К вопросу о коалиции

4 просмотра
Сергей Левочкин, для УП
Понедельник, 29 мая 2006, 20:23

От УП. В "Украинскую правду" поступила статья от фигуранта одного из наших недавних интервью – бывшего первого помощника президента Кучмы Сергея Левочкина. На выборах 2006 года он так и не стал депутатом по списку блока Литвина. Левочкин является одним из сторонников создания широкой коалиции. Учитывая дискуссионный характер статьи, УП готова обнародовать и противоположные точки зрения.

2-й тур парламентских выборов

Даже после оглашения результатов выборов народных депутатов Украины сохранилась парадоксальная ситуация: итоги известны, но выборы не принесли ни политической определенности, ни социальной стабильности, ни общенациональной консолидации. Политическим силам, представленным в Верховном Совете, пока так и не удалось остановить углубление управленческого кризиса и рост политических рисков.

По сути, по истечении уже более 2-х месяцев с того момента, как каждый принявший участие в парламентских выборах реализовал свое право голоса, в Украине развернулся второй тур парламентских выборов, в ходе которого предпринимается попытка пересмотра их итогов.

Элиты продолжают бороться за политическое господство, прикрываясь разговорами о коалиции, подготовке программ и пр. "Новые богословы" от политики занимаются толкованием, кто и за что должен отвечать во власти, исходя из своих личных планов и расчетов.

Закономерный результат: после парламентских выборов украинская политика катится к войне без правил, в которой не будет победителей. В логике "тот, кто сформирует коалицию, тот сформирует и общие правила игры исполнительной и законодательной власти" отчетливо просматривается стремление к узурпации власти.

Но есть еще время и возможность остановиться, и переосмыслить новую ситуацию, возникшую после 26 марта. При этом, стоит обратить внимание на следующее.

Во-первых, попытка установить монополию на формат и состав парламентской коалиции контрпродуктивна. Как минимум, необходимо обеспечить равные права всем политическим силам, готовым участвовать в ее формировании.

Во-вторых, крайне опасным выглядит стремление форсировать подписание коалиционного соглашения, оставив за скобками вопрос о правовом и процедурном обеспечении политической системы, основанной на парламентской модели и коалиционных принципах формирования исполнительной власти.

Напомню, что после внесения изменений в Конституцию, депутаты предыдущего созыва так и не смогли согласовать законы о деятельности парламентской коалиции, правительства, оппозиции, президента и президентского секретариата.

Поэтому в сложившихся обстоятельствах любая коалиция, основанная на идеях подавления оппонента, — это не торжество демократии, а призыв к политической войне.

Деятельность Кабинета Министров в условиях правовой неопределенности становится миной замедленного действия, которая, наверняка, сработает в самый неподходящий момент.

Не менее двузначной будет в таком случае и роль руководства Верховного Совета. Получив доверие коалиции, председатель новоизбранного парламента превращается в фактического коалиционного лидера, который обязательно воспользуется известной формулой "Я не первый, но и не второй".

Такой турнир вождей может дорого обойтись стране. Ведь правовой вакуум – идеальная питательная среда для выращивания диктаторов.

Оппозиция же в таком случае вообще превратится в парламентского маргинала, лишенного прав и возможностей влиять на власть. А это значит, что воля миллионов избирателей, направивших оппозиционные партии и блоки в парламент, будет просто попрана и выброшена на улицу.

Таким образом, избиратель сейчас находится в шаге от обмана: он отдал свой голос тем, кто обещал создать эффективную и честную власть, а оказалось, что победители заинтересованы в "мутной воде" нерегламентированной, неоформленной политической системы.

Ответственность

Переговоры о создании парламентской коалиции и формировании коалиционного правительства уже превратились в серию демаршей, нацеленных на подрыв позиций конкурентов. Это своеобразная тактическая игра, в которой должен обязательно остаться победитель и проигравший.

Такая игра понятна, если коалиция рассматривается как механизм легальной узурпации власти.

Но коалиции не создаются лишь для того, чтобы "управлять страной". Коалиция нужна прежде всего для реализации воли избирателей, для сохранения и поддержки равновесия в обществе.

И лишь в этих рамках и пределах – для формирования эффективной исполнительной власти. Все, что противоречит этой задаче и миссии коалиции, есть политическое лукавство.

Какова же воля избирателя?

Одни утверждают, что на выборах украинцы выбирали лучшего из лучших канцлеров. Другие – апеллируют к ценностям и идеалам недавнего прошлого. Третьи связывают выборы с тендером на эффективных управляющих национальным хозяйством.

Не согласен ни с одной из сторон. Я полагаю, что в 2004 году Украина голосовала за честность власти, а в 2006 – за ее ответственность перед избирателями.

Демагогия и всеобщая безответственность, перекладывание проблем "с ветки на ветку" власти, судебный произвол и коррупция стали причиной разочарования как в прошлой власти, так и во власти новой.

На слово политикам уже никто не верит. Но чтобы отвечать за свои слова, необходимы не только воля и желание. Необходим механизм самоорганизации власти, направленный на реализацию требования избирателей – создание политически ответственной власти. И решение этой проблемы лежит в плоскости законодательного и нормативного обеспечения власти.

Завершение политической реформы и создание прозрачной и ответственной системы власти – вот ключ к политическому диалогу. Это и есть главная задача, которую предстоит решить элитам в составе нового парламента.

Именно поэтому сами по себе пост премьера и контроль над Кабинетом министров не могут рассматриваться в качестве самоцели.

Для того, чтобы найти выход из возникшего тупика, следует отказаться от сложившегося мифа о коалиции как панацеи. Очевидно, что в нынешних условиях парламентская коалиция не может формироваться на принципах идеологического родства, личных симпатий или реваншистских мотивов.

В основу ее работы должны быть положены две фундаментальные задачи:

1. Стабилизация деятельности системы власти, достижение политического компромисса и на его основе – обеспечение единства страны, воссоздание равновесия в обществе.

2. Завершение конституционных преобразований, что означает солидарное формулирование новых "правил игры" путем их законодательного обеспечения на основе принципа ответственной власти и в перспективе - выход на новый, непротиворечивый проект Основного закона, который выполнил бы функцию общественного договора.

Именно такую модель поведения демонстрирует политический класс в Европе. Достаточно вспомнить совсем свежий пример — парламентские выборы прошлого года в Германии.

Как и в нашем случае, ни одна из победивших партий оказалась не в состоянии сформировать правящую коалицию. И точно так же между главными силами — СДПГ и ХДС/ХСС — пролегала серьезная идеологическая пропасть, способная перерасти во внутригосударственный разлом.

Однако потенциальный кризис так и не разразился. Наступив на горло партийным амбициям, политики Германии пошли на образование широкой парламентской коалиции, задачей которой было сохранение единства германского народа и совершенствование механизмов функционирования системы власти.

Для Украины формирование "большой коалиции", объединенной общей целью создания эффективной и ответственной государственной власти, — единственная гарантия того, что ни одна из политических сил не использует зияющие дыры законодательства во вред целостности государства и единству общества.

"Большая коалиция" требует и больших компромиссов. Роль модератора переговоров может и должен сыграть Виктор Ющенко.

А у парламентских партий и блоков должно хватить мудрости и понимания "особенности момента", чтобы доверить президенту право решающего голоса при определении кандидатур на ключевые посты в правительстве.

Исходя из этой логики, одной из первоочередных задач парламентской коалиции в составе Партии регионов, Блока Юлии Тимошенко, Блока "Наша Украина" и СПУ, наряду с формированием коалиционного состава правительства, должно быть формирование полномочной депутатской комиссии по проведению дальнейшей политической административной и территориальной реформ.

Программой-минимумом в деятельности такой комиссии могла бы стать наработка "малого конституционного пакета", содержащего согласованные законопроекты, "расшивающие" полномочия и регламентирующие работу коалиции, оппозиции, кабинета министров, государственных администраций.

В пакет должен войти и законопроект о президенте и его секретариате. Отдельная проблема – законодательное обеспечение "прямой демократии" в новом законе о референдумах и плебисцитах.

Буква и Дух

Вопрос о судьбе Конституции уже затрагивался в ходе избирательной кампании. В ряде выступлений Виктор Ющенко ставил вопрос о несовершенстве редакции Основного закона и необходимости продолжения работы. Его предложения звучали двузначно, и многие оценили президентские пассажи как попытку вернуться к старой президентской модели властвования.

Масла в огонь подливала и информация о готовящихся президентских инициативах по внесению новых изменений в Конституцию.

Но сколько голову в песок не прячь, проблемы сами никуда не исчезают и не растворяются.

Ни возврат к старому, ни "конституционные перевороты" не способны решить судьбу Конституции.

Основной закон – это не просто прописанные полномочия ветвей власти. Это система взаимных гарантий, обязательств, прав и свобод во взаимоотношениях граждан и государства. Это своего рода Общественный договор, обеспечивающий целостность и стабильность страны, равновесие и единство общества.

И в этом смысле президент является гарантом Буквы и Духа Конституции. То есть не только соблюдения ее действующих норм, но и последовательного и логичного развития, в основе которого – постоянное подтверждение "общественного договора", на котором зиждется государственность нации.

Было бы оправдано и правильно объединить силы президента и "большой коалиции" по работе над новой редакцией Основного Закона.

В частности, депутатская комиссия по политической реформе совместно с президентской стороной могла бы провести работу над ошибками, допущенными при редактировании Конституции в ходе голосования в декабре 2004 года.

Речь идет не только о собственно редакционных недостатках, но и о системных политических просчетах, из-за которых Конституция в редакции 2004 года остается половинчатым, несбалансированным документом.

Считаю, что замирание над перекроенным по новым лекалам Основным законом 1996-2004 годов означает блокирование развития самоуправления, изоляцию региональных элит от участия в государственном управлении, сохранение конфликта полномочий, заложенных в действующей редакции.

Поэтому выходом из ситуации может стать работа над проектом новой Конституции, которая в отличие от Конституции 1996-2004 гг. была бы адекватна времени и новым требованиям к представительской демократии.

А вышеупомянутый Общественный договор, как продукт сотрудничества президента и "большой коалиции", мог бы стать достойным результатом выборных кампаний 2004-2006 годов.

powered by lun.ua
Александр Данилюк: В какой-то момент я сказал: "Давайте признаем, что это правительство импотентов"
#ПравительствоГройсмана-3. Премьер и его "малый Кабмин"
Украина готовит китайскую проблему: почему обещание правительства может дорого стоить стране
Андрей Мацола: Сейчас любой бизнесмен может выбирать - платить взятки или нет
Все публикации