Мазохизм по-украински: наслаждение колупаться в болезненных ранах

2 просмотра
Виктор Мороз, для УП
Четверг, 30 ноября 2006, 15:53

Послесловие к страстям вокруг принятия закона о Голодоморе

На прошлой неделе украинцы искренне стремились снова пожалеть себя и, по возможности умело, сыграть роль жертвы.

А для этого нужно было только принять в парламенте закон о Голодоморе, который предусматривал признание искусственного голода 32-33 годов прошлого века актом геноцида по отношению к украинскому народу.

И тогда все не очень удачные действия сегодняшней политической элиты, которая заблудилась в исторических трех соснах, можно легко объяснить тяжелыми последствиями исторической судьбы.

С огромными потугами, но закон о Голодоморе, инициированный президентом Ющенко, при довольно неожиданной активной поддержке спикера Верховной Рады Мороза все-таки был принят.

Фракция "Нашей Украины" встретила это бурными радостными аплодисментами и счастливыми улыбками на лицах.

Представитель президента Иван Васюник прокомментировал принятие закона как "исторический акт, который консолидирует(?) украинский народ". Он уверен, что это – возможность "отдать должное (?) поколениям, которые не пережили Голодомор"...

Уже только эти комментарии главного президентского идеолога не имеют никакого отношения к реальному осмыслению колоссальной украинской трагедии и не свидетельствуют о понимании командой Виктора Ющенко практической надобности  такого закона для украинского общества.

Да и сомнительно, чтобы в таких, крайне антагонистических, позициях, с которыми выступали главные политические силы накануне рассмотрения вопроса в парламенте, общество консолидировал данный "исторический акт".

Очевидно, консолидация все же наступает после нахождения консенсуса по спорному вопросу, а не стремления любой ценой "продавить" через парламент принятие какого-то решения. И речь совсем не идет об уступках одной из сторон.

Речь, скорее всего, идет об уровне всесторонней осведомленности сторон, чего, как правило, хватает для нахождения желаемого компромисса среди умных людей.

Конечно, если к этому не примешиваются некоторые принципиальные идеологические (как в случае с коммунистами) или геополитические (как, скорее всего, в случае с регионалами) интересы. В данном трудном случае, скорее всего, присутствуют все эти факторы.

Именно поэтому Иван Васюник, у которого есть крайне отрицательный опыт позорного провала информационного обеспечения кампании относительно вступления Украины в НАТО, должен уже понимать, что не в нескольких дискуссиях на телевидении содержится истина.

Ее, эту истину, на нынешнем телевидении с его уровнем профессиональности даже не ищут.

И, вдобавок ко всему, общественное мнение формируется не в дебатах, где у каждого своя правда и свои, на первый взгляд, "железные" аргументы. А в документальных программах, которые широко раскрывают фактаж, отслеживают причинно-следственные связи, иллюстрируют судьбы людей.

И не в одной программе, а в циклах программ, которые готовятся по государственному заказу. И не только на телевидении. Именно для этого государство каждый год выделяет немалые средства, которые неизвестно куда идут, не имея целевого осмысленного назначения.

Похоже, команда президента в очередной раз просвистела организацию информационного сопровождения вопроса, который выносился на парламентское рассмотрение.

И если бы не небольшая команда энтузиастов вечно молодого академика Игоря Юхновского, который сейчас возглавляет пока еще фактически не существующий Институт исторической памяти, то судьба закона была бы очень проблематичной.

Но эта команда энтузиастов-специалистов в силу своих очень ограниченных возможностей (институт до сих пор не получил ни копейки финансирования и потому до сих пор не начал свою работу) не смогла организовать продуманное, хорошо построенное и аргументированное информационное сопровождение.

Хотя при соответствующем финансировании и полномочиях – могла бы.

Именно поэтому у непредубежденного человека возникает логичный вопрос: для чего принят закон о голодоморе? Какую цель он преследует? Почему вообще был поднят вопрос о Голодоморе как геноциде украинской нации?

Для того, чтобы насолить Москве, которая почему-то ужасно рефлексирует по поводу этой проблемы и делает все возможное, чтобы заблокировать рассмотрение закона в парламенте? Какие предполагаемые юридические последствия закона?

Отсутствие четко сформулированной цели и отсутствие своевременно оглашенного фактажа послужило причиной колоссального напряжения во время прохождения законопроекта. И полярные разночтения.

Известно, что каждое дело, которое делается без четко определенной цели, преследует свою собственную цель. И эта цель входит в противоречие с тем, к чему глубоко в душе стремились инициаторы, но четко и понятно не сформулировали.

К величайшему сожалению, что-то похожее произошло и на этот раз. Именно поэтому – ни в коем случае не отрицая необходимость законодательной трактовки одной из самых больших трагедий украинского народа – возникают сомнения относительно именно такой постановки вопроса.

Со стороны это выглядело странным стремлением элиты украинской нации любой ценой на законодательном уровне закрепить за собой имя несчастной жертвы чужого злого умысла.

Молодая страна, которая бурно развивается, вопреки политическим рефлексиям своей верхушки, вынуждена в очередной раз оглядываться назад.

Хотя на самом деле ее молодому и неудержимому организму для успешного движения вперед ужасно хочется забыть все, что связывает с трагическим прошлым.

Божье избавь, большим грехом было бы ставить под сомнение исторический факт как самого Голодомора, так и варварскую идею геноцида, которому была подвергнута нация, к которой принадлежит и автор. Более того: автор не перестает гордиться тем, что он украинец.

Даже после того, как выяснилось, что его нация не самая мощная, не самая мудрая, не самая храбрая, не самая лучшая в мире.

Но должен ли украинец гордиться тем, что его нация была неспособна на организованное коллективное сопротивление, когда отбирали последнюю еду у ее детей, которые медленно умирали на руках у своих родителей?!

Нет, автор понимает, что конформизм, неспособность противостоять чужой воле и силе, это последняя и крайняя форма физического выживания человека и нации. И должен признать, что моя нация выжила именно благодаря этому, не самому лучшему своему качеству.

Были ли у нее другие качества для выживания? Да, были: смелость, готовность к самопожертвованию, гордость, мужество, военный талант. Но все эти замечательные черты грубо и цинично в течение веков перечеркивали другие…

Какое-то фатальное невосприятие единства и неумение организовываться для коллективных действий.

Так вот, сейчас имеем то, чего не имеем. Ни настоящих харизматических и волевых лидеров, ни опыта подготовки и принятия решений, ни опыта объединения для коллективных действий. Одни только рефлексии.

Зато, мы имеем опасную серую массу людей в парламенте, большинство из которых о родителях своих вспоминают только раз в год.

Зачем им проблемы этих неудачников "нациков", когда из Белокаменной однозначно поступила высочайшая просьба в обмен на мифическое увеличение снабжения газа не раздражать вопросами "так называемого Голодомора"?!

В конце-концов, что принесет закон о Голодоморе кроме того, что каждый украинец теперь с гордостью будет носить звание несчастной жертвы коммунистического геноцида?

Насколько можно понять, этот закон не предусматривает ни моральной, ни материальной компенсации за произошедшее. Практически он никого реально не обвиняет и ни к кому не апеллирует. То есть, он не несет юридических последствий.

Как не предусматривает и законодательный запрет коммунистической идеологии, которая, собственно, и привела – и не только на нашей земле – к актам геноцида. А все остальное, как это ни грустно и ни трагически, на сегодняшний день уже не так и важно.

Мартиролог жертв составить можно, но что даст этот сухой поименный многомиллионный список наших предков, большинство которых уже отсутствуют в человеческой активной памяти?

Не станет ли это еще одним поводом покопаться в болезненных и еле заживших ранах, что особенно любят делать украинцы, демонстрируя еще раз всему миру свой комплекс неполноценности? Не было бы самой лучшей памятью для них наведение порядка на нашей земле? И, в частности, в селе.

А потом уже можно было бы сесть за круглый стол и в узком кругу специалистов и заинтересованных лиц обсудить проблемы исторической памяти.

Не демонстрируя на весь мир мазохизм по-украински. И не порождая среди своего молодого поколения комплекс несчастных жертв. Ведь они должны расти победителями.  Не так ли?

Виктор Мороз, журнал "Политика", для УП

powered by lun.ua
Монастырь усиленного режима. Что ждет усыпальницу Скоропадских под Шосткой
Новый налог на зарплаты: как правительство меняет правила игры для бизнеса
От Крыма до криминала: репортаж с антиправительственных протестов в Чехии
Фейковое будущее
Все публикации