Конституционная бомба под государственность

Пятница, 26 января 2007, 17:54

Конституционная реформа, проведенная в 2004 году Кучмой, Медведчуком и Морозом, больше всего повлияла на правоохранительную функцию государства. Ведь конституционная реформа, по сути, упразднила равноправие граждан перед законом.

Право правительственной коалиции назначать и увольнять министра внутренних дел, а также право Верховной Рады снимать с должности Генерального прокурора сделало фактически невозможным привлечение к ответственности представителей правящей коалиции за любые преступления.

Депутаты коалиции, получив такие полномочия для контроля над правоохранительной сферой, могут "нагинать" Генерального прокурора в любую сторону – вплоть до возбуждения заказных дел, до прекращения следствия в "нежелательном направлении".

Контроль над действиями министерства внутренних дел еще более тотальный – если принять позицию антикризисной коалиции о том, что она имеет право пренебрегать указом президента и назначать заместителей и руководителей МВД на местах без согласования с главнокомандующим-президентом.

Именно такая позиция сейчас утверждается на практике, в результате смены заместителей министра МВД и ряда областных руководителей милиции.

Следует добавить, что коалиционность правительства, которая обеспечивает коллективный контроль партий-членов коалиции над этими правоохранительными органами, от этого имеет еще более губительный эффект для принципа равенства граждан и правосудия.

Принцип коллективного руководства силовыми или правоохранительными ведомствами не прижился нигде в мире, потому что является абсолютно неэффективным.

Ведь депутатские коллективы оплетены еще большим количеством коррупционных связей, чем мог бы иметь один человек. Эти связи могут еще больше влиять на решение правоохранительных органов, парализуя их.

Было бы крайне наивно полагать, что отечественные политики способны за принципиальность в преследовании преступников пойти на риск потери власти в результате распада коалиции.

Таким образом, главное последствие конституционной реформы – депутаты из коалиции власти и силы, которые за ними стоят, могут делать все, что захотят, и им за это ничего не будет.

Кадровыми нововведениями конституционной реформы создана "каста неприкасаемых" – депутатов Верховной Рады из правящей коалиции.

Кстати, явная несправедливость такого положения вещей должна была бы беспокоить не только граждан, но и дальновидных политиков.

Ведь не сложно предусмотреть, что отдельные граждане могут начать "исправлять" это неравенство сами, прибегая к самовольному насилию против недосягаемых для правосудия представителей власти.

Впрочем, нельзя сказать, что похожих проблем не было раньше. Тем не менее, раньше была хотя бы теоретическая возможность сломать это состояние беззакония. А сейчас и такой теоретической возможности не существует.

Еще одно последствие конституционной реформы – доведение до полнейшей абсурдности слов адептов реформы об "ответственности политиков за свои действия", которая якобы должна была появиться в результате конституционных изменений. На практике все получилось с точностью до наоборот.

Небольшая фракция, вскочив в коалиционный поезд, при новых условиях вполне может забыть о своих избирателях и своей "ответственности". Так, в частности, поступили сразу две фракции – СПУ и КПУ.

Ни Мороз, ни Симоненко за свои действия ни перед кем не ответили, и до следующих выборов, вероятно, не будут отвечать.

А ценой этих маневров являются национальные интересы и курс государства, масштабное распределение государственного имущества, получение бизнес-преференций и т.п.

Все это можно продать за такую сумму, что стоимость этого затуманивает политикам взор и позволяет забыть о следующих выборах, которые будут когда-то, если вообще будут.

По сути же власть сегодня критически безответственна. Пару сотен депутатов якобы руководят страной – на самом деле это делают несколько руководителей фракций и их спонсоры.

Если у депутатов ничего не получится, то есть они прокрадутся или нанесут непоправимый ущерб интересам государства – это мелочи. Этих депутатов все равно включат в списки на следующих выборах – если они, конечно, были в состоянии украсть достаточно денег.

Такую систему в 2004 году получила Украина от Кучмы, Медведчука и Мороза.

Эта система вводилась вполне сознательно. О мотивах инициаторов реформы догадаться нетрудно. С одной стороны – это явная реализация внешнего заказа по ослаблению страны.

Как бы там ни было, а Конституция 1996 года и закрепленный в ней контроль центра за регионами позволил сохранить целостность страны в чрезвычайно сложных условиях.

В результате конституционной реформы Украина отброшена назад. Установка конкурентоспособной власти, которая обеспечила бы конкурентоспособность всей страны, сегодня практически нереальна.

Благодаря конституционной реформе, Россия, по сути, нейтрализовала конкурента в лице Украины.

Украина, абсолютная власть в которой зависит, как сейчас, от крохотной фракции, повлиять на которую Москва всегда найдет возможность, уже не способна проводить самостоятельную и достаточно наступательную политику.

Сегодня продолжение конституционной реформы на местном уровне означает попытку превратить страну в конгломерат феодальных владений. Такие владения легко будет взять под внешнее влияние консолидированному государственному центру, которым на сегодняшний день является Москва.

С другой стороны, конституционная реформа вполне открыто передала власть в стране олигархическим группировкам, которые "своим глаз не выклюют".

Поэтому заявление президента Ющенко о необходимости принятия новой редакции Конституции, безусловно, правильно. Дело в том, что у президента остается мало реальных полномочий, чтобы такие заявления были чем-то другим, кроме мечтаний.

В случае, если Конституционный суд отменит конституционную реформу, эти мечты могут приобрести более реальные очертания.

Что, прежде всего, необходимо в новой редакции Конституции, так это независимость правоохранительных органов – прокуратуры и МВД. Оптимальным является закрепление необходимости двойного согласия президента и премьер-министра на кадровые назначения и увольнения в этих органах.

Хотя и это не гарантирует отсутствия коррупции и подкупа в этих органах. Вместе с тем, позарез необходимо закрепить возможность внешнего очищения этих органов через создание специальных независимых кадровых комиссий в правоохранительных и судебных органах.

В Китае, кстати, считается, что органы, ответственные за кадровые решения, составляют отдельную, пятую ветвь власти.

Кроме того, в новой редакции Конституции следует четко разграничить компетенцию президента и правительства. Именно эта проблема создает больше всего недоразумений.

Если президент по Конституции является гарантом независимости и соблюдения прав человека, руководит внешнеполитической деятельностью, то он должен иметь соответствующие полномочия.

Полномочия относительно кадрового наполнения и управления органами, ответственными за гарантирование независимости, прав человека, осуществление внешней политики, начиная вооруженными силами и заканчивая МВД и прокуратурой.

Кроме того, и это крайне важно, Украине, в конце концов, следует поставить точку в попытках использования Конституции в качестве политического оружия.

В конституциях ряда европейских стран есть прекрасная норма, в соответствии с которой парламент, после предварительно принятия конституционных изменений, самораспускается. Эти изменения должен принять или отклонить уже следующий парламент.

В таком случае проходят только те изменения в конституцию, которые действительно назрели.

Если бы в украинской конституции была такая норма, никогда бы не было того хаоса, дестабилизации основ государственности и ослабления страны, которые мы видим сейчас.

Автор

Александр Палий, для УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде