Украинский лидер смотрит в прошлое с печалью

Пятница, 21 января 2005, 22:20
От УП. Обозреватель "The New York Times" Чиверс - лауреат Пулитцеровской премии 2002 года. Это – единственный факт, который не позволяет усомниться в профессиональности автора.

Потому что некоторые его тексты вызывают большие сомнения. Чиверс много и часто писал об украинских событиях, но самыми известными его статьями, пожалуй, стали Украинский ужин в духе Агаты Кристи (об отравлении Ющенко), Сила за кулисами украинского кризиса (о Викторе Пинчуке), и особенно Как украинские шпионы изменили судьбу страны (о главе СБУ Игоре Смешко и поведении спецслужб во время "оранжевой революции").

Для автора такого уровня и такого издания несколько странно выглядит безоглядная доверчивость по отношению к СБУ-шникам, воспевание зятя украинского президента, и крайне мягкий материал об уходящем Кучме, который УП предлагает вашему вниманию.

Кучма в исполнении Чиверса – эдакий душка, мечтающий исключительно о единении страны. Даже слово "автократ" звучит как комплимент. Для украинца, прожившего 10 лет при Кучме, описание президента, переживающего последние дни в своей должности, покажется слишком комплиментарным.

Мы считаем глупостью предположение, что господин Чиверс исполняет пиар-заказ в лучшей и самой влиятельной газете мира. Однако было бы странно не удивиться неожиданной наивности автора-лауреата.






Он продолжает руководить, используя остатки своей власти для подписания указа о выводе украинских военных из Ирака. Он выжидает и говорит, что хотел бы играть свою роль в жизни нации. Которая, впрочем, почти аллергически отвергла его курс во время событий, которые стали известны под названием Оранжевая революция.

После 10 лет при власти, десятилетий влияния, а затем скандала и позора в конце его срока, приближаются последние часы правления президента Леонида Кучмы. Он впадает в меланхолию. Кучма говорит, что его гордость за успехи Украины с момента провозглашения независимости в 1991 имеет оттенок грусти из-за того, что ему приходится оставлять нацию разделенной. Он допускает возможность, что его могут арестовать. Его переживания понятны.

"Нельзя быть полностью довольным. Многие вещи я вижу под другим углом", - сказал он, наклоняясь вперед в шелковым кресле с позолоченными подлокотниками. Мы находимся в здании администрации президента, которое в последний месяц блокировалось демонстрантами, кричавшими "Бандити геть!".

"Тем не менее, оглядываясь на свою жизнь, я думаю, нельзя было поступить иначе", - сказал он, быстро добавив: "Если б я знал, где упаду, соломку бы подстелил".

В интервью в своем офисе Кучма детально говорил о событиях, которые шокировали нацию, и предложил видение своей роли.

(Кучма сейчас формально является неудачником. В среду Верховный суд отказался удовлетворить жалобу его бывшего премьер-министра Виктора Януковича, расчистив дорогу для запланированной на воскресенье инаугурации избранного президента Виктора Ющенко).

Говоря о некоторых вещах, у Кучмы часто сменялись эмоции. Иногда он смеялся, иногда отмахиваясь от некоторых вопросов или переадресовывая их членам его правительства. Он был задумчив, иногда самокритичен.

И он говорил о бывших политиках, внимательно подбирая слова либо из осторожности, либо из вежливости. Он также отдал должное всем, кто был задействован в мирной революции – начиная с правительственных войск и двух кандидатов, и заканчивая оппозиционерами, которые заполнили улицы Киева – за то, что они смогли избежать насилия.

"Я видел это как войну нервов", - сказал он. "Кто не выдержит первый. Слава Богу, у всех нервы оказались сильными".

Теперь пришло время оценок, и процесс, по его словам, займет время.

Как бывший директор ракетного завода, который получил в наследие плохо функционирующую постсоветскую нацию, 66-летний Кучма был технократом, ставшим главой государства и привнес с собой высокий интеллект, опыт управления и мощный клан как политическую базу, столкнувшись после это с нерушимыми проблемами. Он уходит с намного более здоровой нацией, но с осложненным наследием.

По мнению его критиков и оппозиции, которая парализовала Киев в ноябре и декабре, он является президентом, который управлял коррумпированной приватизацией национальных ресурсов, отдавая богатства родственниками и восточным кланам.

Он был обвинен в заказе убийства журналиста Георгия Гонгадзе в 2000 году, разрешении продажи радарных систем Саддаму Хусейну в Ирак и фальсификации выборов в пользу Януковича, который был выбран преемником. Будучи пойманным между конкурирующими интересами России и Запада, он не удовлетворил ни одну из этих сторон. Вес его фигуры на международной арене уменьшился.

Тем не менее, Кучма выполнил важные задачи, включая поддержку сотрудничества с Вашингтоном в ядерном разоружении и закрытии Чернобыльской атомной станции, которая в 1986 году стала причиной самой ужасной ядерной аварии в истории.

Он покидает страну с быстро развивающейся экономикой, независимыми парламентскими фракциями, оппозиционной телекомпанией и достаточно жизнеспособной прессой. Это те инструменты демократии, которые только могут себе представить в странах экс-СССР, которыми руководят бывшие коммунистические функционеры.

Тем не менее, Кучма добровольно отходит в сторону, оставив своих критиков перед парадоксом. Каким бы грязным ни был переходный период, Кучма сможет сказать, что с его уходом Украина делает шаг в сторону единства с Литвой, Латвией, Эстонией и Грузией – бывшими республиками Советского союза, которые развивают демократический стиль управления.

"Украина состоялась как страна", - сказал он. "Все эти годы Москва сомневалась, что Украина может быть действительно независимой страной. Мы решили все вопросы с нашими соседями, и должен сказать, у нас было не меньше проблем, чем у других постсоветский республик. Но мы смогли решить их цивилизованным и демократическим путем без единой капли крови".

Отвечая на вопрос, как на его будут оценивать через 10 лет, он попытался объединить разные образы – автократа, который покорился демократии и автократа, который сопротивлялся ей до того момента, пока у него не осталось выбора – и признал ошибку.

"Мы не смогли прийти к согласию с элитой и выбрать более мягкую дорогу в политике", - сказал он. "Я имею в виду, что мы не смогли закрепить в нашей Конституции действительно демократическую систему власти и ответственность власти. И попытка дать больше полномочий президенту имела свой побочный эффект".

Он также говорил о грустном.

Во время его главенства в Украине возник глубокий раскол. Многие исторические различия коренятся в языке, религии, амбициях и культуре и разожглись из-за столкновения между господином Ющенко, украиноязычным западником, которого поддерживает Киев и Западная Украина и Януковичем, бывшим премьером из Восточной Украины, который предпочитает русский язык и ведет промосковскую политику.

Он сказал, что надеется быть частью национального примирения, и будет руководить фондом, который будет способствовать единению.

Его критики говорили, что президент всегда был неуверен в своем курсе – в направлении открытых обществ на Запад от Киева, либо в сторону России и авторитаризма. Владимир Полохало, научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины говорит, что Кучма предпочитает авторитарное управление, наподобие тому, которым обладает Путин и президент Беларуси Александр Лукашенко, но Кучма не смог его построить. "У него не хватило умения и воли", - сказал он.

Но Полохало также отметил политическую смекалку Кучмы по отношению к его конкурентам. В декабре взамен на переголосование второго тура он уговорил оппозицию на изменения в Конституцию, которые должны сократить полномочия нового президента. Таким образом, Кучма имел возможность управлять избирательным кризисом, чтобы сохранить влияние. "Он загнал всех в угол", - сказал Полохало.

Но время истекает, и скоро оппозиция будет командовать правоохранительными органами, которые так долго находились в его подчинении. Некоторые из оппозиционеров говорили о его аресте. На вопрос, как он относится к такой возможности, Кучма сказал, что ничего не боится.

"Я могу прямо смотреть в глаза моему народу, потому что я могу отчитаться обо всем, что я делал", - сказал он. "Для меня абсурдно бояться каких-либо законных действий. Конечно, я не могу исключить, что будут сделаны некоторые попытки, но я смотрю на это философски".

"Если охота на ведьм станет основной характеристикой новой администрации", - добавил он, - тогда у новой администрации "нет никакого будущего, поскольку страна снова окажется на пороге конфликта".

Перевод Украинской правды

Оригинал статьи читайте здесь Ukraine's Leader Looks Back in Melancholy


Читайте другие статьи Чиверса из NY Times – Пинчуке, Смешко и других СБУ-шниках.

Как украинские шпионы изменили судьбу страны

Украинский ужин в духе Агаты Кристи

Сила за кулисами украинского кризиса



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде
Подпишитесь на наши уведомления!