Чим сталкери не догодили владі?

Вівторок, 29 вересня 2020, 20:00

С 28 сентября Верховная Рада в Комитете по вопросам правоохранительной деятельности, главой которого является Денис Монастырский, начала рассматривать законопроект №4156 по усилению ответственности за проникновение в Чернобыльскую зону отчуждения (далее – ЧЗО).

Кто туда проникает в первую очередь?

Сталкеры, "металюги", грибники, собиратели ягод, рыбаки. Если говорить о последних, это далеко не всегда барыги. Часто это жители близлежащих  к "колючке" (колючей проволокой обнесен периметр зоны отчуждения) сел, десятилетиями занимающиеся собирательством и элементарно питающиеся за счет зоны.

23.09.2020 на заседании Кабинета министров Украины был рассмотрен и принят без обсуждения проект закона "О внесении изменений в Кодекс Украины про административные правонарушения и Криминальный кодекс Украины относительно усиления ответственности за нарушение требований режима радиационной безопасности в местностях, которые подверглись радиоактивному загрязнению".

В проекте предусмотрено исключить из Кодекса Украины про административные нарушения статью 46-1 и перенести этот пункт в КРИМИНАЛЬНЫЙ кодекс Украины. 

Таким образом, "нарушение требований режима радиационной безопасности" становится криминальным правонарушением и предусматривает наказание в виде штрафа от одной тысячи гривен до двух с половиной тысяч необлагаемых минимумов или ограничением свободы от одного до трех лет.

Детальнее – в тексте законопроекта и в пояснительной записке.

Тем, кому происходящее в зоне отчуждения кажется чем-то далеким и даже мифическим, сталкеры – персонажами игры, а радиация – непонятным невидимым явлением, которое только усиливает фобии, по большему счету решение Кабмина покажется логичным. 

Но если чуть вникнуть в происходящее и пересмотреть как минимум хронику Нацполиции с заблюренными лицами пойманных сталкеров, возникает вопрос: а реально ли они – те самые злостные преступники, которых нужно сажать и тратить на их содержание государственные деньги?

Что на самом деле происходит?

1. Администрацию Зоны отчуждения задолбали сталкеры. Их реально много, с ними нужно возиться, составлять протоколы, а выхлоп от них по наполнению бюджета (штрафы часто не оплачиваются и это никто не контролирует) – почти нулевой. 

А вот шумят они в своих пабликах громко. Уже научились и активистам инфу доносить, и с депутатами связываться, и сливают все снятое по ходу похода, называя это противозаконными действиями в зоне – вырубки, распил металла, браконьерство. Хотя эти действия представляют опасность куда большую, они не подпадают под действие данного законопроекта.

2. Сталкеры задолбали официальные турфирмы. Задолбали давно и настолько, что именно первые для вторых стали удобной мишенью для обвинений в радиационной опасности, поджогах лесов, руке Кремля etc.

Все потому, что сталкеры лазят туда бесплатно, а хвостом ведут любителей экстрима уже за деньги. То есть эти самые денежные потоки (надеюсь, ясна ирония в отношение масштаба) идут мимо официальных турфирм. 

Официальный туризм в зону – это деньги немалые, стоимость однодневной экскурсии варьируется от 60 до 100 долларов с человека, а ведь есть еще двухдневные, трехдневные туры и индивидуальные экскурсии по своему маршруту. Получают деньги туроператоры, получает деньги и ДАЗВ с экскурсий. 

Только вот те люди, которые любят путешествовать в зону нелегально (попросту перейдя периметр зоны с рюкзаком и спальником), денег туроператорам и ДАЗВ не отстегивают. То есть наряду с официальным туризмом в зоне функционирует еще и параллельный теневой рынок туристических услуг со своим бюджетом.

3. Кабмин принял распоряжение, которое предусматривает создание правовых оснований для заключения соглашения между правительством и Еврокомиссией в сфере ядерной безопасности. Соглашение предусматривает реализацию проекта с бюджетом 6,6 млн евро. Об этом 28 сентября писала "Украинская правда". 

"Проектом соглашения предполагается реализация проекта с бюджетом 6,6 млн евро (вклад ЕС – 5,9 млн евро), который состоит из двух частей: интегрирование культуры безопасности и операционной эффективности в сфере обращения с радиоактивными отходами в Украине и поддержка в создании интегрированной автоматизированной системы радиационного мониторинга, охватывающую всю территорию Украины.

Бенефициаром проекта является Государственное агентство Украины по управлению зоной отчуждения", - говорится в сообщении.

Совпадение или логическая цепочка – тут на откуп уровня паранойи каждого. Но напрашивается ремарка: смотрите, мы со своей стороны всех противоправных элементов готовы закрыть, посадить, колючей проволокой обмотать, дайте только 6 миллионов и борьба дальше начнется на более высоком уровне. Бесспорно, более высоком, ведь сталкер, берущий от 500 до пары тысяч гривен за поход, – уровень низкий, не выше мха на битуме на хозпостройках в зоне.

4. Скоро в зоне планируют открыть хранилище ХОЯТ (или его уже открыли?) для отработанного ядерного топлива ОЯТ с украинских атомных станций, и сталкеры, топающие с рюкзаками мимо и подозревающие в этом движении противозаконные действия, опять же снимающие это все для своих сториз etc. – не к месту и не ко времени. 

Строительство ХОЯТ и перевозка отработанного ядерного топлива не указаны в пояснительной записке. Меры по обеспечению безопасности должен принимать перевозчик, равно как и ХОЯТ – обеспечить безопасность хранения. 

Таким образом, причин пересматривать ответственность за проникновение в зону отчуждения (а не на территорию ХОЯТ либо перевозящего состава) в данном случае нет. 

Но если задаться вопросом: в чём потенциальная опасность от проникновения в зону, которое теперь квалифицируется как преступление, попадающее под уже существующие статьи Уголовного кодекса? Теоретический вынос радионуклидов? Однако для этого уже существуют две статьи: 267-1 – за вынос любых предметов из зоны, и 265 – за незаконное обращение с радиоактивными материалами.

А что же указывается в пояснительной записке к законопроекту?

1. Что правонарушений по статье 46-1 становится все больше и то, что наказание по этой статье "мягкое". Мягкое наказание? Серьезно? Такую аргументацию можно теперь использовать для ужесточения закона? Получается, ДАЗВ и Нацполиция должным образом не занимаются обеспечением безопасности границ Зоны отчуждения, поэтому давайте поможем им Криминальным кодексом?

Исходя из этой логики можно прийти к выводу, что если увеличится количество протоколов за распитие алкоголя в публичных местах, то это тоже должно привести к Уголовной ответственности.

2. Нелегальное проникновение в ЧЗО, цитата: "может быть одним из факторов возникновения многочисленных масштабных пожаров".

Как вообще закон может руководствоваться фразами "может быть"? Давайте впишем "если бы да кабы", чтобы и вовсе было понятно среднестатистическому, но такому далекому от правил жизни в ЧЗО обывателю? И навсегда забудем о том, что в Украине действует презумпция невиновности. 

Если что-то не доказано судом, то этого не было. Нету ни одного факта, ни одной улики или свидетельства того, что к пожарам хоть как-то причастны сталкеры. Но на всякий случай напомню, что есть 245-ая статья в УК: уничтожение лесных массивов. Незаконная рыбалка и охота имеют своё наказание по статье 249.

Более того, из трех больших пожаров, которые прошлись Зоной в этом году, виновных в двух из них нашли и привлекли к ответственности. И это были далеко не сталкеры.

Самоходы любят и ценят Зону и не в коем случае не стали бы ее поджигать. Безусловно, это лирика, но я себе ее позволю, общаясь со многими из них, для которых Зона отчуждения – объект культурный и территория творчества, а не вандализма.

Я – не юрист, но на мой взгляд, все причины, указанные в пояснительной записке, при рассмотрении даже без лупы кажутся необоснованными и элементарно противозаконными.

Но и это еще не все.

Зона отчуждения не имеет четких границ. Хотя, скорее, может и имеет, но каждое ведомство видит эти границы по-своему. Если загуглить границы Зоны отчуждения, то все, что вы найдете, – в основном любительские карты, карты Чернобыльского заповедника и так далее. И во всех будут мелкие расхождения. 

Более того, по периметру Зоны в многих местах элементарно отсутствует ограждения и предупреждающие знаки. Заблудившийся путник может случайно пересечь границу Зоны и стать потенциальным уголовником.

И как тогда быть с транзитным участком в районе отселенного ПГТ Полесское, по которому проходят автобусы на Овруч и Народичи? Неужели всех пассажиров будут привлекать к уголовной ответственности? А если нет, тогда это создает юридический прецедент.

А в Зоне к западу от села Бычки, например, нет забора. Вообще нигде, кроме пары дорог. Попасть туда может кто угодно, просто идя по лесу, а в районе Полесского даже и по асфальтированной дороге общего пользования на автомобиле, при этом никаких предупреждающих знаков либо преград на дороге нет. 

В Народичском районе Житомирской области вообще нет периметра как такового, четких карт и границ нет. Там через Зону проходят трассы, по которым перемещается транспорт, минуя КПП, которых там просто нет, с полностью свободным выходом к безлюдным населенным пунктам. Но по правовому режиму это такая же Зона, как и возле ЧАЭС. 

К слову, распространенной практикой в судах Народичского и Овручского района является освобождение от ответственности по ст. 46-1 "в связи с малозначимостью правонарушения, так как вреда никому не нанесено". 

Нельзя вводить уголовную ответственность в такой "дырявой" и не обозначенной чётко, не разграниченной законодательно Зоне, которая не огорожена и не охраняется как следует, а доказать умысел проникновения в которую (без которого нельзя наказать!) можно будет только с применением нечестных и манипулятивных практик досудебного и судебного следствия.

К этому законопроекту слишком много вопросов. Жаль, их нет  у министра защиты окружающей среды и природных ресурсов Романа Абрамовского. 

Он полагает, что есть причинно-следственная связь между сталкерами и Зоной как безопасной экосистемой, заявляя: "Мы фиксируем увеличение количества сталкеров, которые бродят по опасным территориям. Мы подготовили законопроект по увеличению ответственности за незаконное пребывание. Действительно, со временем Чернобыльскую зону можно превратить в экологически безопасную систему".

Неужели потенциальные нарушители режима Зоны отчуждения стали настолько опасными для общества, что судам нужно налево и направо раздавать судимости? 

Неужели украинскому обществу нужны новые уголовники и осужденные, в то время как государство по крайней мере пытается заявлять об успешных мерах в контексте профилактики преступлений и общем снижении преступности?

В стране куда больше других злободневных проблем, чем дискуссия о нелегальном проникновении в ЧЗО. Но принятием данного законопроекта мы рискуем-таки открыть ящик Пандоры и получить опасный прецедент принятия Закона в пользу личных корыстных интересов. При этом сама безопасность человека, личности, общества никак не будет затрагиваться, хотя именно этого требует закон и юриспруденция в целом. 

Мы можем получить новые формы коррупции, ведь люди наверняка будут стараться избежать новой ответственности известным проверенным образом. Судебная система будет завалена новыми, никому ненужными делами, и без того перегруженная юстиция возьмет на себя дополнительную нагрузку.

Статья по "админке" не менялась с 2007 года. Справедливо было бы сделать наказание более суровым, увеличив сумму штрафов, соразмерно сегодняшним реалиям. Но в рамках той же статьи 46-1 Кодекса об административных правонарушениях. А не в плоскости переведения админнарушения в уголовно наказуемое.

И напоследок, чтобы аргументация по теме была полноценной. В Украине с 1 июля вступил в силу закон, выделяющий КРИМИНАЛЬНЫЙ ПРОСТУПОК как отдельный вид правонарушения. И именно криминальным проступком предлагают сделать проникновение в Зону. 

По определению, проступок – уголовно наказуемое деяние небольшой тяжести, которое не несет большой общественной опасности и за совершение которого предусмотрено менее строгое наказание, чем за преступление. 

Проступком является предусмотренное уголовным кодексом деяние, за совершение которого полагается основное наказание в виде штрафа (до 3000 нмд) или другое наказание, не связанное с лишением свободы. 

Таким образом, аргументация о несоответствии тяжести наказания может быть частично обесценена этим фактом. Мол, это не полноценное преступление по КК.

Татьяна Гончарова, для УП

Колонка – матеріал, який відображає винятково точку зору автора. Текст колонки не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, яка у ній піднімається. Редакція "Української правди" не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія. Точка зору редакції УП може не збігатися з точкою зору автора колонки.  






powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!