Как прекратить спекуляции о языке

4 просмотра
Борис Кушнирук, для УП
Вторник, 20 марта 2007, 10:38

Существует определенное недоразумение относительно прав и обязанностей, связанных с использованием государственного языка. Никто никогда не запрещал и не запрещает использовать любой язык в быту и частном общении.

Можно спросить, навязывает ли хоть кто-нибудь горняку, металлургу, слесарю, уборщице, продавцу с Востока или Юга Украины использование украинского языка. Ясно, что нет.

Требование использования украинского языка существует только в сфере государственного управления – во взаимоотношениях между государственными учреждениями, государственными учреждениями и гражданами.

Представим, что где-то используется язык национального меньшинства. Возникает вопрос, может ли, например, орган государственной власти Закарпатья (любой: судебный, исполнительный, представительный), где живет достаточно большая венгерская община, отправить письмо на венгерском языке в Киев.

Конечно, нет, потому что его здесь просто не поймут. Поэтому в своей переписке этот орган государственной власти Закарпатья использует государственный язык.

Можем задать другой вопрос, а может ли этот же орган власти отправить на венгерском языке письма всем предприятиям своего региона.

Тоже нет, потому что при том, что там живет большая венгерская община и там он достаточно распространен, далеко не все владеют венгерским и не обязаны ним владеть.

Совсем другая противоположная ситуация, когда частное лицо обращается на Закарпатье в определенный орган государственной власти на официальном языке национального меньшинства – в данном случае, "официальном" с точки зрения того, что этот язык на государственном уровне будет признан как "региональный язык национального меньшинства".

И здесь оказывается, что это уже не желание, а обязанность представителей государственных органов власти этого региона знать этот язык и дать ответ именно на этом языке.

Рассмотрим другую ситуацию.

Может ли частное лицо, представитель венгерской общины, обратиться в органы государственной власти на венгерском языке в другом регионе Украины, например, на Херсонщине?

Ясно, что нет, потому что там этот язык не является официальным языком, и не может быть обязанностью для государственного чиновника на Херсонщине знать венгерский.

В то же время неограниченность прав граждан на использование государственного языка состоит в том, что находясь в любом уголке Украины, этот гражданин имеет право обратиться письменно или устно к представителям органов государственной власти и получить ответ именно на государственном языке.

Но становится грустно, когда оказывается, что в Украине граждане Украины ограничены в праве получить ответ на государственном языке. Потому что чиновники, вопреки Конституции и законодательству Украины, не владеют государственным, то есть украинским языком, и более того, не хотят ним владеть.

Именно они являются главными агитаторами за второй государственный, официальный и еще черт знает, как еще названный, русский язык, не осознавая, что сколько бы не существовало языков с таким статусом в Украине, они ОБЯЗАНЫ всеми ними владеть в объеме, достаточном для свободного общения с гражданами и ведением делопроизводства.

И когда, например, секретарь Донецкого горсовета начинает говорить, что он выступает вообще за один государственный язык в Украине – русский, то он намного более искренен, чем те, кто рассказывает о необходимости предоставления русскому языку статуса официального.

Нужно быть откровенными, эти агитаторы, с их играми за официальный статус русского языка, просто не хотят выполнять законодательство Украины об обязанности для государственных чиновников владеть государственным языком.

И именно они поднимают шум о притеснении русского языка, апеллируя к простым людям, которых никак не касается проблема государственного статуса украинского языка, потому что их никто не обязывает ним владеть.

Достаточно часто можно услышать, что языковые права русскоязычных граждан притесняются тем, что их дети учатся на украинском языке. Но здесь тоже есть что-то от лукавого.

Во-первых, дети учат, кроме украинского, еще и русский язык, а также, кстати, английский, немецкий и т.д.;

во-вторых, государство действительно оказывает содействие максимально полному овладению всеми детьми украинским, ради того, чтобы, когда вырастут, у них была возможность работать на государственной службе.

Потому что если они не будут ним владеть, они фактически станут людьми второго сорта, у которых не будет возможности сделать карьеру на государственной службе.

А выше уже обращалось внимание, что, сколько бы не было государственных и "официальных" языков, государственные служащие ОБЯЗАНЫ всеми ними свободно владеть.

Безусловно, вопрос развития украинского языка намного шире, чем просто вопрос статуса украинского и других языков в Украине.

Но акцентирование на обязательности для государственных чиновников свободного владения государственным языком и жесткое соблюдение этого требования при приеме на государственную службу (например, путем независимого тестирования), достаточно быстро прекратит все разговоры о каком-то особом статусе русского языка.

Потому что, как бы иронично это не выглядело, учитывая, что часто наши должностные лица русским владеют также очень плохо, они не будут готовы сдавать тесты по двум языкам. Поэтому разговоры о каком-либо официальном статусе любого языка прекратятся сами собой..

Автор

Борис Кушнирук, экономист



powered by lun.ua
Пилорамы, контрабанда, исчезнувший аэродром. Чем живет малая родина премьера Гончарука
11 комнатных растений, которые могут быть ядовитыми для людей и животных
Разрядка 2.0
Шантаж на фоне выборов: почему разговор с Зеленским может привести к импичменту Трампа
Все публикации