Неполная политическая адекватность, или недоукомплектованная демократия

Понедельник, 19 февраля 2007, 12:31

Украинские политики не устают удивлять своей изобретательностью в, казалось бы, безвыходных ситуациях.

Причем, эта изобретательность часто граничит с неадекватностью, которая, в свою очередь, вызвана собственным непониманием ситуации.

Широко разрекламированное движение "Народная Самооборона" не на шутку напугало ряд украинских политиков, некоторые политические силы и даже целые органы власти.

Стремление найти управу

Первым отреагировал лидер коммунистов Петр Симоненко, который публично обвинил Юрия Луценко в подготовке государственного переворота и открытых призывах к свержению конституционного порядка.

Симптоматично, что при этом он апеллировал к президенту Ющенко, чью должность он собирается отменить.

Вторым на арену вышел Александр Мороз, который, как признался 5-му каналу Иван Бокий, пришел к президенту с одной просьбой: его бесят туры по Украине Юрия Луценко и его "Народной Самообороны".

В конце концов, первый заместитель главы фракции Партии регионов в Верховной раде Украины Василий Киселев на Всекрымском собрании депутатов-регионалов заявил, что лидеру общественного движения "Народная Самооборона" " уже пора в камере сидеть".

Но и этого антикризисной коалиции показалось недостаточно.

И уже Харьковский областной совет решил обратиться в Генпрокуратуру с просьбой притянуть организатора движения Юрия Луценко к уголовной ответственности якобы за посягательство на конституционный порядок.

Не заставило себя ждать и политологическое экспертное обоснование претензий к "Самообороне". Владимир Корнилов в газете "2000" фактически обвинил секретариат президента в "организации и финансировании акций по устранению законной законодательной власти" и призвал правительство отреагировать на такие "безобразия".

"У нас же непосредственные подчиненные президента открыто разъезжают по Украине с призывами к досрочным выборам —то есть, читай, к свержению нынешней законодательной власти".

Рефлексы по понятиям украинского политикума

А что, собственно, произошло? Почему такая реакция пошла по всему телу антикризисной коалиции, как будто лягушку уколол в нерв какой-то малолетний исследователь лягушек? Откуда такая растерянность и потребность апеллировать к президенту? Почему они так перепугались?

Просто данная ситуация обнажила одну системную ошибку в реальном механизме украинской политики. Реальная политическая система Украины отличается от той идеальной, которую прописывают в разных вариантах Конституций, тем, что в ней функционируют одни и те же реальные люди.

Они являются не просто носителями собственного политического опыта и реальной политической культуры.

Они сделали достаточно успешные политические карьеры, на самом деле руководствуясь воображаемой конституцией украинского политикума.

Теми политическими "понятиями", которые будущий президент Ющенко критиковал на Майдане, но в которых обычные граждане ничего не понимали...

Нынешний политический истеблишмент Украины (не путать с элитой) системно воссоздает политическую культуру поздней УССР.

Так когда-то строили коммунизм конкурирующие между собой индустриальные Днепропетровские и Донецкие областные парторганизации, сбалансированные аграрным лобби и символически возглавленные "идеологами".

Так и сейчас "расстраивают независимость и демократию" разнообразные псевдодемократические партии, организованные по кланово-личностному принципу.

С перестройки, как известно, началась деградация системы, в частности, внутренних принципов функционирования и морально-этических ограничений в практике осуществления власти.

Тенденцию системной деградации в экономической сфере преодолели с 2000 года, в вопросе демократизации общественно-политической жизни – с 2004 года. Но проблема морально-этической деградации политического истеблишмента открылась обществу совсем недавно.

Главное в карьерном выживании украинских политиков – мимикрия, то есть приспособление. Причем, не столько адаптация к общественным изменениям, сколько подогревание настроений и интереса новых политических лидеров-суверенов (олигархов, высших бюрократов, партийных лидеров).

Они могут поливать грязью друг друга с экранов телевизора, но в кулуарах мило обниматься при встречах. На всякий случай, а вдруг придется сменить своего патрона, не говоря уже о какой-то там политической ориентации...

Поэтому реально они во всей своей совокупности составляют одну-единственную политическую корпорацию – украинский политический истеблишмент, с присущим ему внутренним квази-этическим кодексом (политическими "понятиями"), основные принципы которого срабатывают, как безусловный рефлекс.

Отсюда и апелляции к "ненавистному" Ющенко даже от Симоненка. Это проявление ментальности вертикальной иерархии, которая присуща как коммунистам, так и социалистам, регионалам, многим нашеукраинцам и бютовцам.

Пожаловаться, поискать управу, запретить, задушить в зародыше, посадить в тюрьму или закрыть в психушке – это такой рефлекс советской номенклатуры, которая только на публике придерживается демократической стилистики и правового антуража.

То есть, демократия воспринимается ими как подходящая система и среда, которая оправдывает их политическую мимикрию. Но для этого ли существует демократия?

Массовые протесты как священное право демократии

Итак, рефлекторная реакция украинского политикума на только риторическую угрозу, которую несет в себе потенциальная политическая сила массового движения, подтвердила, что самооборонщики попали в самый нерв политической системы.

Когда политики не знают, как реагировать, они реагируют неадекватно – бегут жаловаться президенту на его советников!

Они послушно усвоили демократическую риторику, осваивают инструменты европейской демократии, как форму осуществления политики, тем не менее, абсолютно не понимают ее принципов, содержания и самой сути.

Но если же украинские политики на самом деле хотят в Европу, то будьте любезны воспринимать демократию как систему во всей ее совокупности, в том числе, с правом на массовые протесты вплоть до права на восстание.

Настоящая, живая демократия как система управления не сводится только к плюралистическим выборам, коалиционным или пакетным договоренностям.

Только неполноценная демократия функционирует без механизмов тонкой настройки, которые не описываются в правовых документах, но без реального функционирования которых демократия является не живой, а "управляемой", "суверенной", "с национальной спецификой" и так далее.

На самом деле, демократическое правительство, прежде чем пойти на какие-то общественно значимые шаги, зондирует почву демократии – общественное мнение, которое определяется интересами граждан.

Перед принятием решения демократическое правительство должно обязательно учитывать риски реакции населения. Ведь каждый политик знает, что социальная память накладывается на результаты следующих выборов.

Поэтому при внедрении каждой реформы правительство решает, что для него важнее – ответственное проведение необходимых стране реформ или большое количество мандатов в следующем парламенте, а там хоть трава не расти...

Первым путем, например, шли наши польские соседи, которые вопреки потере популярности то левой рукой, то правой упорно проводили реформы, которые, в конце концов, привели страну к членству в ЕС и НАТО.

В горизонтальной системе демократической ментальности отсутствует идея достижения власти единожды и навсегда. Поэтому массовые движения протеста и не воспринимаются как покушение на государственный порядок и "общественный покой" (отдельных граждан, которые дорвались до власти).

Если демократическое правительство принимает непопулярное решение, часть общества обязательно на это реагирует, часто в форме массовых протестов вплоть до стычек с полицией.

Правительство в демократической системе не апеллирует к президенту, прокуратуре, судам или полиции (они и так делают свое дело), а выбирает дальнейшую линию поведения.

Либо пойти навстречу протестующим и отменить собственное решение, либо твердо его внедрять, сталкиваясь с еще более сильным протестом, понимая, что общественная эскалация конфликта с высокой долей вероятности приведет правящую партию или коалицию к потере популярности и власти на следующих выборах.

В особых случаях неразумное и неадекватное поведение правительства приводит к тому, что акции протеста прекращаются только с досрочной отставкой или конкретного министра, или и всего кабинета.

Это нормальный механизм тонкой настройки демократии, который позволяет гражданам по настоящему контролировать власть в период между выборами.

Да, особенно активные граждане при осуществлении правонарушений могут попасть в полицейский участок, но протест – их священное право. Поэтому как минимум неадекватно жаловаться на саму возможность такого механизма в другой орган власти.

Свободная ниша внесистемной оппозиции

Заявка авторов проекта "Народной Самообороны" несколько шире и глубже, чем создание очередной партии для победы на выборах и вхождение в нынешнюю политическую систему.

Они как раз претендуют на нишу внесистемной оппозиции, которая в своем зародыше направлена на то, чтобы вполне демократическим путем массовых акций перевернуть политическую шахматную доску со всеми фигурами и правилами игры.

Поэтому политические гроссмейстеры и кандидаты в мастера политического спорта сбиты с толку не просто появлением нового игрока, а его целями.

Причем речь идет не только о президенте, которому его оппоненты приписывают патронат над новым "проектом", но и о "канонической" оппозицию, которая сегодня в конце концов институциолизируется в политическом союзе БЮТ с обновленным руководством "Нашей Украины" (читай – секретариатом президента).

Ведь все они являются частью действующей системы и связаны системой взаимных зависимостей и интересов.

Рейд Тимошенко по следам "Самообороны" – эта также форма реакции на потенциальный вызов массовой политики. Поскольку Юлия Владимировна инстинктивно чувствует в этом угрозу будущей "двухпартийности" Украины, она реагирует более адекватно – не словом, а делом.

Но свобода действий БЮТ ограничена принадлежностью к власти, включенностью в Систему, наличием целого корпуса депутатов местных советов, что является немым укором единоличному лидеру. От этого теперь не так легко отмыться.

БЮТ, как и все остальные нынешние политические силы, также внутренне устроен по вертикально-иерархическому принципу, отсюда рефлекторная реакция – применение императивного мандата.

На самом деле, для Юлии Тимошенко уличная митинговая политика – родная стихия, которой она владеет на порядок лучше других. Но ее проблема сегодня в том, что она взаимодействовала с массами в рамках стратегии одноразового применения. Каскадные схемы она пока что не реализовывала.

Удастся ли это Луценко – покажет только время и искренность намерений, точнее, искренность намерений и время. Contra spem spero…

Автор

Владимир Горбач, политический аналитик, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде