Напередодні 8 березня: відверто про роль жінок у політиці

777 переглядів
Четвер, 07 березня 2019, 15:00
Оксана ЧепіжкоОксана Чепижко
співзасновник ГО "Re: Старт", виконавчий директор "Асоціації захисту банків"

Так совпало, что через три недели после Международного женского дня украинцы будут выбирать президента. Чем не повод поговорить о роли женщин в нашей политике?

Сначала немного статистики. Согласно данным портала открытых данных Верховной Рады, в ВР нынешнего созыва примерно 12% женщин. Это больше, чем раньше (9%), но почти в два раза меньше среднемирового показателя (24%).

С влиянием женщин на принятие политических решений дела обстоят еще хуже. Согласно Global Gender Gap Index-2018 от Мирового банка, Украина занимает 97 место среди 149 стран. И это несмотря на гендерную квоту в 30%, которую на прошлых парламентских выборах так и не выполнили 20 партий из 29, участвовавших в гонке.

Если спуститься с национального уровня на местный, ситуация может показаться не столь печальной. По итогам местных выборов 2015 года в областных советах женщин-депутатов 15%, а в городских – чуть больше 18%.

Выходит, положительные изменения начинаются "снизу"? Как говорится, не всё так однозначно.

"Национальные особенности" участия наших женщин в политической жизни могут многое рассказать не только о гендерных стереотипах, но и, собственно, о самой политике. Со всеми её постсоветскими "искажениями" и, как следствие, двойной дискриминацией женщин.

Почему в местных советах женщин стабильно больше, чем в главном законодательном органе страны? Потому что партии предпочитают "отдавать" женщинам-кандидатам менее престижные места.

Общая закономерность такова: там, где, речь идёт о "ресурсных" должностях, принято апеллировать к политической целесообразности (что бы это не значило). Там, где место "не прокормит" – можно сыграть по правилам.

Возможно, чтобы избежать давления партийного руководства, женщинам-политикам будет выгодней избирательная система с открытыми списками? Тоже не факт, ведь им придется соревноваться не только за голоса избирателей, но и за партийный рейтинг.

Кстати, есть и такая закономерность: если партия выступает против определенных групп населения и склонна в своей деятельности к дискриминации, количество женщин в её рядах тоже будет уменьшаться.

Правый разворот к консерватизму и "традиционным ценностям" актуализирует общественные предубеждения: мол, политика – не женское дело. Если женщина – это прежде всего "хранительница очага", значит, уход в "мужскую" сферу автоматически превращает её в "плохую" мать, жену, хозяйку…

Даже попав во власть, женщины сталкиваются с якобы "традиционным" делением на hard и soft политику. Грубо говоря, оборонка, инфраструктура и экономика – мужчинам. Образование, медицина и (возможно) социалка – женщинам.

Плюс "стеклянный потолок". Как бы там ни было, но в 21 веке сделать топ-карьеру в политике нашим женщинам по-прежнему намного сложней, чем мужчинам.

Помните, как одну из женщин-кандидатов на президентский пост называли "единственным мужчиной в украинской политике"? Казалось бы, комплимент. А на самом деле – сегрегация. Как будто женщина в политике – это заведомо "второй сорт" и, чтобы победить, она должна "стать" мужчиной.

Между тем, как свидетельствуют некоторые международные исследования, именно женщины способны привнести в публичную политику уникальные качества, которые в итоге сыграют роль "предохранителей" от нездоровых перекосов.

К примеру, женщины на 20% чаще, чем мужчины, вкладывают ресурсы в будущее – главным образом, образование и здоровье детей. В силу двойной нагрузки (работа плюс домашние обязанности) и, как следствие, привычки экономить время, они больше склонны к устойчивому развитию, а не достижению быстрых результатов. Другими словами, ищут системные ответы на вызовы, а не "рубят с плеча".

Loading...

Парламенты, где женщин больше 40%, чаще принимают решения, которые способствуют инклюзивности, преодолению бедности, минимизации экологических рисков и "качественному" экономическому росту. Самые яркие примеры – парламенты Норвегии (в 2018 году – 41,4%) и Швеции (43,6%).

Правда, в этом вопросе существует еще один аспект – в некоторых странах, которые переживают непростые общественные процессы, либо конфликты, процент женщин в органах представительской власти достаточно высокий, (пример Руанды, Боливии, Никарагуа). К слову, это связано с желанием общества снизить градус напряжения.

Всё это – долгосрочные цели, которые у нас пока что стабильно проигрывают популистским обещаниям "снизить" и одновременно "поднять".

Поэтому участие женщин в принятии решений – не "вишенка на торте", а сверхактуальная задача для Украины.

Речь идёт не только о политике. Активных женщин-агентов изменений хватает и в бизнесе, и в журналистике, и в гражданском секторе.

Пришло время действовать?

Оксана Чепижко, специально для УП



powered by lun.ua
Питання Донбасу: орієнтири для нової влади 
Які компроміси українці вважають прийнятними для припинення війни на Донбасі, які існують "червоні лінії", формат і нюанси переговорів по Донбасу, а також який найефективніший сценарій для України в питанні його реінтеграції.
6 причин, чому медреформу не усі підтримують
Які проблемні питання в українців викликає медична реформа.
Крим: анексований чи окупований?
На відміну від окупації, анексія як міжнародно-протиправне діяння має інші правові наслідки і пов'язана із зміною суверенітету (правового статусу) відповідної території. Слід уникати часто уживаних термінів "анексований Крим" чи "анексія Криму" – читайте чому.
І знову корпорація "Укрбуд", або Грабувати киян мають право лише…
Корпорація "Укрбуд" будує житло, а паралельно створює компанії з утримання цих будинків, для яких встановлює тарифи без погодження з відповідними органами влади.
Кому і яке діло до реформи охорони здоров’я? Тенденції громадської думки останніх років та поточні настрої українців
Питання медичної реформи має достатній політичний потенціал, щоб при правильній комунікації стати важелем перезавантаження влади на місцевому рівні внаслідок виборів у жовтні 2020 року чи навіть раніше.
Двобій з митними проблемами: що робити у міжнародному напрямі
Першочерговим завданням і викликом нової Державної митної служби є інституційне, організаційне і кадрове забезпечення та відновлення повноцінного міжнародного митного співробітництва.
Чи варто будити "сплячі ліцензії" на видобуток нафти і газу в Україні
Які додаткові кроки можна зробити для зменшення кількості "сплячих ліцензій" та як вони впливають на економіку України?