Ющенко, которого мы не знаем

Понедельник, 12 сентября 2005, 15:54

О "феномене Виктора Ющенко" написано столько, сколько, наверное, в Украине не писали ни об одном отечественном политике, включая Бандеру или Петлюру. Или столько же. Но это тоже безумно много - ведь Ющенко, в отличие от этих деятелей прошлого, физически смещенных в свое время ОГПУ-КГБ, сумел стать на ноги после отравления и, будем надеяться, еще даст в своей жизни немало поводов для не только газетных и журнальных, но и монографических публикаций.

Вот только по непонятным причинам никто из аналитиков до сих пор, кроме как на уровне констатации факта, не обратил внимание на ту самоочевидную вещь, что Виктор Андреевич Ющенко - это действительно верующий человек, как говорят, практикующий, воцерковленый христианин, который при этом не ограничивается только внешним ритуалом, но руководствуется религиозными нормами и установками в своей внутренней, духовной и душевной жизни.

А тем временем этот факт объясняет очень многое в действиях Ющенко - как тогда, когда он был политиком-начинающим, а потом кандидатом в президенты, так и сейчас, когда он стал главой Украинского государства.

Во-первых, Ющенко был и остается убежденным сторонником ненасильственного решения всех общественных конфликтов. Вспомним, как он каждый вечер заклинал Майдан и всю Украину через телеэкраны: только без крови! только без жертв! только путем ненасильственных действий! С нами Бог и Украина, с нами духовная сила - поэтому мы не можем уподобиться тем, кто строит политику на обмане и силе!

Кстати: непринятие Ющенко кампании "Украина без Кучмы", похоже, в значительной мере основывалась на том, что определенная часть участников этой кампании была настроена крайне радикально. Вспомним только, как Тарас Чорновил, прорвавшись к памятнику Шевченко, сорвал и топтал желто-голубую ленту на венке, положенном перед тем Леонидом Кучмой...

Во-вторых, Виктор Ющенко отдает очевидное преимущество моральным факторам и моральному осуждению перед формально-юридической судебной процедурой. Вспомним его слова относительно самоубийства Юрия Кравченко - что каждый выбирает свой путь и каждого ждет свой суд. С точки зрения христианина самоубийство - тяжелый грех. Но убийство другого человека - грех не меньший, так не выглядит ли самоубийство как лучшая попытка искупления этого греха, чем предстание перед человеческим судом, перед формальной процедурой?

Тот же моральный фактор ощутимо доминировал и во время заграничных турне Ющенко: он искренне верит (или, возможно, следует употребить это слово в прошлом времени - "верил", пока не столкнулся вплотную с приземленным прагматизмом, а временами и тупой недальновидностью) в то, что западные политики также преданны христианским добродетелям не на словах, а на деле. Возможно, такая вещь кажется невероятной для банкира, но не будем забывать, что капитализм в мире вырос на основе протестантской этики и что купеческое слово еще 100 лет тому было несокрушимым...

В-третьих, Виктор Ющенко, как и полагается, особенно предан семейным ценностям. Это ощутили на себе журналисты, которые зацепили похождения, скажем прямо, не слишком порядочного повесы Ющенко-младшего. Но для Ющенко-старшего покушение на семейные ценности, на его ближайший круг было чем-то более страшным, чем покушение на собственную физическую жизнь. Вспомним еще одно: едва ли не главным аргументом Ющенко-отца в полемике с журналистом было: Андрей - порядочный, верующий мальчик.

В-четвертых, для Виктора Ющенко то, что называют "кумовством", имеет совсем другое значение, чем для большинства украинского населения, которое реально только притворяется искренними христианами, несколько раз в год идя в церковь и от случая к случаю крестя лоб.

Кум для Ющенко - это не человек, с которым хорошо пить рюмку, а крестный отец его, Ющенко, детей, это человек, с которым пожизненно установлена мистическая, духовная и душевная, метафизическая связь. Это не менее близкий тебе человек, чем кровные родные, возможно, еще и более близкий. Это тот, кому ты можешь и тебе нужно безоговорочно доверять, это самый надежный друг.

Поэтому совершенно логичным стал выбор для назначения на высокие должности тех, кто являются крестными отцами и матерями детей Виктора Ющенко. Кстати: у кого-то есть полный список Ющенковых кумовей, чтобы знать, каких еще персональных назначений следует ожидать?

Как бы там ни было, мотивация такого кумовства радикально отличается от основ существования кумовства в его атеистически-советском варианте, не так ли? Другое дело, что разная мотивация может выливаться в одинаковые следствия, но это уже другая тема.

И в конце концов. Призвание. Миссия. Судьба. Ответственность перед Бог. Моя нация, которую я должен вывести из тьмы. Это совсем не мания величия и не заносчивость политика.

Это искренняя вера в свое призвание, в свое необыкновенное место во всей этой земной катавасии. Это уверенность в том, что ты знаешь, что делать Украине, лучше всех жителей этого края, и готовность идти до конца, вопреки всем препятствиям. А еще это и настроенность на служение украинскому народу, также до конца.

Можно, конечно, заявить: он слишком много на себя берет, но не будет ли это (конечно, со стороны того, кто считает себя верующим) откровенной дерзостью, попыткой самому, рациональными средствами проникнуть в намерения Бога и Его планы?

В конце концов, когда Виктор Ющенко в парламенте подчеркивал: он был спасен от яда благодаря тому, что его ангелы-хранители не спали - это не была только метафора. Кажется, речь шла о точной формуле ситуации, как ее видел нынешний президент Украины.

А теперь поставим себе вопрос: хорошо или плохо, что Украинское государство имеет первого своего искренне религиозного лидера? И не весьма ли дорого может обойтись практической политике стиль деятельности Виктора Ющенко, который выглядит, согласитесь, инородной фигурой в своем ближайшем политическом окружении, где прыткие ребята, похоже, хорошо поняли, на чем именно можно сделать хороший бизнес?

Мы не берем на себя смелость ответа на эти (и возможные другие) вопросы. Хочу лишь обратить внимание аналитиков и политиков на ту составляющую "феномена Ющенко", без учета которой просто невозможно понять плюсы и минусы политической линии и политического поведения главы государства.

И еще одно замечание: нельзя считать, будто христианские установки сами по себе определяют только такой стиль деятельности, как у Виктора Ющенко - эти установки всегда проходят через конкретную социокультурную действительность, через традиции. Поэтому Лех Валенса, который является не менее искренним христианином, чем Виктор Ющенко, во многих ситуациях вел себя иначе (кроме разве того, что касается семейных ценностей).

Но ведь Польша не пережила период воинствующего атеизма, не пережила Голодомор, там религиозность общества не была сведена к внешним проявлениям и так далее. Собственно, образ Польши как "Христа Европы", как страны, на которую возложена огромная миссия в мировом развитии, - там логичен именно "феномен Валенсы", не так ли? И Украина, которая не знает до сих пор, куда ей идти, - как здесь не родиться "феномену Ющенко" как уверенного в Божественном озарении своей миссии проводника наций, - со всеми неоднозначными следствиями появления такого феномена?

Сергей Грабовский, заместитель главного редактора журнала "Сучаснисть"


powered by lun.ua
Главное на Украинской правде