Бюджетное "послевкусье"

Николай Кравченко, для УП
Пятница, 29 декабря 2006, 18:26

Оперативное подписание президентом принятого парламентом бюджета на 2007 год внесло некоторое смятение в ряды аналитиков, политологов и политиков. Никто до самого момента подписания не мог поверить в то, что президент подпишет беспощадно раскритикованный ним же бюджет.

Что говорить, когда пресс-служба президента в течение нескольких часов после подписания бюджета не могла подтвердить факт скрепления подписью президента основного финансового документа страны.

До сих пор не понятны причины, которые заставили президента пойти на такой неоднозначный шаг, тем не менее, уже много сказано о достижении договоренностей между президентом и правительством.

Через неделю после решения ситуации попробуем в ней разобраться. Без эмоций...

Ситуация с вступлением в юридическую силу закона о госбюджете, на самом деле, была похожа на классический английский детектив. Порядок его подготовки (его готовили два правительства), основные макроэкономические показатели и объекты финансирования пророчили бюджету нелегкое будущее.

Так оно и вышло.

Сложно согласиться с распространенным утверждением о том, что принятие и подписание бюджета – исключительно политическое дело.

Действительно, положения закона о Кабмине, закона об оппозиции и т.п. демонстрируют текущую расстановку политических сил и требуют наличия в парламенте качественного консенсуса количеством в 226 голосов + "добро" президента.

С бюджетом дело кардинально другое.

Он, по сути, является сметой работы правительства на текущий год. Правительство готовит бюджет, рассчитывая реальность государственных доходов и необходимость соответствующих расходов. Это в некотором роде "курсовая" работа вертикали исполнительной власти, которая имеет практическое применение.

Политика вокруг бюджета ограничивается согласованием позиций внутри правительственной коалиции.

Президент, хоть и подписывает бюджет, все-таки не отвечает за его реализацию, а потому не имеет морального права менять всю его идеологию. Дело президента – следить за правильностью и реальностью параметров бюджета. Поэтому лукавит тот, кто уверяет, что президент несет ответственность за подписанный ним бюджет.

С чего бы это вдруг? Какие у президента есть полномочия относительно влияния, скажем, на администрирование таможенного сбора? Правильно, никаких. Потому и переносить ответственность за выполнение бюджета на президента – неблагодарное дело.

Прав будет тот, кто заметит, что бюджет не является самодовлеющим документом. Он должен основываться на четком налоговом законодательстве, которое по своей сути является уже вопросом политическим.

Ставки налогов, порядок их сбора, продолжительность действия имеют намного большее значение для государства, чем отдельно взятый закон о госбюджете. Именно поэтому вся политическая борьба может происходить на этапе подготовки и одобрения налогового законодательства.

В этом году президент добился того, чтобы налоговые нормы были изъяты из тела бюджета и приняты отдельным законом. И этот нюанс не получил публичного развития.

Возвращаясь к вопросу наличия "договоренностей" между президентом и премьер-министром относительно подписания бюджета, попробуем проанализировать, что могло быть возможным фоном упомянутых "договоренностей".

В СМИ упрямо ходят слухи, что президент за автограф под бюджетом получил ряд нематериальных благ.

Среди них называют согласие парламента на увольнение Дрижчаного с должности главы СБУ и договоренность относительно принятия новой кандидатуры, поэтапное увеличение размера прожиточного минимума и минимальной зарплаты в 2007 году, отмена постановления об увольнении Тарасюка с должности главы МИД и т.п.

Остальные версии выглядят слишком фантастическими, чтобы предположить возможность их обсуждения высшими должностными лицами. Так что в сухом остатке остается только СБУ, Тарасюк и прожиточный минимум.

В день подписания бюджета президентом парламент ограничился голосованием за увольнение Дрижчаного и принятием постановления, которое предлагает Кабмину увеличить размер прожиточного минимума и минимальной зарплаты в 2007 году.

Надеяться на то, что достигнутые договоренности будут распространяться в будущем в украинских реалиях – недопустимая роскошь.

Но возникает вопрос – является ли увольнение главы СБУ с должности, которую он уже не занимает де-факто, равноценным подписи под бюджетом? Вопрос кажется риторическим: слишком неравноценными являются эти два "лота".

Относительно рекомендации парламента об увеличении размера прожиточного минимума и минимальной зарплаты, то она тоже не могла быть предметом торга, так как правительство в любом случае должно было пересматривать свои расчеты прожиточного минимума и минимальной зарплаты.

Это вопросы намного конкретнее, чем болтовня о НАТО и русском языке, поэтому обычный украинец не простил бы Януковичу эти "30 гривен, отрезанные от пенсии". Виктор Федорович хорошо понимал, что упустил шанс занести повышение пенсий и зарплат в свой актив, так как мяч был уже на поле президента.

Так что выбор был невелик – не позволить президенту "пиариться" на повышении социальных выплат. Тем не менее, для народа все равно прав всегда тот, кто стремится повысить зарплату.

Это поняли и в правительстве, потому и согласились с предложением президента.

Поэтому есть много причин считать, что подписание бюджета президентом произошло вне договоренностей с правительством. Просто два политика, применив здравый смысл, вышли из тупика, который создали сами.

Вариантов у президента было ровно три.

Первый вариант – ветировать бюджет. Это значило развязать руки правительству в ручном управлении государственными финансами при условии замораживания роста социальных выплат.

Не нужно показывать пальцем, на кого бы упала ответственность за отсутствие бюджета, и кто помогал бы гражданам правильно определить лицо, виноватое в падении их реальных доходов.

Вариант второй – не ветировать и не подписывать бюджет, на чем настаивала Тимошенко.

Честно говоря, после детального прочтения Конституции сложилось стойкое впечатление, что этот вариант почти не отличается от первого, за исключением того момента, что в этом случае ответственность президента за отсутствие бюджета была бы еще более очевидной, а в дальнейшем – все то же ручное управление бюджетом, замороженные социальные выплаты, недоверие граждан и падение рейтинга.

И, в конце концов, третий вариантподписать бюджет. Этот шаг продемонстрировал, что Ющенко больше всего интересовал размер пенсий и зарплат украинцев, а не тонкости конституционной казуистики.

Подписав бюджет, президент получил также возможность следить за его выполнением, чего не было бы в случае отсутствия бюджета и ручного управления государственными финансами.

Кстати, позиция Юлии Владимировны чрезвычайно универсальна. Так, 18 декабря она делала акцент на губительности для государства последствий управления финансами в ручном режиме, то есть отсутствия бюджета. Тем не менее, вместе с тем она провоцировала президента не ветировать и не подписывать бюджет.

Соответственно с ее логикой, ответственность за подписание бюджета в случае самоустранения президента должен был взять на себя спикер парламента Мороз, хотя Конституция не дает нему права это делать.

Мог ли президент достичь большего? Это спорный вопрос.

На дворе было 22 декабря, последний день сессии... Переписывать бюджет заново – слишком долго и дорого для страны. Увеличивать затраты на счет бюджетного дефицита – неразумно.

Президент добился главного – увеличения социальных стандартов, соблюдая положения своей программы. Да и Виктор Федорович сохранил лицо, поскольку вовремя понял опасность антипопулистских действий.

Автор Николай Кравченко



powered by lun.ua
Святослав Вакарчук:Если бы я был президентом, точно не начинал с усиления своих полномочий
Владелец Avellana Gold Брайан Севедж. Кто управляет рынком золота и почему Украина отпугивает крупных игроков
#Свинарчуков_за_граты! Самый громкий скандал в оборонке семь месяцев спустя
Бюджетные деньги для партий: как это работает в Польше
Все публикации