Зварич заявляет, что кампанию против него ведут "комсомольцы" и диаспора. И намекает, что на деньги, украденные при Кучме

www.ПРАВДА.com.ua
Вторник, 10 мая 2005, 12:31
Во вторник министр юстиции Роман Зварич попробовал погасить пожар скандала вокруг его образования, собрав пресс-конференцию и обнародовав на ней заявление.

Зварич предупредил, что "почти каждое слово, сказанное им, может быть документально подтверждено", но не показал журналистам ни одного документа, которые привез из Америки. Он объяснил, что "передает их квалифицированным людям в Кабинете министров и администрации президента, которые могут сделать выводы".

После зачитывания заявления Зварич дал ответы на вопросы журналистов, которые в скором времени будут обнародованы в "Украинской правде".

Текст заявления Зварича приводится дословно.


ЗАЯВЛЕНИЕ

Ведется спланированная широкомасштабная кампания с целью дискредитировать мое имя.

Я осознаю то, что украденные у государства в предыдущие годы миллиарды работают сегодня. Они задействованы и будут использоваться для расправы с теми, кто не идет на новые договоренности, кто будет противостоять новому перераспределению собственности и возвращению к старым методам управления.

Грязь и давление на меня - это попытка показать новой команде: так будет с каждым непокорным. То, что делается это когда-то оппозиционными или "объективными" изданиями, свидетельствует лишь о новых конфигурациях новых договоренностей. Я не был номенклатурой старой системы, не буду субъектом и новых договоренностей. Я руководствовался и буду руководствоваться собственными принципами и Законом.

Мне приписываются слова и утверждения, которых никогда не было от меня. Приводятся ссылки на справочники, где в информации обо мне и семье есть немало ошибок.

Я никогда не приписывал себе наличия научного звания профессора. Я никогда не утверждал о наличии специального юридического образования. Поэтому "признаний" об их отсутствии не было и не могло быть.

Я родился, вырос и получил образование в США. Система образования в США кардинально отлична от образовательной системы Советского Союза. И именно этим спекулируют руководители акции. Я горжусь своим образованием, добытым в лучших образовательных учреждениях США.

Я признателен своим родителям за предоставленную возможность его получить. Знания, полученные на Западе, находили свою реализацию в украинских делах, давали мне возможность профессионально презентовать политические силы, к которым я принадлежу, внутри страны, и Украину - в международных учреждениях.

1. С тем, чтобы предупредить обвинение о том, что я не имею и среднего образования, сообщаю следующее:

Родился 20 ноября 1953 года в Нью-Йорке.

В 1958 году пошел в греко-католическую школу. В 1967 году я ее закончил и поступил в римо-католическую среднюю школу, которую закончил в 1971 году.

Для получения высшего образования в 1971 году я поступил в один из лучших вузов - Манхетен колледж (Manhattan College), который закончил в 1976 году, получив степень бакалавра.

Для усовершенствования добытого высшего образования в Манхетен колледж я поступил на отдельную программу Колумбийского университета. С 1976 года по 1978 год я учился в School of International Affairs. Акцентирую внимание: учиться в пределах такой программы в Колумбийском университете можно было лишь при наличии высшего образования.

Знания, полученные в Колумбийском университете открывали широкие возможности в дальнейшей как научной, так и в карьерной перспективе.

О качестве моего образования свидетельствует перечень "курсов" (значение "курс" - в американском понимании) и их соответствующей классификацией, которая свидетельствует о реализованных требованиях к уровню знаний:
- международное право (G6815)*,
- публичная администрация (G8483),
- политическая мысль (G4134),
- политическая теория (G6403 и G6605),
- американские зарубежные отношения (G4998),
- проблемы советских национальностей (G9751),
- динамика советской политики (G4487),
- системная мировая политика (G6801) и прочие.

(Примечание: в скобках - классификация основательности изучения предмета. Курс выше 4 000 - "пост градюет стадиз". Курс выше 8 000 - лишь с разрешения администрации и профессора).

Полученное образование в Колумбийском университете (а позднее - в Украинском свободном университете, Мюнхен) приравнивается к магистерской степени и свидетельствует о соответствующем научном уровне, при отсутствии которого я ни коим образом не мог приступить к подготовке доктората или получить должность в таком научном учреждении как Нью-Йоркский университет.

В 1978 году я перешел на индивидуальную программу подготовки доктората под руководством профессора Герберта Дина (Prof. Herbert Deane), заместителя председателя департамента политической теории Колумбийского университета. Со временем с ним была согласована тема будущей диссертации "Онтологические и эпистомологические основы этики Платона".

В 1979 году, будучи членом ОУН, я получил прямое поручение от Ярослава Стецько исполнять обязанности секретаря Главы Провода ОУН по внешней политике, что требовало постоянного пребывания в Мюнхене.

Среди моих функций - подготовка политических меморандумов, которые за подписью Ярослава Стецько направляли руководителям государств западного мира и международных учреждений; подготовка встреч для обсуждения вопросов, затронутых в меморандумах; подготовка выступлений Ярослава Стецько на конференциях и форумах.

Мой переезд в Мюнхен и работа над докторатом были согласованы с моим научным руководителем. Находясь в Мюнхене, я поддерживал постоянный контакт с профессором Г.Дином, продолжая работу над диссертацией.

В 1981-84гг. по согласованию с проф. Г. Дином я продолжил свое научное образование в Украинском Свободном Университете в Мюнхене на философском факультете, работая над докторской диссертацией под руководством проф. Г. Васьковича.

В 1981 году был создан Европейский Совет Свободы, главой которого стал Джон Вилькенсон (нынешний член парламента Великобритании; Консервативная партия). В рамках этого Совета был создан аналитически-стратегический центр, который я возглавлял и с которым сотрудничали выдающиеся научные работники Запада.

В рамках работы Центра было выдано немало научных работ и проведены научные исследования. В результате удалось обеспечить встречи с мировыми лидерами, в т.ч. и президентом США Рональдом Рейганом.

В 1984 году я вернулся в Нью-Йорк и получил работу в The Dalton School - престижном элитном научно-образовательном учреждении для подготовки студентов к университету. С 1985 года (второго семестра) я начал преподавать.

В 1987 году после тщательной проверки моих знаний и научной квалификации я получил предложение работать в Нью-Йоркском университете преподавателем на отделении "General Studies Program".

За этой должностью сохранялся титул профессора, что подтверждено письмом проф. Рона Рейне - нынешнего руководителя программы Нью-Йоркского университета. Акцентирую внимание на том, что нигде и никогда я не указывал, что у меня есть научная степень "профессора".

В Нью-Йоркском университете я преподавал философию и 4 отдельных курса политической теории. Подчеркну также то, что с возвращением в Нью-Йорк я не оставлял украинское дело. Кроме преподавательской работы, я работал редактором газеты "Национальная трибуна". В 1988 году я основал американское отделение аналитически-информационного центра "Украинская центральная информационная служба", центр которой был в Лондоне. До 1991 года я был директором американского отделения УЦИСа.

Весной 1991 года на VІІІ Большом Собрании ОУН я был избран одним из 19-ти членов Провода ОУН. Отвечал за идеологический сектор. В конце 1991 года, после провозглашения независимости Украины, я покинул Нью-Йоркский университет и переехал в Украину. Докторат, который я готовил, не был завершен, что я всегда подчеркивал.

В октябре 1993 году я отрекся от американского гражданства и сдал паспорт гражданина США в американское посольство. В это самое время я подал документы на получение украинского гражданства, которое получил лишь в январе 1995 года.

Больше года у меня не было никакого документа. В конце 1994 года тогдашняя власть дала мне удостоверение "Лицо без гражданства". До предоставления мне украинского гражданства я не имел возможности куда-нибудь выезжать.

Украинское гражданство мне было предоставлено после доклада Александра Емца тогдашнему президенту Украины Леониду Кучме об инциденте в январе 1995 года в миланском аэропорту, пограничники которого не хотели признавать удостоверение "лицо без гражданства", выданное мне для поездки на конференцию

2. В США иная система оценки и проверки полученного образования. При вступлении на новую работу в США недостаточно дипломов или сертификатов. Более важными являются рекомендации и уровень знаний, который устанавливается путем прохождения разных собеседований. (К примеру, моя процедура собеседований и оформление на преподавательскую работу в Нью-Йоркский университет продолжалась около двух месяцев).

Новый работодатель самостоятельно обращается к указанным образовательным учреждениям или предыдущим местам работы. И лишь при наличии официального обращения может получить информацию. Поэтому такая информация не предоставлялась и не могла предоставляться никаким "разведчикам". Это было мне лично подтверждено в Колумбийском и Нью-Йоркском университетах.

Такая информация и документы не предоставились даже моим ближайшим родственникам - родителям и брату, когда те обратились в университеты, чтобы получить такие документы. Две недели их попытки получить подтверждение имели один и тот же ответ: лишь личное присутствие или официальный запрос работодателя.

Мне пришлось самому поехать в США с тем, чтобы привезти подтверждение моего образования. Это я сделал. Я также выяснил происхождение и инструментарий этой "акции": начиная с неправильного написания моей фамилии, заканчивая откровенным враньем.

Были задействованы и использованы старые идеологические диаспорные войны и счеты между бандеровцами, мельниковцами и "двийкарями".
Я понимаю представителей тех "патриотических" кругов: Украина независимая. Воевать не с кем. Остается одно - воевать друг с другом. Как по мне, это пустое занятие. У меня другая, более важная работа.

3. По поводу моего реагирования или нереагирования на все эти публикации. За 14 лет своей работы в Украине я неоднократно находился под шквалом бессмыслиц и вранья: агент ЦРУ, агент КГБ, агент Мосада, агент Талибана, заказчик убийства. Все это рассыпалось и опровергалось в судах. Те, кто обливал меня грязью, публично раскаивались на Майдане.

Я давно адаптировал украинскую политическую специфику и воспринимаю ее как объективную реальность: не обливают грязью лишь тех, кто или ничего не делает, или делает в угоду сильным мира сего.

Возможно, мое образование не идет в какое сравнение с дипломами историков КПСС или Высшей партийной школы. Однако в западном мире оно открывало довольно широкие возможности. Моих научных достояний было абсолютно достаточно, чтобы занимать соответствующее место в научном мире, который очень внимательно относится к научному уровню своих преподавателей. Вместе с тем, для политической должности, которая не требует никакого научного уровня, эти образование и знания для кое-кого оказались неадекватными.

В СССР приоритет принадлежал бумагам. В Западном мире - знаниям. Именно поэтому "профессиональные комсомольцы" - специалисты по истории КПСС, атеизму или научного коммунизму не имели бы никаких перспектив на Западе. Однако в Украине они фигурируют в качестве ученых, политологов, аналитиков, которые организовывают акции давления и шантажа. И именно они пытаются сегодня "устанавливать" уровень моего образования.

Меня не оставляет вопрос к тем, кто начал эту кампанию дискредитации против меня: могут ли они со своими дипломами вузов, кандидатов и докторов получить преподавательскую должность если не в американском университете, то пусть в американской средней школе?

4. Среди причин нынешних акций - место Министерства юстиции в новой структуре власти.

Пока я являюсь министром, Министерство юстиции не будет инструментом решения имущественных проблем кланов или перераспределения собственности под прикрытием "государственных интересов" волюнтаристскими методами с нарушениями закона. Все вопросы, начиная от т.н. реприватизационных и заканчивая паспортными, будут решаться не телефонным правом, не революционной целесообразностью или мотивами политической и личной мести, а в четком соответствии с Законом.

Я не буду увольнять профессионалов Министерства юстиции в угоду отдельным политикам и региональным чиновникам. Пока я являюсь министром юстиции, я не разрешу на них давить и шантажировать.

5. По поводу обвинений в лоббировании. Никакого лоббирования не было. Правительство приняло Распоряжение о запрете реэкспорта нефти. Распоряжение грубо и категорически противоречит Конституции Украины, Хозяйственному и Таможенному кодексам Украины, Закону Украины "О внешнеэкономической деятельности".

Министерство юстиции сделало соответствующий правовой вывод, который размещен на сайте министерства. Однако ни один из тех, кто упрекал меня в лоббировании, не привел НИ ОДНОГО правового аргумента, НИ ОДНОГО возражения на вывод. Подчеркиваю: это не был вывод министра юстиции; это был правовой вывод МИНИСТЕРСТВА юстиции. В соответствии с Временным Регламентом КМУ при отсутствии положительного вывода министерства юстиции Правительство не имеет права рассматривать проекты каких-либо решений. Согласование нормативно-правовых актов является функцией министерства юстиции. Наличие положительного правового вывода министерства юстиции является свидетельством того, что такой акт принимается в соответствии с национальным законодательством.

Кроме упомянутого отрицательного вывода министерства юстиции, были и другие. В частности: относительно регулирования цен на мясо и нефтепродукты; относительно обязательности проведения тендеров на предприятиях, где государство имеет свыше 50% собственности; относительно реэкспорта товаров иностранного происхождения. Некоторые из этих отрицательных правовых выводов были подписаны в мое отсутствие заместителями министра.

6. Относительно "барабанной регистрации" политической партии "Пора". Эта партия не будет зарегистрирована до тех пор, пока не подаст документы в строгом соответствии с Законом. Министерство юстиции не раздает индульгенции за участие в революциях. Это государственный орган, который руководствуется в своей деятельности исключительно Законом. Применение требований Закона не предусматривает льгот ветеранам оранжевой революции.

Я готов прислушаться к конструктивной критике работы министерства и министра. Однако, голословные обвинения на меня абсолютно не действуют. И давление или шантаж для меня неприемлемы.


__________________ Роман Зварич

Документы, которые я передаю КМУ, и которые подтверждают
- образование:
Манхетен колледж. Manhattan College. 1971-1976.
Колумбийский университет. Columbia University. School of International Affairs. 1976-1978.
- работу в Нью-Йоркском университете. New York University. General Studies Program. 1987-1991.:

письмо профессора Р. Рейне - руководителя программы Нью-Йоркского университета.

Для повторного или независимого подтверждения работодатель - КМУ может прислать официальные запросы с учетом американской транскрипции написания фамилии для получения официальных ответов.


powered by lun.ua
Не беспокоит – не значит "отсутствует": что нужно знать о раке молочной железы
Керченский экзамен
Газ подорожает, транш будет. Как правительство пришло к цене 8550
Экономика рыночной цены на газ. Почему без повышения нельзя
Все публикации