Бензиновые крайности

Среда, 18 мая 2005, 11:17
Если на то безобразие, которое сейчас происходит на рынке украинских нефтепродуктов, взглянуть с исторической перспективы, то можно заметить больше позитива, чем негатива. Конечно, это плохо, что купить бензин сложно (хотя и можно, если постараться). Тем не менее этот кризис стал последним необходимым толчком для того, чтобы развитие энергетической области Украины изменило свое направление.

Топливная весна

Коллапс административного регулирования рынка и бегство к другой крайности, ультралиберальной – ликвидация таможенных барьеров на пути импорта в Украину – такое же временное решение, как и предыдущие ограничение цен. И не менее мучительное. Принятия закона, который расчищает дорогу бензина из соседних стран, всех проблем не решит.

"Россия перекрыла Украине нефтяной кран" - такую риторику можно почувствовать из уст премьера при обосновании необходимости "зеленого света" для импорта. Впрочем, случилось то, чего в определенном смысле нельзя было никак обойти. Как только украинцы стараются иметь реальную политическую и экономическую независимость от России, проблемы в сфере энергетики им гарантированы.

Отечественная экономика почти стопроцентно зависимая от русских нефтяников – от собственников буровых скважин, менеджеров нефтеперерабатывающих заводов, в конце концов, от заправщиков, которые вставляют пистолет в бак авто. И не удивительно, что когда правительство старается навязать вышеназванным категориям свою мысль, оно натыкается на довольно мощный и агрессивный ответ.

Амбициозное руководство Кабмина в конце концов нашло себе достойного соперника. В ответ на комбинацию молодцеватых пиар-заявлений первых лиц государства и примитивных административных средств, которые применяли чиновники, нефтяные компании ответили адекватно.

Их задачей было показать, что предельные цены, установленные министерством экономики, нарушают объективные законы рынка и приведут к дефициту. При этом нужно было все сделать так, чтобы это по возможности меньше напоминало сознательный саботаж решений Кабмина.

Для этого они в течение нескольких недель имитировали медленное, постепенное возникновение дефицита на рынке. Бензин есть, но его сложно купить – его отпускают лишь по безналичному расчету. Это в первую очередь создает неудобства так называемым "простым" водителям.

Максимальный политический эффект при минимальных экономических затратах. В ход пошли также такие эффектные средства нагнетания паники, как "не больше 10 литров в одни руки" и т.п. Блокадный Ленинград, да и довольно.

( Тем не менее, при всем демонстративном характере этих всех демаршей в определенном смысле нефтяные генералы имеют моральное право на такое поведение. Точнее, такое право дало им правительство, назвав их виноватыми в монопольном заговоре, но не представив весомых доказательств их вины.)

Парламент во вторник отменил ввозную таможенную пошлину на бензин. Несмотря на радикальные законодательные шаги, кризис в ближайшее время будет нарастать и дальше. Импортный бензин в количестве десятков и сотен тысяч тонн не появится в стране молниеносно.

Ажиотаж на рынке – красивый аргумент в руках нефтяных компаний, поскольку это уже явление объективное, хотя и вызванное искусственными средствами. Эффект есть, правительство проиграло один раунд и начало другой. Тем не менее, проиграли все. Проиграло и общество, да и нефтяным компаниям эта ситуация отрицательно повлияет на прибыль.

Лучше сейчас

Впрочем ситуация не такая уж и плохая. Главное то, что конфликт зашел настолько далеко, что временными договоренностями и другими половинчатыми решениями его уже не решить. Неэффективность такого полусредства, как искусственное сдерживание цен показало: нефтезависимость от России является болезнью, и надо переболеть ею до конца, чтобы выздороветь раз и навсегда. Этот же тезис скоро докажет и "дешевое" импортное горючее, которое в целом для экономики будет дорогим.

Тем не менее, Украине повезло: ее экономический иммунитет сейчас более сильный, чем обычно. Настоящий момент чрезвычайно хорошо подходит для небольшого бензинового кризиса. Именно в это время экономика способна перенести его относительно безболезненно. А государство, которое должено реагировать, имеет все возможности прореагировать наиболее эффективно.

Конец весны – период, когда массовые поставки дизельного горючего аграриям уже закончены. В то же время пожилой пик спроса на бензин для поездок еще не настал. Таким образом, для покупателей – и для частных лиц, и для промышленных потребителей – несильный дефицит бензина не станет катастрофой.

В отдельности нужно сказать о правительстве. С одной стороны, кабминовцев еще на настолько заела рутина, чтобы обязанности власти в наилучшем понимании этого слова им опротивели. С другой стороны, революционно-горячечный задор уже немного затих. Опыт урегулирования нефтяного кризиса показал, что лишь виртуальными (то есть административным) методами с реальными проблемами не справиться. В конце концов, у власти есть определенный кредит политического доверия, которое дает правительству легитимность для осуществления почти эпохальных шагов.

Хочется надеяться, что к Кабмину в конце концов дошло – на нефтяном рынке такой клубок проблем, что только административным сдерживанием "ценового потолка" их решить невозможно. Можно лишь ухудшить.

Ведь бензин дорогой не только потому, что нефть стоит все больше. А потому, что с литра этой нефти в Украине делают в наилучшем случае лишь поллитра бензина, а все другое продают за бесценок в виде мазута.

Для сравнения, глубина переработки нефти на "нормальных" заводах в развитых странах превышает 85%. Тогда не удивительно, что в США, где затраты на доставку нефти, рабочую силу высшие, бензин стоит дешевле. И при этом он есть более качественным, чем в чрезвычайно близкой к русским нефтяным трубам Украине.

Предположим, что при тепличных условиях предыдущих правительств монополизм на рынке горючего процветал и нефтяники "косили" сверхприбыли. Тогда сейчас, когда им ограничивают рентабельность – разве появится у них большое желание инвестировать в увеличение глубины переработки нефти?

Едва ли. Как минимум из принципа нефтяные компании не пойдут на инвестиции. Ведь их позиция – показывать несносность условий, предложенных правительством.

Психологическая атака

Судя из последних заявлений правительства, власть собирается бороться с русской нефтяной монополией на всех уровнях – источника нефти, переработка и продажа. Нефть Украина может получать из Каспийского региона, перерабатывать на украинских заводах (возможно, нововыстроенных), и продавать через сеть заправок, сооруженную или приобретенную, в соответствии с программой правительства.

Если это все правда, то тогда "нефтяным россиянам" придется тяжело. Нет, это будет не вопрос цены – нефть из Казахстана или Азербайджана не будет дешевле, чтобы не говорили чиновники. Тем не менее, если в самом деле будет построен нефтеперерабатывающий завод с современным оснащением, то кроме низшей себестоимости его продукции, он будет давать качественное горючее. Что при 2-х условиях – достаточной мощности завода, а также достаточного количества заправочных станций для сбыта нефтепродуктов – даст возможность практически мгновенно потеснить низкокачественный бензин из других украинских заводов, которые приналежат русскому капиталу.

Впрочем, у этого сценария есть риски, кроме банального недостатка денег для такого проекта (с этим теоретически может справиться такая большая компания, как Нефтегаз Украины).

Во-первых, это возможный лоббизм со стороны нефтяных корпораций – на этот раз уже тех, которые владеют нефтяными залежами на Каспии. Ведь возможно, что этот проект из национального превратится в сугубо коммерческий.

Например, может произойти так, что заводом будет владеть или распоряжаться еще одна транснациональная корпорация. Что в конечном этапе принесет Украине еще одну зависимость – на этот раз не от "русских", а от "каспийских".

Во-вторых, есть риск политический. Все-таки строительство нефтяных мощностей – вопрос не одного года и многих сотен миллионов долларов. И при изменении политических приоритетов есть очень большой соблазн отказаться от такого вложения государственных денег.

В конце концов, есть еще один риск, самый мощный. Это цена каспийской нефти. "Черное золото" из Казахстана и Азербайджана уже имеет свои спланированные маршруты к потребителю. Поэтому для того, чтобы Украине перекупить себе часть этих потоков, нужно или договариваться о дополнительной добыче, или платить более высокую цену. В любом случае, украинцам казахская нефть не будет дешевле чем русская.

Тем не менее при наличии даже таких значительных рисков следует волноваться про главное – чтобы эти все рациональные планы не оказались лишь очередной психической атакой на русский нефтяной бизнес.

<и>Игорь Луценко, экономист



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде