Юрий Рогоза: "Эта книга написана для того, чтобы Юлия Владимировна Тимошенко победила на выборах"

Анна Шерман, "Профиль", для УП
Вторник, 21 февраля 2006, 12:53

Юрий Рогоза, с которым принято связывать в основном "День рождения Буржуя", на днях презентовал книгу "Убить Юлю". Масштаб произведения, впрочем, на книгу как таковую не тянет. И по объёму, и по жанру это скорее предвыборная агитационная брошюра. От чего сам автор не только не открещивается, но с гордостью признаёт.

Сногсшибательный тираж - 800 000 экземпляров, о котором позаботилось харьковское издательство "Фолио", и впрямь свидетельствует о целевой аудитории, значительно превышающей традиционно узкий круг ценителей прекрасной словесности.

По словам автора, книга вышла на русском и украинском языках. Примечательно, что практически синхронно в киевском издательстве "Факт" увидело свет ещё одно беллетризированное несостоявшееся покушение на экс-премьера - "Прицільна дальність". Его автор - днепропетровский предприниматель Ян Валетов - в отличие от автора "Убить Юлю" утверждает, что преследовал цель сугубо литературную и жанр определил соответственно: политический триллер.

Интересно и то, что оба автора категорически отрицают коммерческий эффект от своих трудов. Ян Валетов расплатился гонораром за перевод своего произведения на украинский. Юрий Рогоза проявил альтруизм по политическим мотивам. И если попытаться отвлечься от пропагандистского пафоса его "бестселлера", то можно получить весьма любопытную версию ответа на извечный вопрос "О чём они там себе думают?".

- "Убить Юлю"- это PR-проект БЮТ?

- Это мой личный PR-проект для БЮТ, моя инициатива. Эта книга написана для того, чтобы Юлия Владимировна Тимошенко победила на выборах так называемую "Нашу Украину" - их Украину и "їхніх друзів".

- Кто из политиков помогал вам в создании книги?

- Я не могу этого открыть, я не оговаривал с этими людьми, что буду называть их имена.

- Но сам факт имел место?

- Конечно да. Но это была не Юлия Владимировна, к сожалению. Я бы у неё узнал, наверное, ещё больше. Но её график...

- Количество, скажем так, дерьма, сосредоточенного, как следует из вашей книги, в верхних эшелонах власти, просто потрясает...

- Притом что я в несколько раз занизил процентное содержание дерьма в высших эшелонах власти, сосредоточенных вокруг господина президента.

- Вам не кажется, что схематичная плакатность образа Юлии Владимировны, которая присутствует в книге, может иметь обратный эффект? Что вещь, представляющая собой агитку и по форме, и по сути, не может принести пользы?

- Я даже могу немножко развернуть то, что вы сказали. Человек без слабостей изначально проигрывает человеку со всеми человеческими чертами. В персонажах этой книги, которых я не люблю, количество животного настолько преобладает, доминирует над количеством Божьего, что живая Юлия Владимировна действительно кажется плакатной героиней. И действительно ею является.

- Политическая составляющая этого мероприятия ясна, поэтому неинтересна. Меня зацепила иллюзия психологической достоверности. И в этом смысле отрицательные персонажи выглядят живее и понятнее...

- Да, так и должно быть. Дело в том, что руководить страной должен человек плакатно чистый, плакатно активный, который искренне осознаёт себя как государственный деятель.

Эти ребята, мои персонажи, скажем так, это замешанное на жадности и себялюбии животноводство, и они бы ничем не отличались от других таких же, если бы не спекулировали идеалами Майдана. Это настолько цинично, что я позволю себе даже плакатную чистоту Юлии Владимировны.

- Вы сказали о символическом гонораре. Можете его назвать?

- Да. 1 200 гривен. Просто первоначально планировался тираж 1 млн. 200 тыс. экземпляров. Соответственно, по копейке...

- БЮТ выкупит часть тиража для бесплатного распространения?

- Я бы очень хотел! Потому что, во-первых, многие люди не доходят до книжных магазинов, а во-вторых, к ужасу, для многих и пять гривен - это жуткие деньги.

Я думаю, что при всей финансовой сдержанности "Батьківщина" должна всё-таки какое-то количество книг распространить. Я не говорил ещё об этом с Юлией Владимировной. Я надеюсь всё-таки с ней поговорить о книге вообще и попрошу, конечно, чтобы это было сделано.

- В книге команда Юлии Тимошенко вообще никак не представлена...

- Я вам объясню. У Юлии Владимировны сват, брат, кум - кто угодно, если он является членом команды - будет следовать командному духу. Я был её советником, когда она была премьером, я не лоббировал ни одной сделки. Мне это в голову не приходило. Это исключено!

Более того, даже если бы я очень захотел - а есть вещи, которых я бы очень хотел, использовать свою близость к Юлии Владимировне после того, как она возглавит страну (а она её возглавит), у меня ничего не получится. Она не раздаёт блага окружению.

- Достаточно подозрительная метаморфоза: вы один из первых в стране коммерческих авторов - и позволяете себе такое бескорыстие...

- Может быть, поэтому и позволяю. Во-первых.

А во-вторых, знаете, нужна была очень сильная эмоциональная встряска для того, чтобы я это сделал. Революция, во время которой не самые глупые и не самые наивные люди вдруг поверили, что мы очень скоро станем нормальной обычной европейской страной...

А нас купили, как детей! Нам показали воспитанного красивого президента и сказали: вот, это ваш президент. Да, и мы все начали жарить котлеты и выходить на Майдан с ними. Я видел замечательные лица, лучшие лица своей страны...

И всё это закончилось тем, что на языке жуликов называется разводом. Люди, фамилии которых похожи на фамилии моих персонажей, развели нас, как лохов. Я разозлился, поэтому написал не за деньги.

В то же время сейчас параллельно я работаю над другим материалом и, поверьте, очень долго торговался из-за размеров оплаты моего труда. Я считаю это нормальным. Хочешь, чтобы за строчку или за статью платили больше - ищешь возможность воздействовать на своего работодателя. А он, соответственно, хочет заплатить меньше. Это диалектика труда.

- Говорят, что в "Убить Юлю" ваше только имя, которое у вас купили за большие деньги, а книга написана группой технологов.

- Я даю слово, что написал книгу сам. Я её написал на своём ноутбуке Samsung. Можете зайти ко мне в компьютер и посмотреть, какими частями и как я это писал. Можно даже отследить через провайдера, что никто мне не присылал этот материал. Вот если кто-то захочет поспорить со мной на 100 тысяч или больше (чем больше, тем лучше), я говорю правду - я готов.

- Не опасаетесь ли вы преследований со стороны прототипов...

- Да плевать я хотел на прототипов! Ну что, в самом деле, вы меня провоцируете на резкие высказывания?! Что значит "не опасаюсь"?..

Мы забываем иногда, что мужчинам бояться стыдно. Вам что, часто встречаются мужчины, которые признаются, что они боятся? А мне признаваться не надо, потому что я не боюсь!

- И всё-таки у меня к вам вопрос как к писателю. По сути, впервые в украинской истории политические фигуры стали действительно популярными персонажами. То есть, по идее, эта книга на самом деле могла бы стать и удачным коммерческим проектом. Естественно, это потребовало бы иного порядка литературных усилий...

- Тогда бы это по-другому читалось. Тогда воспринималось бы людьми так, что Рогоза употребляет слово "жопа" и оплёвывает окружение президента, чтобы заработать много денег. Тогда бы это всё теряло смысл. Я заработаю на другом. На сценариях, на фильмах и сериалах.

- И, тем не менее, это приятное острое чтение...

- Спасибо, мне так и хотелось.

- И, в принципе, обидно, что книга носит узкофункциональный характер.

- Я всегда запрограммирован на хит. Иногда получается, иногда нет. Но мне хочется верить, что то, что я делаю сейчас, тоже будет хитом и тоже вас заинтересует.

А в данном случае мы говорим о проекте - да, специально зауженном, потому что не все люди читают коммерческие политические детективы и не все хотят вылавливать в них тонкую суть.

Многие хотят, чтобы она лежала ближе к поверхности, как это сделано у меня. Считайте, что моя книга - это такой хулиганский крик о несправедливости.

- Я не читала вашу предыдущую книгу...

- Не следует их читать, это сериальные книги, их пишут райтеры. По моим сценариям, да, но не я сам. Эту практику завели бразильцы. Я пишу сценарии в виде драматургии. А потом из него делают прозаический текст. И это нельзя считать моей прозой.

Моя проза - это книга "Высокосные города". Я люблю писать прозу, как, наверное, и все писатели. А не делаю этого только по двум причинам: во-первых, платят на порядок меньше, а во-вторых - аудитория меньше на три порядка.

Я пьянею даже не от самого факта относительной известности, а от того, что то, что год назад было смутной мыслью, пронёсшейся в моём мозгу, видят в эту минуту 300 миллионов человек, когда мой сериал показывает РТР, а в дубль - "РТР-планета".

- А насколько плотно вы сейчас сотрудничаете с украинскими телекомпаниями?

- У меня официальный договор с каналом "1+1". Всё, что я делаю, сначала они должны или взять, или отвергнуть.

- Вы следите за ходом суда Коломойского против Роднянского?

- Честно говоря, нет. Слишком занят... Я знаю, что Александр Роднянский хотел продать "плюсы" Коломойскому...

- ...для Юлии Владимировны.

- Ну что значит "для Юлии Владимировны"? Поддерживать Юлию Владимировну? Зачем моим персонажам канал, который будет поддерживать Юлию Владимировну?

Было бы замечательно, если бы "плюсы" поддерживали Юлию Владимировну! Хороший канал, рейтинговый. Было бы замечательно, я бы на нём старался бы как можно больше поддерживать Юлию Владимировну.

- Вы очень хорошо говорили о стабильности. Но Юлия Владимировна не является символом стабильности, она является символом очень резких действий, которые стабильность подрывают...

- Давайте подумаем, дали ли ей возможность... Для того и нужна моя очень несовершенная книга. Чтобы показать - если целенаправленно уничтожать чьи-то планы на том уровне, когда они ещё планы, а не уже свершения, то нет ничего легче для команды олигархов, обличённых властью, чем скомпрометировать действия правительства!

Вот вы сейчас позвоните любимому и скажете "я буду через 15 минут", а я вас закрою в этой машине и вы придёте через полтора часа. Вот просто потому, что вы это озвучили при мне, а я, допустим, ваш враг.

- Когда у нас книги - не политические проекты, а просто книги - будут выходить таким тиражом, как "Убить Юлю"?

- Я не верю вообще, что они будут выходить таким тиражом. Новое поколение выбрало другую форму носителя - электронную.

Ну и что? Вы думаете, что если бы Вильям Шекспир, мой любимый писатель, жил сегодня, он что, возился бы с бумажной литературой? Или с маленьким театром "Глобус"?

Он бы стремился к максимальной коммерческой популярности. То есть к телевизору и Интернету. Сама по себе смена носителя не является гибелью культуры.



powered by lun.ua
След Зеленского
Как построить персональный бренд: план действий от Ярославы Гресь
"Украинский Иерусалим". Перевернутый Иисус, "Вий" и подземелья в Седневе
Подкаст "Кляті питання": Руководство МОЗ не понимало, что их внутренний конфликт куда более масштабный
Все публикации