"Нулевой вариант" для ветеранов войны

1 просмотр
Михаил Дубинянский, для УП
Четверг, 23 ноября 2006, 16:26

Вопрос о том, следует ли уравнять в правах ветеранов УПА и Красной Армии, уже давно будоражит украинскую общественность. Пожалуй, в нынешнем году противостояние вокруг этой проблемы достигло апогея. И, увы, враждующие стороны по-прежнему тяготеют к однобоким и субъективным оценкам прошлого.

Я не буду комментировать взгляды истеричных ортодоксов, представляющих УПА сборищем фашистов-садистов, этаких дьяволов во плоти.

Бред, продуцируемый больной фантазией коммунистов и витренковцев, не нуждается в подробном анализе.

Но, к сожалению, национал-демократы также демонстрируют примитивно-упрощенный подход к истории. Они пытаются обосновать свои требования, изображая всех бойцов УПА бескрылыми ангелами.

Эта тактика заведомо обречена на провал. По элементарной причине – ангелов на войне не бывает. Ни одну армию периода Второй мировой нельзя считать идеальной. И, разумеется, к УПА также могут быть предъявлены определенные претензии.

Вряд ли стоит отрицать, что на Волыни в 1943-м многие уписты проявили себя не лучшим образом – как и их недруги из польской Армии Крайовой. Другое дело, что в рядах УПА сражались десятки тысяч бойцов, не имевших к той резне никакого отношения.

УПА и в самом деле боролась с Красной Армией активнее, нежели с германским вермахтом.

В принципе, этот факт вполне допустимо истолковывать как "удар в спину советскому солдату". Но нельзя забывать, что Сталин, опиравшийся на красноармейские штыки, был для Украины ничуть не меньшим злом, чем Гитлер.

Позиция спикера Мороза, предлагающего "не спешить с признанием ОУН-УПА", ибо "есть много правовых, политических, исторических вопросов, которые нужно объективно рассмотреть", может показаться достаточно взвешенной.

Вот только этот взвешенный подход почему-то не распространяется на людей, играющих в эпопее со статусом УПА роль некоего эталона. Я имею в виду ветеранов Красной Армии, общепризнанных героев, наделенных соответствующими льготами и привилегиями.

Вопрос о том, заслуженно ли окружены почетом абсолютно все бывшие красноармейцы, никто не поднимает. Любой советский солдат априори воспринимается как благородный рыцарь без страха и упрека. Но если мы подойдем к советскому воинству с теми же сверхстрогими критериями, по которым предлагается оценивать УПА, сохранит ли Красная Армия свой привлекательный имидж? Сомнительно…

Воина-красноармейца принято считать спасителем Европы. Однако в европейских странах, таких как Германия, Венгрия, Румыния или Польша, отношение к военнослужащим сталинской армии весьма неоднозначное. И на то имеются веские причины.

Советский солдат действительно освободил пол-Европы от нацизма. Но одновременно он принес на своих плечах тоталитарный коммунизм, ставший точно таким же бичом европейских народов.

Как говорится, хрен редьки не слаще. И когда одна банда, борясь за сферы влияния, побеждает другую банду, это трудно назвать торжеством правопорядка.

Красная Армия не только способствовала установлению одиозных коммунистических диктатур.

Она также "прославилась" благодаря военным преступлениям – массовым грабежам, изнасилованиям, убийствам мирных жителей. Все эти факты на просторах СНГ предпочитают упорно игнорировать.

Красноармейское мародерство (вынуждавшее жителей Европы прибегать к скрытому ношению часов на… щиколотке) у нас вообще воспринимается как норма.

Никого не смущают упоминания о "трофейных" патефонах, радиоприемниках или пиджачных костюмах, хотя в действительности трофеи – это оружие, боеприпасы и военная техника, отбитые у неприятельской армии.

В Европе много говорят и о жестокостях, совершавшихся красноармейцами. Конечно, при желании эти рассказы можно объявить вражеской клеветой. Поэтому стоит привести свидетельства советских военнослужащих, которым не было никакого резона оговаривать товарищей по оружию.

Из дневника лейтенанта РККА Владимира Гельфанда. Запись от 21 февраля 1945-го: "Позавчера на левом фланге действовал женский батальон. Их разбили наголову, а пленные кошки-немки объявили себя мстительницами за погибших на фронте мужей. Не знаю, что с ними сделали, но надо было бы казнить негодяек безжалостно. Солдаты наши предлагают, например, заколоть через половые органы и другое, но я просто бы их уничтожил".

Запись от 26 февраля: "Женщины со стороны противника больше не появляются с тех пор, как одной из них проткнули тело колом и послали голую обратно к немецким позициям. Но не исключена возможность, что они могут опять появиться".

Из воспоминаний красноармейца Михаила Косинского: "Поселок, видимо, был захвачен нашими частями так внезапно, что население не успело его покинуть. Наличие в нем спиртового завода и населения, главным образом женщин, послужило причиной полнейшего падения дисциплины среди наших солдат. Улицы были переполнены пьяными солдатами, устраивавшими форменную охоту на немок, забывшими чувство долга, потерявшими человеческий облик".

Из воспоминаний военного ветеринара Иосифа Буевича: "В конце зимы Ветотдел остановился в небольшом польском городке в Данцигском коридоре. Городок был недавно занят нашими войсками, кое-где еще не потухли пожары, и по городу носился пух из перин и подушек.

Мы остановились в хорошем каменном доме, где жила культурная польская семья. Дочь хозяина, изящная девушка лет двадцати рассказала мне, что сразу после взятия города все женщины поголовно были изнасилованы нашими солдатами. Она досталась какому-то нацмену…

Она рассказала, что была изнасилована ее сестра, девочка лет тринадцати, и что она после этого серьезно больна. Я видел ее.

Это был еще совсем ребенок; худенькая и бледная она смотрела на меня испуганными глазами, и когда я попытался заговорить с ней и как-то утешить, она ничего не сказала, только из глаз ее покатились слезы, она отвернулась, и ее худые плечи стали вздрагивать от беззвучных рыданий".

Из воспоминаний старшины Юрия Корякина: "Отношение к немкам (мужчин немцев мы почти не видели) было свободное, даже скорее мстительное. Я знаю массу случаев, когда немок насиловали, но не убивали…

Пару раз, заходя в дома, я видел убитых стариков. Один раз, зайдя в дом, мы увидели, что на кровати под одеялом кто-то лежит. Откинув одеяло, я увидел немку со штыком в груди. Что произошло? Я не знаю. Мы ушли и не интересовались".

Из воспоминаний лейтенанта Леонида Рабичева о расправе красноармейцев с немецкими беженцами в Восточной Пруссии: "Наши танкисты, пехотинцы, артиллеристы, связисты нагнали их, посбрасывали в кюветы на обочинах шоссе их повозки с мебелью, саквояжами, чемоданами, лошадьми, оттеснили в сторону стариков и детей и, позабыв о долге и чести, тысячами набросились на женщин и девочек.

Женщины, матери и их дочери, лежат справа и слева вдоль шоссе, и перед каждой стоит гогочущая шеренга мужиков со спущенными штанами.

Обливающихся кровью и теряющих сознание оттаскивают в сторону, бросающихся на помощь им детей расстреливают. Гогот, рычание, смех, крики и стоны. А их командиры, их майоры и полковники стоят на шоссе, кто посмеивается, а кто и дирижирует – нет, скорее, регулирует. Это чтобы все их солдаты без исключения поучаствовали.

Вседозволенность, безнаказанность, обезличенность и жестокая логика обезумевшей толпы…

А полковник, тот, что только что дирижировал, не выдерживает и сам занимает очередь, а майор отстреливает свидетелей, бьющихся в истерике детей и стариков".

Абсолютное большинство насильников и убийц не понесли никакого наказания. Как отмечает Александр Солженицын, побывавший в Германии с фронтом, женщину врага "можно было изнасиловать, следом расстрелять, и это было бы почти боевое отличие".

Победителей не судят – сей извечный закон войны сработал с точностью "трофейных" часов.

Разумеется, нельзя обвинять в зверствах поголовно всех бойцов Красной Армии. Но в то же время очевидно, что среди ветеранов, гордо демонстрирующих свои награды 9 мая, есть и убийцы стариков, и насильники несовершеннолетних. Что же нам делать с этим печальным фактом? Исходя из логики деятелей, обличающих УПА, каждый ветеран Красной Армии должен:

1) Покаяться в том, что косвенно защищал и утверждал тоталитарные коммунистические режимы в СССР и Восточной Европе.

2) Доказать, что лично он в грабежах, изнасилованиях и убийствах гражданского населения не участвовал (с обязательным привлечением престарелых свидетелей из ФРГ, Венгрии, Польши и т. д.)

А покамест надо отобрать льготы у всех бывших красноармейцев. Так и с исторической справедливостью проблем не возникнет, и госбюджету будет легче…

Думаю, у рядового постсоветского обывателя потемнеет в глазах от столь кощунственного предложения. Да как же можно?! Это же старые больные люди!! Они же свою кровь проливали, Родину защищали!!!

Все правильно. Но ведь ветераны УПА – тоже люди отнюдь не молодые, и тоже проливали свою кровь, сражаясь за Родину.

Допустимы различные подходы к участникам Второй мировой. Можно ставить во главу угла отвагу и патриотизм, а можно – подозрение в совершении жестокостей. Но только не надо двойных стандартов!

Коль скоро каждый воин Красной Армии (заработавшей у наших европейских соседей весьма скверную репутацию) пользуется определенными преференциями, их тем более должны получить ветераны УПА, все-таки воевавшие не за покойный СССР, а за независимую Украину.

Ну а если в отношении бойцов УПА избрана крайне жесткая линия поведения, будьте так же строги и к ветеранам сталинской армии, лишив их льгот и привилегий.

Кстати, подобный "нулевой вариант", при всей очевидной неприемлемости, имеет одну положительную сторону: старики, столько лет враждовавшие друг с другом, наконец-то станут товарищами. По несчастью.



powered by lun.ua
Государство в смартфоне Андрея Богдана
Девять негритят: кто из руководителей АМКУ выживет после чисток Зеленского
Сколько граждан придет на избирательные участки летом?
Американские вызовы для Зеленского: кем стали США для Украины
Все публикации