Затянутая временная и следственная безнадежность

1 просмотр
Сергей Николаев, для УП
Пятница, 18 ноября 2005, 14:53

За почти 4 года своей работы украинский парламент IV созыва создал 32 временные следственные комиссии (ВСК). Несмотря на временность, большинство из них работают годами.

Почти 3 года назад в Одессе были повышены тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Специально созданная по этому поводу ВСК еще и до сих пор изучает, насколько законно это было сделано (по крайней мере, ее деятельность официально не прекращена).

Почти всегда заседания комиссий депутаты проводят в закрытом режиме. И попасть туда журналисту невозможно.

Впрочем, на этой неделе, заручившись поддержкой двух "рискованных" депутатов, в обход всех запретов, удалось-таки побывать на закрытых заседаниях двух таких комиссий.

Комиссии, о которых идет речь, расследуют два, наверное, наиболее резонансных политических скандала за этот год.
Первый – относительно коррупции среди высочайших должностных лиц.

Второй – относительно возможного участия Бориса Березовского в финансировании избирательной кампании кандидата в президенты Виктора Ющенко..

"Ждите ответа"

Начало заседания комиссии относительно коррупции высших должностных лиц было многообещающим: депутаты жаловались друг другу, что, мол, "приглашают на заседания всех, кого не попадя – скоро вон бабу Параску пригласят в качестве свидетеля".

Один из депутатов с любопытством узнавал у коллег: а почему пригласили Зенко Афтаназива (недавно уволенный руководитель "Укрзализныци"), и кто он вообще такой.

"Ну, в принципе, он уже никто", – ответил ему другой депутат, меланхолически почесывая усы.

Лишь бы закончить с "неразборчиво подобранными" свидетелями, их вывели из зала (своей очереди для выступления они так и не дождались).

Остался в комнате только один главный свидетель – бывший первый помощник президента Украины Александр Третьяков.
К Третьякову у почтенной комиссии накопилось 3 больших вопроса и множество мелких.

Большой вопрос №1

Имел ли Третьяков телефонный разговор с таким себе господином Фирташем, во время которого заказывал самолет для родственников жены президента на инаугурацию Ющенко? Поскольку редактор газеты "Свобода" Ляшко принес депутатам диск с записью разговора, где два голоса как раз и обсуждают эту тему.

Третьяков ответил, что накануне инаугурации он проводил ежедневно сотни звонков, в ходе которых обсуждал вопросы встречи гостей в аэропорту, их размещения и приглашения на инаугурационные церемонии. Но при этом, он точно знает, что не мог обсуждать организацию чартерного перелета.

И здесь Третьяков мастерски сыграл на чувствах депутатов, лукаво заметив: и кто же, мол, может дать разрешение на прослушивание телефонов народных депутатов?

Зерно упало на благодатную почву. "И нас, депутатов, всегда слушали! – подхватил идею Третьякова все тот же депутатский меланхолический голос, – но теперь они вообще обнаглели, хватают за руку в кулуарах и требуют, чтобы мы покупали записи собственных разговоров!".

Следующие полчаса обсуждения темы прослушивания депутатов закончились тем, что депутаты единогласно проголосовали за то, что нельзя считать свидетельством настолько сомнительное доказательство, тем более добытое с нарушением законодательства.

Большой вопрос №2

Вопрос относительно скрытой приватизации полиграфических комбинатов Третьяковым и его друзьями забрал у комиссии меньше времени. Ответ Третьякова был однозначным – не приватировал, и это могут подтвердить соответствующие органы.

Более того, если бы факт имел место, скандал возник бы намного раньше – бизнес-деятельность заместителя руководителя избирательного штаба главного кандидата от оппозиции пристально контролировали "компетентные" органы.

И знакомство или дружба Третьякова с тогдашним вице-премьером Табачником, на которую намекает заместитель главного редактора газеты "Бизнес", едва ли здесь могла чем-то существенно помочь.

Большой вопрос №3

Относительно злоупотреблений нефтяных компаний, где Третьяков был акционером, началось с того, что депутаты перепутали "Рур групп" с "Рур газ".

По этому вопросу Третьяков отметил, что он был косвенно акционером "Рур групп". Но только с 2001 до 2003 года, пока компания не была продана ТНК.

Присутствующий Борис Беспалый заявил, что на официальные запросы к украинским руководителям "Лукойла" и ТНК, они дали однозначный ответ о том, что Третьяков не является акционером аффилированных с ними компаний.

После трех основных "блюд", депутаты перешли к "десерту". Например, Владимир Бондаренко хотел узнать, бил ли Третьяков охранника Зинченко.

Третьяков посмотрел на Бондаренко печальными глазами и резонно спросил: "А каким образом это связано с коррупцией?".

Кстати, раньше аналогичный вопрос ставили журналисты адвокатам Зинченко, которые в качестве доказательств коррумпированности окружения президента демонстрировали... письмо российского депутата и бизнесмена Александра Лебедева о том, что центр Разумкова, в наблюдательный совет которого входит Мартыненко, задолжал арендную плату Национальному резервному банку за несколько месяцев.

В свою очередь, социалиста Николая Рудьковского интересовал вопрос, почему фамилия Третьякова так часто звучала в Северодонецьке во время скандальных событий на "Азоте".

"Так как заместителем министра промышленности, которое решало даный конфликт, – объяснял Александр Третьяков, – является мой тезка – Валерий Третьяков".

После всех вопросов и ответов доказательств заявлениям Зинченко, кроме его статей из газет и интернет-сайтов, а также упомянутого лазерного диска, больше не стало.

По крайней мере, у этой комиссии. По крайней мере, состоянием на 15 ноября.

Часть депутатов предложила постановить относительно этого соответствующее решение. Чувствовалось, что Третьякову хотелось, чтобы комиссия такое решение одобрила. И его можно понять: у него впереди суд по иску против Зинченко.

Впрочем, некоторые члены комиссии имели абсолютно противоположное желание. "Ну, как же так, – не мог понять председатель комиссии Заплатинский. – Мы же прислали запросы в Генпрокуратуру, чтобы выяснить достоверность диска и еще не получили ответа..." – "Так вы же полчаса назад признали, что диск не может быть доказательством. Так зачем ждать его экспертизы!".

Наконец, комиссия приняла решение. Причем единогласно. Владимир Заплатинский голосовал сразу тремя голосами – отсутствующие члены комиссии дали ему такое право.

Но вот какое именно решение было принято – депутаты так и не поняли. По версии автора решения – депутата Развадовского – комиссия обязалась принять окончательное решение по Третьякову на следующем заседании независимо от того, поступят ли ответы на отправленные запросы.

В то же время, по версии руководителя комиссии Заплатинского, комиссия утвердит решение только после получения запросов.

Различие, согласитесь, значительное. В особенности, учитывая, что экспертиза диска, как заявил депутат Юрий Кармазин, может затянуться на несколько месяцев. Как раз к разгару избирательной кампании.

Давид Жвания: "90% моих бесед с Березовским были посвящены женщинам, в том числе Тимошенко"

На заседании второй комиссии было двое основных свидетелей – к Третьякову присоединился экс-министр по чрезвычайным ситуациям Давид Жвания.

Не хватало только... самих депутатов. Из 15 членов временной следственной комиссии "по делу Березовского" послушать свидетелей пришли только 5 человек.

В особенности "порадовали" Владимир Яворивский, Игорь Шурма и руководитель комиссии коммунист Юрий Соломатин, которые, остановив "допрос" Третьякова, начали между собою выяснять – кто же из них придумал "такие глупые вопросы".

Во многих вопросах депутаты старались выяснить, а имели ли Третьяков и Ющенко контакты с Березовским в 2005 году.

Но Третьяков стоял насмерть: "У вас как комиссия называется? – "...относительно фактов незаконного вмешательства Березовского в финансирование избирательной кампании". "Вот и исследуйте период избирательной кампании, а не деятельности президента".

Впрочем, по просьбе депутатов, Третьяков назвал им номер своего мобильного телефона (единственный номер мобильного Третьякова, он не меняет его уже почти 7 лет), чтобы комиссия могла проверить, были ли с этого телефона звонки Березовскому или его коллегам.

На придирчивый, но не очень "далекий" вопрос одного из членов ВСК – "А пользовались ли вы в прошлом году другими телефонами?" – Третьяков посмотрел на депутата, как учитель на непутевого ученика: "Ну, конечно, мог. Когда на моем мобильном батарейка садилась".

Подобная ирония относительно вопросов депутатов чувствовалась и в показаниях Жвании. Бедный Степан Гаврыш в конце аж сник: "Да вы над нами, Давид Важаевич, иронизируете".

Впрочем, Жвания не только иронизировал, но и развлекал депутатов. Например, историями о том, что 90% всех его бесед с Березовским были посвящены женщинам. На уточняющий вопрос одного из депутатов, упоминалась ли среди этих женщин Юлия Тимошенко, Жвания улыбнулся улыбкой "чеширского кота" и заметил: "А как же!".

Жвания не только отвечал, но и спрашивал:

- Вы видели "платежки". Но "платежка" – это доказательство только платежа. Спрашивали ли вы, кто конкретно является получателем платежа? И чем может Березовский доказать, кто именно является получателем платежа?
Депутаты, сникнув, замолкли.

- В сегодняшнем мире сложно произвести платеж, не имея под него конкретного договора, где должны стоять подписи обеих сторон - иначе у соответствующих органов чрезвычайно возрастает подозрение относительно отмывания средств. Спрашивали ли вы у Березовского о таких договорах-подтверждениях?

Депутаты молчат.

- Спрашивали ли вы хотя бы о доказательствах, что указанные в "платежке" оффшорные фирмы-отправители таки действительно принадлежат Березовскому?

Снова молчание.

В отличие от Третьякова, Жвания подтверждал факты многочисленных встреч с Березовским, но называл интерес Березовского к Украине немного странным: "Ну, как можно воспринимать всерьез человека, который меня спрашивал: "А могу ли я стать после революции, скажем, министром образования Украины?".

Впрочем, за всеми этими шутками с самого начала доклада Жвании ощущалась довольно печальная мысль, которую он в конце выступления таки высказал: подняв скандал вокруг финансирования украинских выборов, Березовский стал снова полезным для президента Путина.

Он стал механизмом, который Россия может использовать относительно Украины. И следственная комиссия, которая уже два месяца толчется по этой тематике, встречается в Лондоне с Березовским и делает в разнобой громкие заявления, играет на руку Борису Абрамовичу и против интересов Украины.

"Желаю вам как можно быстрее закончить работу и ликвидировать, в конце концов, вашу комиссию", – пожелал Жвания членам ВСК в конце.

Выводы, которые сделал автор, после посещения "временных следственных" не слишком отрадные.

Во-первых, за закрытой дверью происходит почти цирк, депутаты отчасти не понимают даже, за что они голосуют, и окончательное принятие решений комиссиями временами нарочно затягивается. Даже относительно тех аспектов, которые являются очевидными.

Во-вторых, ВСК, статус которых, кстати, законодательно не урегулирован, часто становятся мощным оружием стимулирования и поддерживания политических скандалов.

Сергей Николаев, для УП



powered by lun.ua
Предпринимателям здесь не место: зачем Кабмин объявил войну ФОПам
Санкции и ракеты во сне и наяву: чего стоит ждать Украине после Мюнхенской конференции
Чем запомнился Анатолий Гриценко как народный депутат?
Семь кругов ада от коммунальщиков: как отремонтировать подъезд в доме но не обанкротиться
Все публикации