Усвідомити суть війни: німецький погляд на Дні пам'яті

Субота, 09 травня 2020, 13:00

Обычно 8-9 мая в Германии – рабочие дни. В нынешнем году сделали исключение, но только для Берлина. 

День 8 мая в календаре обозначен как дата капитуляции Вермахта, 75-я годовщина окончания Второй мировой войны и освобождения от национал-социализма антифашистской коалицией, в том числе Красной Армией Советского союза в 1945 г. 

Карантин и запрет на проведение массовых мероприятий внес свои коррективы в планы на этот день, но у знаковых мест в Берлине и по всей Германии наверняка будет людно.

Немцы в этот день вспоминают страшные преступления немецких фашистов, солдат, палачей СС и их сподвижников по всей Европе, нередко собственных же предков. Они помнят многомиллионные жертвы в нынешних России, Украине, Беларуси, Польше, Чехии, Великобритании, Нидерландах, странах Балтии и многих других. 

Победа над фашизмом была освобождением для жителей этих стран, для немногих выживших евреев, для участников сопротивления, для людей на принудительных работах и остарбайтеров, для военнопленных – хотя далеко не все вернулись домой – и для самих немцев, многие из которых участвовали в кровопролитии или преследованиях. 

В Германии сегодня самым важным считают осознать суть войны: значение ее потерь и последствий на десятилетия. Осознать, что войны больше никогда не должно быть, что ее обязательно нужно предотвратить и противостоять ей – ради людей и права.

Поэтому мы были потрясены, когда в 2014 году тема войны вернулась в Европу, в немецко-российские и немецко-украинские отношения. Вернулась российским военным вторжением и присутствием в восточной Украине и в Крыму. 

История войны и победы 1945 года, ее интерпретация Россией влияют на ее нынешнюю внешнюю и внутреннюю политику. А опыт Германии в преодолении последствий войны и интеграции после объединения страны в 1990 году может помочь Украине выработать стратегию реинтеграции своих граждан и территорий.

Опасность идеализации победы 

В Берлине очень много послевоенных памятников. В его восточной части в основном стоят памятники советским воинам, несколько монументов посвящены погибшим во время Холокоста евреям, жертвам среди ромов и других национальностей. Есть памятники тем, кто пытался убить диктатора Гитлера. 

Очень важно помнить, что фашистские режимы, от Испании до Японии, истребили миллионы людей во всем мире, а победа в войне была общим подвигом антифашистских союзников разных стран. 

Отдавая дань подвигу солдата, нельзя забыть, что это подвиг русского, украинского, белорусского, польского, американского, британского, … список можно и нужно продолжать… солдата и солдатки, а также всех, кто оказал сопротивление на оккупированных территориях и даже в концлагерях. Победа была достигнута через страшные потери.  

Реклама:

Попытки российского руководства идеализировать эту победу и в целом СССР 40-х годов, приписывая заслуги только своим предкам, опасны не только тем, что искажают историю, но и тем, что служат "развязыванию рук" даже десятилетия спустя. 

Однобокий образ "спасителя Европы", "миротворца" и предводителя "русского мира" каждый год подпитывается военными парадами на улицах и военными фильмами в телеэфире. 

В этом образе пропагандисты регулярно пытаются убедить своих граждан, что противоправные действия российского руководства в Крыму и на Донбассе – продолжение политики мира и защиты от фашизма.

Тем не менее все мы – Евросоюз и гражданские общества Германии, Франции, Польши и других стран – можем и должны работать с Россией, с российским обществом, и, главное, с теми партнерами, которые разделяют ценности демократии, прав человека и верховенства права. Такие партнеры в России есть. 

В 2017 году, в рамках проекта, который поддерживает МИД ФРГ, удалось создать международную платформу CivilM+. Она предполагает совместную работу украинских, российских, немецких, польских, нидерландских, французских коллег, представителей гражданского общества для преодоления конфликта на Донбассе. В рамках нашего следующего совместного проекта планируем больше заниматься темой исторической памяти.

После войны

В Германии выросло уже почти четыре послевоенных поколения. Но здесь до сих пор помнят, что ждет страну после войны, и какие меры важны для установления прочного мира. 

Это не только внешняя сторона: восстановление жилья, инфраструктуры, экономики; возрождение разрушенных городов и деревень. Важно дать молодым доучиться, старшим – обеспечивать себя, работать, беженцам – вернуться или укорениться в новых местах. 

Очень важна поддержка жертв, их реабилитация и помощь их семьям. Важно правовое осознание и оценка произошедшего, в частности перед судами. В Германии это происходит до сих пор. Все еще судят отдельных надзирателей концлагерей, невзирая на их сегодня очень преклонный возраст.  

Эти суды – сигнал для всех и, в первую очередь, для жертв. Все видят, что вину в таких преступлениях не спишут по давности лет. А начались эти суды в Германии поздно, возможно, слишком: преимущественно только в 1960-ые годы, по крайней мере в Федеральной – тогда Западной – Германии. 

Прошло более 20-ти лет, пока общество оказалось готово заниматься собственными злодеяниями. Этого потребовало следующее поколение. А какие преступления совершались позже, уже после войны, оккупационными и, прежде всего, советскими властями, интенсивно обсуждалось только во время перестройки. Картина этих лет сегодня – крайне сложная, многогранная, без иллюзий. 

В любой войне объективное, беспристрастное расследование преступлений – обязательный процесс. Он растянется на годы, а то и десятилетия, поэтому в Украине уже сейчас важно расследовать те эпизоды, по которым есть информация и доступ к документам, свидетельствам, подозреваемым и потерпевшим. 

Необходимо четкое разделение между теми, кто совершал преступления и способствовал им, и теми, кто остался на временно оккупированных территориях, но преступлений не совершал. Первоочередная задача – разработать четкие и прозрачные критерии амнистии, чтобы люди, которые живут сегодня по другую сторону линии соприкосновения, понимали, что их ждет. 

Разработка таких критериев – часть обширного процесса переходного правосудия, первые своеобразные контуры постконфликтной реальности.  

Расследуя посягательства на территориальную целостность Украины, нельзя игнорировать достоверные сообщения о незаконных действиях украинских военных, добробатов. Если такие случаи были, то важно их не замалчивать, а привлекать виновных к ответственности, чтобы безнаказанность не порождала новые преступления, а их тень не падала на всю украинскую армию.    

Различия как ресурс для идентичности

В Германии между прекращением войны в 1945 г. и объединением Востока и Запада в 1990 г. прошло более сорока лет. В том числе 28 лет простояла Берлинская стена. И все-таки объединение Германии, вернее, присоединение ГДР к ФРГ произошло.  

Разрабатывая политику реинтеграции украинских территорий Донбасса, властям и общественности Украины будет, возможно, полезно изучить опыт Германии. 

В марте наша организация должна была принимать в Берлине народных депутатов Украины всех фракций, как раз для экспертных встреч по теме примирения, послевоенного диалога и реинтеграции в Германии после объединения. Из-за пандемии визит пришлось отложить.

Опыт объединения Германии нужно изучать целиком: как постепенное восстановление экономики, обеспечение равных прав, так и те аспекты реинтеграции, которые усложняли и затягивали процесс вплоть до сегодняшнего дня. 

Это, к примеру, разрушение предприятий в 90-е годы, неравные возможности для многих на Востоке, особенно в сельской местности, неоправданное отвержение многих ценностей – от культурного наследия и кинематографа до образования. 

Хотя директор Берлинского Института населения и развития Райнер Клингольц назвал соединение двух систем "чудом, которому трудно найти исторический эквивалент", различия между западными и восточными немцами сохраняются и через 30 лет после падения стены. 

Ссылаясь на недавнее исследование (июль 2019 года) Института демоскопии в Алленсбахе, журналистка Анна Сауэрбрей написала для New York Times, что 71% западных немцев ответили, что ощущают себя просто немцами. На востоке так идентифицируют себя всего 44% жителей. А 47% жителей Восточной Германии идентифицируют себя как восточные немцы и продолжают связывать свою идентичность частично с территорией и опытом бывшей ГДР. 

Означает ли это, что не стоило объединяться? Под этим мало кто подпишется, даже среди самых скептических жителей этих территорий. И я не подпишусь.

В СМИ называют разные причины сохраняющихся и даже усиливающихся разногласий Востока и Запада Германии. Многие возвращаются к истокам объединения. 

Условно, причину недовольства восточных немцев обозначают как "нас не спросили", хотя это не соответствует реальности. Ведь на выборах в марте 1990 г. ввиду все быстрее рушащейся ГДР большинство ее граждан проголосовало за незамедлительное присоединение к ФРГ. Но это "не спросили" означает, что никто точно не знал, как этот процесс будет происходить, а сложности его стали проясняться только по мере прохождения этого длинного пути. 

Ощущение дискриминации, неполноценного участия появилось у восточных немцев не на пустом месте. Поэтому это "нас не спросили" закономерно возникло снова, когда в 2015 году Германия решила принять более миллиона беженцев. 

Частичную неготовность помочь людям в беде можно объяснить тяжелым опытом в 90-ые и шатким положением у многих сегодня, а также неподготовленностью к жизни в межкультурном обществе. В то же время есть понимание, что именно такое общество – уже реальность. 

То, что сегодня все же объединяет людей на Востоке и Западе Германии, при всем региональном разнообразии, – общая правовая основа и приверженность к ней, восприятие общих задач как своих задач, а также совместное осознание ответственности перед историей, Европой и миром, связанное со Второй мировой войной.

Интегрировать территории, оккупированные сепаратистами под российским контролем, Украине будет непросто. Седьмой год несколько миллионов человек живут в другой реальности, в условиях крайне ограниченной свободы слова, под влиянием пропаганды российского руководства и их ставленников. Языковые, ментальные различия, разные интерпретации истории, стереотипы и страхи – серьезные преграды для выработки единой – украинской гражданской – идентичности. 

Возможно, полезно будет не сглаживать различия, а признать их, понимая, что и с этими различиями можно жить в одном обществе, в одном государстве. Украинское общество может разработать грамотную и взвешенную политику реинтеграции, в рамках которой различия будут рассматриваться тоже как ресурс для идентичности "я – гражданин(ка) Украины", не лишая при этом права на региональную идентичность "я – житель(ница) Донбасса".

Цитируя заявление, которое в конце марта подписали общественные организации-участницы международной гражданской платформы CivilM+, "продвигая такую сложную тему, как тему примирения, государство должно крайне осторожно и взвешенно выбирать своих амбассадоров/спикеров и внимательно относиться к каждому сказанному слову".

Опыт работы в рамках платформы, когда за одним столом или в одной онлайн- конференции участвуют независимые общественные организации из Украины и России, договариваются, согласовывают формулировки, которые укрепляют диалог, может быть полезен сторонам переговоров по Донбассу. 

Чтобы поделиться этим опытом, платформа обратилась к участникам переговоров в Нормандском и Минском форматах с предложением создать для сопровождения Минских переговоров независимую группу гражданского консультирования. В рамках такой группы представители гражданского общества вместе с политиками и дипломатами могут более эффективно предлагать шаги по мирному урегулированию российско-украинского конфликта.

Штефан Мелле, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.
Реклама:
Шановні читачі, просимо дотримуватись Правил коментування

Питання на 300 мільярдів: як Україні отримати репарації?

Не лише гарантування вкладів, а й 45 мільярдів державі

Перекази за хвилини, копійчані комісії та відстеження товарів. Як криптовалюти можуть змінити міжнародну торгівлю

Якою ми не хочемо бачити пам'ять після війни

Повна деофшоризація Кіпру. Що зміниться для українському бізнесу

Енергетичне вікно в Європу: як закон про REMIT змінить ринок газу та електроенергії