Явление "Поры" народу?

Пятница, 3 декабря 2004, 14:24
Известная история евангельских времен, когда один из учеников Христа, видя приближение стражников, пришел в отчаяние и решил защитить своего учителя, как бы мы сегодня сказали, силовыми методами. Он выхватил меч и отсек одному из стражников ухо (то ли промахнулся, то ли наоборот сделал веское предупреждение). Христос же повелел ему вложить обратно меч в ножны, ибо не меч он пришел принести, но мир.

Теперь при всем уважении к священным текстам представим, что апостол выхватывает меч из ножен эдак раз восемь, а Мессия все так же мягко его останавливает.

Вокруг валяются отрубленные уши, окровавленные стражники не знают, вязать ли им смутьяна, или бегом пуститься прочь, пока не стало хуже. На это озадачено взирают остальные ученики спасителя, поскольку прежде им не приходилось выбирать между затягиванием переговорного процесса и вполне резонным, хотя и слегка опрометчивым действием.

Основой любого радикализма является не врожденное желание идти на крайности, а доведение вполне обычных, рассудительных и опытных граждан до состояния, при котором радикализм становится единственным мировоззрением, за которое самому себе не стыдно.

Обвинение в радикализме вообще очень "модная фишка". Тон здесь всегда задают люди респектабельные и обеспеченные, для которых тихий политический "дерибан" предпочтительнее открытого и честного противостояния.

При этом они кивают на Европу и США, что, дескать, целый свод законов об антиобщественной деятельности надежно охраняет граждан от смутьянов, обеспечивая абсолютно прозрачные и честные выборы.

Посему пугалом экстремизма у нас неизменно выглядело все, в принципе готовое действовать. По умолчанию любое решительное гражданское действие, общественная инициатива, политическая принципиальность, этническая гордость легко объявлялись вне закона.

Сначала это были страшные националисты, затем не менее страшные коммунисты, затем непримиримая Юлия Тимошенко, затем УНСО, затем страшные-престрашные "донецкие". Теперь, похоже, на пустующую нишу претендует гражданская компания "Пора".

Откуда она вообще взялась эта "Пора"?

Сначала, как по волшебству во многих городах Украины на стенах домов появились характерные граффити с часами, указывавшими без четверти двенадцать. Затем с плакатов начал строго посматривать Че Гевара в вышиванке, затем характерный лимонный цвет бандан и знамен все чаще замелькал в оранжевом море протестующих.

Этот лимонный оттенок напоминал не только о "лимонках", но и о сводящем скулы вкусе лимона, который весьма полезно ощутить, когда рот уж слишком безосновательно разъезжается в улыбке.

Можно с определенностью сказать, что "Пора" ниоткуда не возникла. Потому что она никуда и не исчезала. Костяк этого движения составили наиболее стойкие активисты студенческого движения начала 90-х, входившие тогда в Союз Украинских Студентов, "Студентське братство", "Пласт" и другие подобные организации.

Они с полным основанием, зная всю политическую подноготную студенческой "революции на граните" и последующим развитии событий, посчитали, что их предали.

Предали не только их, а всю украинскую романтическую молодежь, энергию и бесстрашие которой просто использовали для снятия Масола и рокировки второстепенных политических деятелей.

Третьестепенные освободившиеся места в Правительстве, Раде и администрации заняли их старшие товарищи, которые только потом частично сообразили, что им отводилось неприглядная роль коллаборантов.

Итак, повзрослевшая обманутая молодежь продолжала оставаться лидером мнений и хранителем настоящих патриотических идеалов в своей довольно узкой, но очень динамичной среде.

Поэтому, хотя студенчество Киева, западной и центральной Украины в массе своей деполитизировалось, идеалисты с практической, сообразно духу времени, смекалкой нашли себе в идеологии "Поры" не просто образец для подражания, а своеобразное "программное обеспечение".

Импульс, полученный от общения с действительно легендарными личностями, людьми горячо любящими Украину и от этого ненавидящими ее недостатки, трансформировался в определенный поведенческий стереотип. Он предполагал и предполагает, что люди достаточно поумнели и способны отличить не только правду от неправды, но и от полуправды. Какого бы цвета она не была, и в какие бы замечательные народные одежды не рядилась.

Известно, что у победы бывает много родителей. И наверняка, официальные историки не будут выпячивать тот факт, что все первые активные действия "оранжевой революции" совершала именно "Пора".

Например, если кто помнит скорость, четкость и организованность, с которой был разбит первый лагерь на Крещатике, то поймет, что я имею ввиду. Если кто-то, посмотрит на палаточный лагерь "Поры" в сквере у Верховной Рады (по странному стечению обстоятельств, почти не упоминаемый в теперешней ультрасвободной, "оранжевой" прессе) и сравнит его с теперешним "табором" на Крещатике, тоже поймет, о чем я.

Стало быть, мы имеем дело не с некими новоиспеченными "пионерами" Виктора Андреевича, а с точностью до наоборот. Это люди, сохранившие оппозиционное сознание не по причине капризной неудовлетворенности рабочим местом, а потому что ощущали и ощущают в себе некую ответственность за уровень нравственности, ниже которого оппозиция опускаться не имеет права.

Опасные тенденции к этому не просто наметились, а уже обрели отчетливые формы и даже обрастают фольколорными интерпретациями. В частности ветераны 90-х ехидно поговаривают о "втором Масоле", а Интернет каждый день пополняется очень хлесткими прямыми обвинениями в адрес лидера "оранжевой революции".

Суть этих обвинений сводится к констатации нерешительности, постоянных уступок внешнему и внутреннему давлению, практически полному игнорированию требований народных масс без какого-либо вразумительного объяснения, не говоря уже о действии.

Из достоверных источников стало известно, что именно "Пора" первой направила Виктору Ющенко письмо, в котором выразила глубокую обеспокоенность тенденциями, тогда еще только наметившимися в революционном движении. Если власть бандитская, то с бандитами не ведут дипломатических переговоров, они понимают только язык действия, и к этому был готов народ.

Если вы один раз проигрываете в карты шулеру, то совершенно бессмысленно садиться с ним играть второй раз, под его честное слово и демонстрирование, якобы совершенно новой колоды карт. Если вы говорите о морали и нравственности, то она, прежде всего, предполагает непоколебимость духа и верность слову, особенно данному другим.

Поэтому, мы можем констатировать, что "Пора" находится в точке бифуркации, на распутье выбора между действительной радикализацией – а напомним, что радикализм возникает преимущественно из обманутых надежд – и между конструктивной оппозицией, как бы это слово не выглядело затасканным в сегодняшней политической терминологии.

Вообще-то в украинского радикализма при всем богатстве выбора есть только одна единственная перспектива. Имя ей – антиглобализм, потому что повторный, поспешный визит Солана и Квасневского, вызывающий уже не восхищение, а легкое недоумение, есть ни что иное, как попытка не создать для Европы очень опасный политический прецедент.

А именно – 48-милионная страна путем прямого народного волеизъявления меняет прогнившую власть. И судя по всему, еще до последнего времени была в состоянии сделать это быстро, организованно и без кровопролития. Роль всех посредников тогда бы стала очень незначительной, символичной.

Я уже говорил о том, что демократии развитых стран в основе своей имеют мощнейшие блокировочные механизмы такого прямого волеизъявления, очень умело направляющие их в конституционные русла. Ну, и слава Богу, но этим конституциям в среднем лет по двести, и они могут это себе позволить.

А украинская Конституция, законы и подзаконные акты, уже второе десятилетие несут на себе "каинову печать" компромисса с преступным коммунистическим режимом СССР, за злодеяние которого такая украинская и такая народная власть так никого и не наказала.

Потому что на две трети сама была и остается правопреемниками душеприказчиков коммунистических душегубов. Внешне она трансформировалась, а суть, при которой единственно верной является двойная и тройная политическая мораль, похоже, осталась прежней.

На этом фоне "Пора" - это явление, сходное с передвигающейся границей завоевателей Дикого Запада, "фронтирам". Это люди занимающие и захватывающие необходимый всему движению плацдарм первыми, и уходящие оттуда, как только основные силы начнут закрепляться. Наверняка, уже сейчас к ним обращаются представители разных политических партий, предвкушая будущий успешный альянс на 2006 год. И "Пора", уж будьте уверены, потопчется на электорате конкурентов.

При наличии такого опыта это вполне возможно. И в этом процессе тоже возможны варианты развития.

Первый – это образование внутри "Поры" еще более радикальной группы, если новая власть будет проводить невыразительную политику. А руководство "Поры" пойдет с ней на моральный компромисс.

Второй – это четкое политическое позиционирование кампании как организации с вразумительной и функциональной структурой, и таким образом включение в новый политический курс в качестве пресловутой конструктивной оппозиции.

Но в любом случае, учитывая то, что политический национализм приказал долго жить с появлением государственности, борьба с отдельными политиками всегда грозит скатиться к "заказухе", левый радикализм коммунистического толка – это в наши дни, как говорится "клиника", остается антиглобализм.

Происходить это будет не поспешно, но вполне в русле тех мировых процессов, о которых так много говорят многоуважаемые президенты посредники в переговорах, которых нет.

Кстати о переговорах и консенсусах. Если одна из сторон говорит о достижении разумного компромисса несколько раз подряд (см. выше авторскую интерпретацию истории с неизвестным апостолом и Христом), то путем простых арифметических действий и черчения линий на листочке бумаги любой школьник поймет, что на самом деле речь о поэтапном отступлении.

Которое каждый раз почему-то выдается за невероятную победу, а в особо позорных случаях – сопровождается даже фейерверком. И унижение, которые испытал весь народ Украины от "донецких", остается и останется надолго в истории формирования национального характера, как хорошо выученный урок.

Можно терпеть насилие, но если оно сопровождается обманом, никакой, даже среднестатистический украинец этого не выдержит и приедет в Киев. Судя по всему, через какое-то время "оранжевое войско" отправится в обратный поход.

Но из настроений и действий "Поры" становится понятно, что вскоре кто-то из них может воскликнуть, подобно герою из знаменитого фильма "Иван Васильевич меняет профессию", первыми озвучивая мнение народа: "А царь-то - не настоящий!"



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде