Партия президентской власти

0 просмотров
Вадим Карасев, для УП
Вторник, 24 октября 2006, 15:54

Ющенко остался с "партией, идеалы которой являются святыми для нации".

По итогам съезда вполне очевидной была попытка завершить то, что не удалось сделать год назад. А именно – устранить от партийного руководства ее реальных спонсоров.

По-разному можно расценивать тот факт, что членами партии становятся представители новой президентской гвардии, среди которых, в частности, Арсений Яценюк – и как попытки усилить интеллектуальное и политическое лицо партии, и как ставку на неоппозиционность НУ.

Однако очевидным было одно – НСНУ начала терять "управляемость", игра руководящих групп начала выходить за рамки президентского сценария.

По сути, оппозиционность НУ была уже автономным решением и фактическим началом собственной игры партийного руководства с прицелом на 2011 год. Оставшись в партии и устроив кадровый разгром ее руководства, Ющенко старался подавить оппозиционный "бунт" на собственном партийном корабле и усилить управляемость партии с помощью получения контрольного пакета в руководстве.

Понятно, что для Ющенко на сегодняшний день не приемлема модель классического сине-оранжевого противостояния по образцу 2004 года, нотки которого начали ощущаться в риторике публичных лидеров партии.

Более оптимальной для президента и пропрезидентских бизнес-групп, очевидно, является модель "скрытой войны" между двумя секретариатами – премьерским и президентским, при наличии определенных рычагов влияния в правительстве.

Очевидно, именно поэтому Ющенко еще раз подчеркнул необходимость усиления сотрудничества с коалиционными фракциями – в первую очередь с СПУ и ПР – и подчеркнул, что переговорный процесс с антикризисниками не исчерпан.

Это, очевидно, и является предупреждения тем, кто симпатизирует идее "слияния с БЮТ" или объединенной оппозиции, и продолжение публичной президентско-премьерской игры по образованию широкой коалиции. Так как, несмотря на глубокий конфликт между секретариатами, Ющенко и Янукович формально остаются (и не исключено – будут оставаться, несмотря ни на что) самыми ярыми приверженцами "объединения страны через широкую коалицию".

С другой стороны, это касалось и внепарламентских оранжевых партий, соревнованию за которые уже дал старт БЮТ. Риск того, что в случае продолжения неопределенности в НУ мелкие партии Майдана все больше будут склоняться к интеграции с БЮТ, весьма очевиден.

Одним из объяснений антиоппозиционного расположения духа президента может быть и недавний визит Хавьера Соланы, который высказал обеспокоенность частыми сменами правительств в Украине и озвучил тезис, что угрозы демократии в Украине на сегодняшний день нет.

Это – и определенный европейский карт-бланш Кабмину, и возможно – достаточно четкий сигнал оранжевым относительно возможных попыток переформатирования коалиции, игры на смещение правительства и пр.

Чем можно объяснить эти новые акценты ЕС?

Во-первых, приближается зима, а память о прошлогоднем российско-украинском газовом кризисе, которая прямо отразилась на стабильности поставок в Европу еще свежа в Брюсселе.

Не исключено, что любая дестабилизация в Украине (тем более – дестабилизация или роспуск правительства) на фоне газовых переговоров Киева и Москвы может рассматриваться Европой как дополнительный фактор риска в достижении определенной четкости схемы поставок, по крайней мере – на следующий год.

То есть, коротко говоря, месидж Европы нашим элитам был приблизительно таким – "договаривайтесь".

Во-вторых, следует обратить внимание на то, что, параллельно с президентской гонкой кадровых вооружений, по аналогичному алгоритму действует и Кабмин.

За короткий срок Янукович фактически сформировал собственный дипломатический пул, подобрав существенную часть квалифицированных кадров времен Кучмы – Зленко, Грищенко. Этих деятелей в целом объединяет их умеренный стиль, они стоят на позициях "дружбы со всеми" – то есть и с Россией, и с Западом.

И не следует полностью исключать, что такая "умеренная" внешнеполитическая стилистика правительства – в сравнении с форсированным евроатлантическим накатом того же Тарасюка – больше отвечает ситуативным интересам Брюсселя.

Тезис о том, что "Москву нельзя сейчас бесить", может стать еще более актуальным именно для Европы, учитывая фактический провал попыток европейцев втянуть Путина в европейскую энергетическую хартию.

Речь не идет о каком-то изменении политических фаворитов европейцев в Украине, а скорее о прагматическом тактическом расчете. Кроме того, сейчас Брюссель достаточно четко дает понять, кого именно он хотел бы видеть в "непримиримой оппозиции" к правительству.

В приглашениях в Брюссель, которые приходят на имя Юлии Тимошенко, её называют именно "лидером оппозиции".

Сам же БЮТ параллельно с "втягиванием" НУ в ряды единой оппозиции всячески старается навязать обществу идею двухпартийности, которая была чуть ли не главной фишкой мартовской кампании "народного премьера" Тимошенко.

Читайте также

В то же время, осознавая искусственность подобных тезисов, БЮТ старается предотвратить вытеснение себя в "левоцентристскую" нишу и идеологическое размежевание двух оппозиций.

Соревнования за внепарламентские партии Майдана началось, и БЮТ попробовал реализовать симметричный ответ на "конфедерацию" Бессмертного, приняв в свои ряды ПРП. Кроме того, фигура того же Пинзеныка должна несколько "либерализовать" БЮТ.

В таком случае, в конкуренции БЮТ и НУ, которая пыталась выстраивать свои отношения с Тимошенко именно на котраверсии либерализма и популизма, может появиться и существенный элемент конкуренции "старых" (Пинзенык) либералов и "новых либералов" в лице того же Яценюка.

Можно сказать, что по итогам непродолжительного съезда "нашеукраинцев" дальнейший формат их сосуществования с БЮТ стал еще более неясным, чем до того.

К сожалению, съезд НСНУ конкретно ответил только на один вопрос – кто является реальным лидером и руководителем в партии. Очевидно, именно такой и была цель Ющенко. Во всем остальном количество вопросов только увеличилось.

Трудно сказать, вызовут ли президентские установки очередной политический сериал, обусловленный возобновлением коалиционных переговоров. Но если переход в оппозицию не вызвал партийного раскола, хотя определенные разногласия у субъектов блока все же наблюдались, то именно реанимация темы коалиции, учитывая реальные настроения в партии, может этот раскол действительно спровоцировать.

Сейчас в партии сосуществуют как минимум три мощных группы, которые имеют разные, а иногда – кардинально разные – представления о ее политическом будущем. И отход любой из них – это ощутимый удар по и без того призрачным электоральным и политических позициям НСНУ.

Итак, главной задачей трехнедельного тайм-аута станет именно поиск определенного межгруппового баланса внутри партии, формулы, которая бы предотвратить раскол.

Второй, не менее важный вопрос – в условиях кадровых и организационных изменений не допустить фактического "разрыва" между собственно партией и парламентской фракцией, которая теоретически может отправиться в "полуавтономное" плавание.

И только после этого будет решаться вопрос на уровне блока, "партийных конфедераций" и др.

И трехнедельный тайм-аут, инициированный Ющенко, и, опять-таки, непонятный акцент относительно дальнейших действий партии (поскольку переход в оппозицию возможен только при условии окончания нового раунда переговоров с коалицией) говорят о том, что для президента оптимальным вариантом является пребывание не во власти и не в оппозиции, а достижение определенного "особого режима" отношений и с коалицией, и с оппозицией.

На первый взгляд, электоральные последствия такой позиции более чем очевидны.

Однако есть ли в НСНУ на данный момент какой-либо другой путь?

НСНУ – это партия президента, и, очевидно, такой она останется и в дальнейшем. В то же время, НУ вынуждена существовать в условиях, когда формирование власти происходит по партийному принципу. И в этом смысле НСНУ уже не является "классической партией" по типу ПР или БЮТ.

При любых условиях, по крайней мере до конца срока Ющенко, НСНУ будет оставаться президентской партией, у которой всегда будет свой "особый путь". Неопределенность "Нашей Украины", от которой устали как ее сторонники, так и оппоненты, не имеет оправдания в глазах избирателей, но во многом это объясняется ее политическим статусом.

И именно переход в оппозицию стал своей игрой партийного руководства. То есть – попыткой руководящих групп снять с себя это "бремя", избавиться от стратегической утонченности, к которой ее побудит "пропрезидентскость", и найти для себя простое решение.

Но в теперешних условиях даже переходя в оппозицию, НСНУ будет оставаться "партией власти". Только если ПР сейчас становится партией парламентско-правительственной (то есть исполнительной) власти, то НСНУ будет оставаться "партией президентской власти".

Исходя из новых политических реалий, именно такая номинация и была бы адекватной, ведь президент уже не может быть "вписан" в систему власти исполнительной, являясь отдельной ветвью власти.

Итак, вполне вероятно, что в ближайшее время НУ не войдет ни во власть, ни в оппозицию в полном "классическом" понимании этого слова, а в дальнейшем, параллельно с внутренней реформой, будет искать какую-то особую и "эксклюзивную" политическую нишу.

  Автор Вадим Карасёв, политолог, директор Института глобальных стратегий



powered by lun.ua
Выборы — 2019. Что партии предлагают делать с землей, налогами, тарифами и соцстандартами
Stranger Things и еще 6 сериалов, которые помогут лучше понять детей и подростков
Не ссорьтесь, беспокойтесь о близких и дышите: как украинцам пережить выборы?
3 года без ответа. Что происходит в расследовании убийства Павла Шеремета
Все публикации