О наших союзах и "смысле состояния"

Вторник, 27 февраля 2007, 11:17

Гуам (Guam) – остров в Тихом океане, самый большой в группе Марианских островов. Вулканического и кораллового происхождения. Открыт в 1521 году Магелланом. Владения США.

Из энциклопедического справочника

В публикации "Внешняя политика Украины: перспективы создания новых моделей отноений с партнерами" в "УП" я, среди всего прочего, писала о нецелесообразности вхождения Украины в экономические и политические группировки с участием стран Средней Азии и Закавказья, целью которых является конкуренция России.

В подтверждение этого тезиса попробую ответить на вопрос, сколько пользы принесло Украине участие в ГУАМ, а сколько вреда.
Разговор этот тем более актуален в контексте визита Президента Украины в Грузию, который может состояться в скором времени, и в контексте заявления Виктора Ющенко о возможности участия украинских миротворцев в конфликтах в Абхазии.

Сначала о пользе. В октябре этого года организация будет отмечать десятую годовщину своего существования. В течение этого периода мировая печать время от времени упоминала о ГУАМ, не обходя при этом и Украину.

То есть, можно утверждать, что участие в этой региональной организации способствовало распространению информации об Украине в международном сообществе.

Правда, вызывает сомнение, что кто-то, кроме политиков, политологов и узкого круга экспертов глубоко погружался в роль официального Киева в данном объединении, но все же...

ГУАМ создал для украинской дипломатии дополнительные возможности заявить о себе в международных организациях, например, в ООН и ОБСЕ, трибуна которых активно использовалась Михайловской для тех или иных заявлений от имени организации.

ГУАМ использовался оранжевой командой для попытки распространить свое влияние на процессы, которые происходят в Средней Азии, в частности в Киргизии.

Что из этого получилось – известно. Но к тому времени ночной вылет министров иностранных дел Украины и Грузии в Бишкек воспринимался многими как демонстрация новой роли Украины в геополитических процессах, которые происходят на постсоветском пространстве.

С решением об открытии в столице Украины офиса ГУАМ Киев впервые за годы Независимости стал местоположением секретариата международной организации.

Что касается пользы, самая главная, которую должно приносить государству членство в подобном региональном объединении – экономическая – то, насколько нам известно, она практически отсутствует.

Экономическая составная ГУАМ на протяжении всех 10 лет оставалась самым слабым звеном деятельности объединения.

Рост объемов товарооборота с Грузией или Молдовой, который отображается в официальной статистике, объясняется не столько эффектом от внедрения зоны свободной торговли в рамках ГУАМ, сколько изменением динамики двусторонних торговых связей в контексте ухудшения отношений этих государств с Москвой.

Но даже при таких обстоятельствах Украина остается далеко не первым торговым партнером своих союзников по ГУАМ. Например, в торговле с Грузией мы остаемся на пятом месте после Турции, России, Азербайджана и Германии.

Проект содействия торговле и транспортированию, вопреки серьезной поддержке со стороны США, больше известен экспертам объединения, чем деловым кругам стран-участниц.

Например, у кампаний-перевозчиков, среди которых самой солидной на Черноморской линии является "Укрферри", свой взгляд на целесообразность установления сквозных тарифов, и никакие ГУАМовские решения для них не указ, потому что в бизнесе первичной является выгода, а не политические цели.

Эксперты считают, что планы рабочих групп экономического блока объединения складываются на основе сугубо формальных предложений, заимствованных, по большей части, из протоколов двусторонних межправительственных комиссий по торгово-экономическому сотрудничеству.

Но билатеральное сотрудничество и многосторонний формат – это разные вещи.

Почему, например, ОЧЕС успешно функционирует и развивается, а ГУАМ – имитирует общие экономические интересы.

Так как ОЧЕС формировался на основе реальных интересов многих стран Черноморского бассейна объединить усилия для решения вполне конкретных экономических проблем.

ГУАМ с самого начала был проектом сугубо политическим. Если бы это была не так, каспийская нефть с Баку через территорию Грузии пошла бы не на турецкий Джейхан, а на украинский нефтеналивной терминал "Южный".

То же можно сказать и о газопроводе Баку-Тбилиси-Эрзерум, который будет транспортировать каспийский газ в Турцию, опять-таки, в обход Украины.

Если бы каспийские газ и нефть пошли через Украину, не было бы никаких спекуляций относительно "аверсов-реверсов" нефтепровода Одесса-Броды, не было бы бесплодных дискуссий вокруг проблемы диверсификации источников энергоснабжения.И у ГУАМа, возможно, был бы шанс стать действительно полноценной международной организацией...

Но случилось так, как случилось.

Несмотря на то, что с момента принятия решений о "турецком" направлении транспортирования каспийских энергоресурсов ГУАМ можно было спокойно распускать, объединение наоборот трансформировалось в международную организацию с амбициозным названием "За демократию и экономическое развитие – ГУАМ".

Почему? Потому что трем из четырех стран-членов объединения, кроме Украины, оно необходимо для решения проблемы т.н. региональных конфликтов.

Все три государства, в той или иной мере, втянуты в конфликт с Россией, которая принимает непосредственное участие в Приднестровском, Абхазском, Южно-Осетинском и Карабахскому урегулированиях. И ни у одной из них нет возможности разморозить свои конфликты.

В основе этих антагонизмов, кроме сепаратизма, лежит проблема столкновенья интересов США и России в борьбе за контроль над стратегически важными плацдармами Южного Кавказа и Восточной Европы.

Экс-министру иностранных дел Украины Тарасюку, который заявлял, что "ГУАМ – результат неэффективности СНГ и выражение заботы о национальной безопасности четырех из ее членов", это должно было быть хорошо известно.

Де-факто, национальная безопасность Украины имеет непосредственную связь только с Приднестровским урегулированием, но переговорный процесс о нем проходит не в рамках ГУАМ, а в формате "5+2".

Что касается территориальных проблем Грузии и Азербайджана, целесообразность участия Украины как члена ГУАМ в их решении можно поставить под вопрос по многим причинам.

Я с большой симпатией отношусь к грузинам и искренне желаю им как можно скорее решить проблему самопровозглашенных республик. Мирным путем, ясное дело. То же могу сказать и по поводу Азербайджана. Но...

Во-первых, возможности Украины на этом пути более чем скромные, потому что у нашего государства нет необходимых ресурсов – ни экономических, ни политических – для того, чтобы создать самостоятельный центр влияния на постсоветском пространстве и выступить в роли регионального лидера.

Во-вторых, пытаясь кому-то помочь, нужно думать и о том, не повредят ли интересам собственного государства такие проявления доброй воли в конкретных политических обстоятельствах.

Подсчитывал ли кто-то, например, на уровне руководства СНБО, какие последствия будет иметь подписание Украиной Соглашения между государствами-членами ГУАМ о создании общего воинского подразделения для участия в миротворческих и гуманитарных операциях?

Если называть вещи своими именами, речь идет о ГУАМовских миротворцах, которые могли бы заменить в зонах "замороженных" конфликтов "голубые шлемы" РФ.

В сентябре 2006 года, в рамках 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН с докладом о роли России в поддержке сепаратистских режимов в Сухуми и Цхинвали на ней выступил президент Грузии Саакашвили.

А накануне здесь состоялось заседание министров иностранных дел ГУАМ, на котором речь шла о путях мирного урегулирования конфликтов на территории государств-членов объединения.

По результатам совещания министры поручили национальным координаторам "активизировать деятельность, направленную на своевременное формирование подразделений миротворческих сил и гражданской полиции государств ГУАМ".

Не говоря о том, что Абхазская проблема не решается уже больше 15 лет (хотя в Сухуми действует миссия ООН), можно стопроцентно прогнозировать, что участие в этом проекте будет гарантировать Украине резкое ухудшение отношений с Россией.

При том что Грузии мы ничем реально не поможем.

Кроме того, в случае появления наших ребят в Абхазии, нужно приготовиться к тому, что они постоянно будут натыкаться на реальную опасность – абхазы не забыли, как в 1992-93 годах УНСО воевала против них на стороне грузин.

И вряд ли это отношение изменилось бы, если бы украинцы прибыли в Абхазию в составе миротворческого подразделения под мандатом ООН.

Внешняя политика, как известно, оперирует категориями, среди которых под "дружбой" имеют в виду только общие интересы. Кардинал Ришелье назвал такой подход "смыслом состояния ".

На сегодняшний день украинский "смысл состояния" состоит в том, чтобы обеспечить национальную экономику достаточными объемами нефти и газа по приемлемым ценам.

Поэтому "российский фактор" – нравится это кому-то или нет – является на данный момент определяющим, в том числе и в контексте наших отношений с государствами каспийского региона, где Россия остается одним из мощнейших политических факторов.

К слову, когда было принято решение о строительстве нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум, наши партнеры по ГУАМ его одобряли, и мы не обижались за это, хотя для Украины это было не самым лучшим.

Просто таков их "смысл состояния".

...Остров Гуам в составе Марианского архипелага, наверное, очень живописный. Вот только очень далеко и виза нужна. Хотя, даст Бог, в будущем он станет доступным и нам. Почему бы и нет?

Автор Анна Герман



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде