что силовики далеко не всегда качественно выполняют свою работу. Пример тому "сырые" представления на народных депутатов или недавнее с нарушениями оформленное увольнение главы ГФС.

С увеличением количества новых дел ошибок, увы, будет становиться больше. А потому адвокаты будут искать все возможности, чтобы воспользоваться этими ошибками. Поскольку каждый имеет право на защиту и на справедливый суд. Как бы странно это не звучало с точки зрения ряда общественных активистов, иногда едва ли не призывающих развешивать коррупционеров на столбах без суда и следствия.

5. К сожалению, в парламенте в уходящем году гораздо чаще, чем когда-либо, появлялись лоббистские инициативы, направленные на упрощение рейдерских схем. В частности, речь идет о доступе к реестрам людей, не имеющих квалификации нотариуса, и ряде других предложений, которые настойчиво продвигаются через Верховную раду и Минюст.

Вполне вероятно, что в том или ином виде эти идеи будут реализованы, а значит рейдерских захватов, основанных на махинациях с реестрами, будет становиться все больше.

Умножим эти риски на турбулентность предвыборного года и традиционно следующий после любых выборов передел собственности на разных уровнях. Получим массу предпосылок для беспокойства как в отношении корпоративных конфликтов, так и в отношениях бизнеса с государством. Государством, которое может легко стоять за спиной у рейдера как в виде физической охраны из сотрудников полиции, так и в виде бумаг от судов и непонятных регистраторов.

6. Обыски – еще один индикатор "благополучия" украинского бизнеса. Несмотря на законы "Маски-шоу стоп", последние примеры обысков в ИТ-компаниях свидетельствуют, что практического применения увещевания властей пока не получили.

За последние годы статистика обысков растет галопирующими темпами, тренингами по подготовке компании к обыску уже никого не удивишь.

Более того, если ранее клиенты были готовы заключать с адвокатами контракт stand-by на вызов на обыск или допрос у следователя (с оплатой по факту), то сегодня все больше обращений поступает с предложением вносить фиксированную абонплату за право иметь адвоката в быстром доступе.

"Для нас вопрос стоит не "если придут", а "когда придут", - сказал один клиент, который ведет полностью прозрачный бизнес с уплатой всех налогов, но на рынке, где коллег регулярно "кошмарят".

7. Еще один тренд, связанный с адвокатской защитой, касается сферы управления персоналом. Существует давний стереотип, что ответственность за деятельность компании несут только директор и главный бухгалтер. А учредитель, например, вообще не при чем и за махинации своей фирмы никогда не сядет. Однако это заблуждение.

В отличие от советских времен, сегодня документы от имени компании имеют право подписывать любые уполномоченные приказом или доверенностью сотрудники. Причем ответственность наступает не за должность, а за функцию, которую человек выполнял в этот момент, хотя формально он может быть как обычным клерком, так и, например, учредителем без громкого поста.

В связи с этим в одной из крупных компаний мы обсуждали недавно возможность внесения в социальный пакет пункта об адвокатской защите, которую компания оплатит "если что".

По сути речь идет о подписании индивидуальных договоров с адвокатом каждого сотрудника, который может принимать решения. Часто в корпорациях эта опция "зашита" в договор найма автоматически – интересы сотрудников защищает юридический департамент.

Но "выдохнуть с облегчением" можно лишь на первый взгляд, поскольку вполне распространены и обратные случаи, когда компания пытается спихнуть на сотрудника свои неудачи и забыть о его существовании. Поэтому наличие индивидуального договора станет дополнительной гарантией, что этого не случится.

***

Конечно, в предновогодней суете не очень хочется даже допускать мысль о контакте с силовыми структурами или о договоре с адвокатом. Тем более, что тогда придется как будто признаться себе, что ты в чем-то виноват, раз опасаешься обыска или допроса.

Но, к сожалению, реалии таковы, что согласно данным Инспекционного портала, в 2019 году ежедневно по всей стране будет проходить около 300 проверок бизнеса. А если тенденция с обысками останется неизменной, то в это же время около 250 предпринимателей каждый день будут общаться с прокуратурой, полицией, СБУ, НАБУ, САП или ГБР. И вероятность попасть в этот список – довольно высока.

Юрий Радзиевский, для УП



powered by lun.ua
Реклама:
Капітолій. Початок реваншу Трампа
Дональд Трамп не здасться зараз, оскільки має намір балотуватися на наступних президентських виборах.
Заробити на смертях: як нас позбавили світової вакцини в 5 разів дешевше
Три долари заплатила Всесвітня організація охорони здоров'я за вакцину, закупівлю якої в ручному режимі зірвав міністр охорони здоров'я Максим Степанов.
Справжня ціна хутра норок: історія одного розслідувача
Наприкінці вересня 2020 року польський Сейм (нижня палата парламенту) провів історичну нараду з питань правового захисту тварин у Польщі.
Чи змінив Національний банк свою політику на валютному ринку
За яким принципом НБУ буде виходити на ринок з валютними інтервенціями та як впливатиме на курс. Що змінилося у новій стратегії?
Торговельний фокус з лісом: друзям — усе, а суспільству — нічого?
Чому торгівля необробленою деревиною відбувається на закритих "аукціонах" та без конкуренції.
Справа генерала Назарова — сигнал, який не можна ігнорувати
Справа Назарова як потенційний прецедент для військового судочинства України та свідчення неврегульованості ключових питань військової юстиції.
Демократія і некомпетентність
Чому Арістотель не довіряв демократії як формі правління, у чому полягають вади останньої та що це означає для сучасної України.