Василий Горбаль: Если бы стояла задача собрать Майдан Януковича в Киеве, мы бы это сделали

Среда, 13 июня 2007, 18:10

Разговорить Василия Горбаля "Украинской правде" удалось непросто: он настолько осторожно отвечает на вопросы, что иногда даже напоминает Анатолия Кинаха.

Возможно, сказывается его образование: Горбаль – выпускник главного дипломатического вуза страны, Института международных отношений. Он был однокурсником Михаила Саакашвили, хотя в Украине поддерживает противоположный лагерь.

Горбаль возглавляет столичную организацию Партии регионов, однако значительных побед он здесь не добился: Януковича в Киеве сильнее любить не стали.

Бело-голубой мотив сопровождает Горбаля и в бизнесе – в такие цвета окрашен логотип его "Укргазбанка". Здесь его успехи, в отличие от политики, более заметны. Журнал "Фокус" оценивает его состояние в 291 миллион долларов, "Корреспондент" приводит цифру в два раза больше: 576 миллионов.

– Может, вы объясните, что в данный момент происходит в украинской политике? Казалось бы, лидеры коалиции Виктор Янукович и Александр Мороз заявили, что согласны на досрочные выборы. Однако процесс застопорился. По вашему мнению, досрочные выборы остаются неизбежными или уже нет?

– Мне кажется, что выборы превратились в бутафорию. Оппозиция начала понимать, что если бы досрочные выборы состоялись сразу же после выхода указа о роспуске парламента, в мае, то они добились бы какого–то эффекта.

Это был бы молниеносный сокрушительный удар, который как–то повлиял бы на рейтинг оппозиции.

Но "молниеносного сокрушительного удара" не получилось. А в нынешних условиях оппозиции дай Бог набрать хотя бы те проценты, которые они получили в 2006 году.

Могу сказать, что Партия регионов не проводит организационных мероприятий по подготовке к выборам. Для этого должен состояться съезд, который поставит задачу низовым организациям.

– Но ведь известна дата досрочных выборов – 30 сентября!

– Да, но ведь нам также известна и дата следующих президентских выборов – в 2009 году. Однако мы под нее не начинаем разворачивать штабы?

– Хорошо, ответьте на такой вопрос: достаточно ли в кассе киевского штаба денег из расчета, что выборы 30 сентября все же состоятся?

– Я бы не хотел говорить о кассе. Мы готовы к выборам, потому что все это время проводили тренинги, занятия со возможными членами избирательных комиссий. Причем начали это делать не сейчас, а еще год назад.

Я "ЗАВЕРБОВАЛ" В ПАРТИЮ РЕГИОНОВ ВСЕХ, С КЕМ РАЗГОВАРИВАЛ

– Сколько членов Партии регионов проживает в Киеве?

– Мы только что провели сверку – около 44 тысяч. Мы осуществили обратную связь с каждым членом партии, получили от них подтверждение членства.

Конечно, не секрет, что после выборов президента в 2004 году был спад численности Партии регионов в столице. Я к этому отношусь спокойно, потому что это – объективные процессы. Как становятся членами партии? Кто разделяет идеологию, у кого–то есть симпатии к лидеру, у кого "товарищ записался и я запишусь"…

– Лично Василий Горбаль кого–то привел в Партию регионов? Соседа, друга по рыбалке, одноклассника?

– Я "завербовал" всех, с кем разговаривал – всех знакомых и друзей!

(От "Украинской правды": вместе с тем, девушка Василия Горбаля Татьяна Донец по-прежнему входит во фракцию БЮТ Шевченковского райсовета.)

– Киев не воспринимает Януковича: что ни делай, а рейтинг у него не растет. Вы для себя нашли объяснение, почему?

– Это сказывается инерция процессов 2004 года, когда Янукович преподносился в Киеве как враг.

То, что сейчас в Киеве рейтинг Януковича не упал – это факт. Еще важно, что, по нашим исследованиям, у него снизился антирейтинг.

– Когда в апреле–мае происходил голубой Майдан, вы не чувствовали, что все это еще более негативно сказывалось на рейтинге Януковича в столице? Поскольку, вы нас простите, но приезжие создавали антисанитарию, подъезды приобрели соответствующий запах?...

– Даже когда в День Европы я гулял по Крещатику, у меня тоже были неприятные ощущения, вокруг валялось много мусора. Но при этом я понимал важность такого мероприятия.

Так же и в случае с Майданом. Мусор – это последствие любого массового мероприятия.

– А вы разве не чувствуете личной ответственности, что Янукович не в состоянии собрать Майдан из киевлян, поэтому приходилось привозить иногородних?

– К таким мерам приходилось прибегать, потому что это был Майдан протеста против роспуска парламента. А у нас изначально низкий рейтинг поддержки Верховной Рады.

Вот если бы была задача собрать Майдан в поддержку Януковича в Киеве, мы бы это сделали. Я вам серьезно это заявляю!

– Вы сперва собрали Майдан, обещали бороться, и на этом фоне само согласие Януковича на досрочные выборы многими было прочитано как слабость…

– Это эмоциональные ощущения. Я думаю, что Янукович как ответственный политик понимал, что кризис нельзя затягивать. Если выборы – это выход из кризиса, то он на них согласился.

– То есть сейчас вы, по сути, признали, что Янукович дал добро на выборы 30 сентября? Разве нет? Но при этом вы говорите, что выборов может и не быть!

– Действительно, выборов может не быть. Я не вижу особого желания у депутатов от оппозиции покидать Верховную Раду. Каждый хочет, чтобы его полномочия сложили не в числе первых, а 151–ым.

Многих оппозиционеров беспокоит социальный статус – им бы хотелось, чтобы выборы как–то быстро прошли, но при этом ничего в жизни не поменялось. Особенно это касается тех депутатов, которые находятся в парламенте по два–три созыва.

Если договоренности о досрочных выборах были публичными, то почему бы публично 151–му депутату не выйти и не показать свою готовность расстаться с мандатом.

Бело-голубые цвета у Горбаля не только в политике, но и в бизнесе

– Многие ваши интересы связаны с Соломенским районом Киева, вы оттуда избирались в депутаты в 2002 году. И, по стечению обстоятельств, коалиция нужные ей решения получает в Соломенском суде Киева. Вам такое совпадение не кажется подозрительным?

– Я единственный раз помог в вопросе Соломенского суда, когда подсказал одному из наших депутатов, где он территориально находится. Еще я попросил сильно не прыгать, когда он придет в здание суда, потому что там деревянные перекрытия, дабы он не провалился на первый этаж.

– А откуда это вам известны такие подробности про перекрытия?

– Просто на втором этаже находится кабинет главы суда. И когда его руководителем был Василий Косенко, я достаточно часто приходил к нему в гости, у нас были хорошие теплые отношения.

– Если выборы все же будут, как вам кажется, что эффективнее для Партии регионов – принимать участие в выборах блоком или отдельно партией?

– Если мы думаем о стратегии, а не о каком–то ситуативном союзнике, то эффективнее идти отдельно партией. Может, нужно даже на уровне закона запретить на выборах блоки.

– А как в Партии регионов решили фактор Мороза? Все понимают, что социалисты в сложной ситуации, они рискуют не попасть в парламент. Вы как–то готовы им помочь?

– Я не понимаю, почему меня должен волновать вопрос прохождения Соцпартии? Мне кажется, что это их проблема! Мое мнение: Соцпартия правильно организована, она всегда готова к выборам. Соответственно, они в состоянии правильно провести агиткампанию. Тем более, что статус спикера дает дополнительные шансы.

БАКАЙ ПРОСТО ПОДАРИЛ МНЕ СВОЙ КАБИНЕТ

– Вы относитесь к когорте политиков, которые вышли из команды Игоря Бакая. Кроме вас, это - Абдуллин, который сейчас стал одним из лидеров блока Тимошенко, Ивченко и Кучеренко – в "Нашей Украине", Жеваго в БЮТ, тот же Кличко. Как это у вас образовалась своеобразная ложа?

– У меня со всеми этими людьми нормальные отношения в парламенте, даже с Ивченко. Правда, мы не поддерживаем отношения вне стен Верховной Рады.

Наше появление в политике – результат специфики украинского бизнеса. В то время многие занимались газом.

Поэтому газовый бизнес вынес на поверхность очень много успешных людей. Например, вы не упомянули Игоря Шарова, который также работал в "Интергазе", или другого газового трейдера Анатолия Шкрибляка из "Нашей Украины". Да и Юлия Владимировна тоже ведь занималась газом.

– Что из себя вообще представлял Бакай?

– Он – уникален. У большинства людей есть какие–то рамки для осуществления своих фантазий. А у него таких рамок нет. И он умеет жить и отдыхать – в отличие от меня.

– Как вы познакомились с Игорем Бакаем?

– До меня с Бакаем познакомился один мой друг. Случилось это в начале 1990–ых на дискотеке, которые тогда проводились внизу гостиницы "Русь". Там был Бакай и Клички. Помните, тогда еще только зарождалось это активное движение в ночных клубах "давай, давай!", рейв только появился в Киеве. Я не любил эту культуру...

Бакай предложил работу моему товарищу в "Интергазбанке". Рассказал, что "есть такой–то банк, приходите". Он перешел к нему, а потом через некоторое время произошла ротация, потому что товарищ ушел в небанковский бизнес.

Тогда в "Интергазбанке" обслуживался всего один клиент – фирма с названием "Велес", которая не проводила уже никаких хозяйственных расчетов.

В банке тогда работало 10 человек, и был еще Одесский филиал банка. На дворе стоял 1994 год…

– В итоге Бакай продал свою долю в банке вам?

– Да, в то время банком владели структуры, ассоциированные с Бакаем. Но, начиная с 2000 года, Бакай не имеет никакого отношения в "Укргазбанку", его доля была у него выкуплена.

– Вами?

– Да.

– Существует легенда, что кабинет, в котором вы сидите, тоже связан с Бакаем?

– История этого кабинета – это иллюстрация моей прагматичности. В свое время Бакай продавал офис, и у него была проблема, куда деть свой кабинет. И он просто мне его… подарил.

Представляете, крышка этого стола – цельная доска! (Горбаль показывает на стол длиной четыре метра.) И все равно мы как–то нашли возможность затянуть ее в кабинет на восьмой этаж. Это – итальянская мебель, комплект называется "Алматы".

Дух Бакая витает в кабинете Горбаля

– Какой пакет акций вы сейчас контролируете в "Укргазбанке"?

– Я контролирую основную группу акционеров банка – это около 96%. Акции были распределены мною среди менеджмента банка. Но мое слово действительно решающее.

– То есть вы считаете справедливой оценку вашего бизнеса журналом "Корреспондент" – 21 место среди самых богатых украинцев с капиталом 576 миллионов долларов?

– Я не знаю, чем руководствовался этот журнал. Наверное, они сравнивали сделки вокруг аналогичного банка, которые осуществлялись в этот период. Тогда был продан банк ТАС, который сравним с нами по размеру.

– Какое к вам имеет отношение компания "Еврокар", которая занимается сборкой автомобилей "Шкода" в Украине?

– В свое время я поверил в этот проект. Сейчас я там – миноритарный акционер.

– Какие у вас отношения с Ринатом Ахметовым?

– Мы здороваемся. До встречи в Верховной Раде мы были незнакомы.

– Вам не кажется, что для крупного бизнеса выгоднее согласиться на досрочные выборы, чтобы наступило спокойствие? Ведь возбуждение ситуации, противостояние с Ющенко играет против бизнеса.

– Конечно, политическая нестабильность не нужна крупному капиталу. Но указы Ющенко о роспуске парламенты были сомнительны. Естественно, мы стимулировали наших сторонников к уличным акциям.

МОЙ "ФЕНИКС" СИДИТ НА ГАЗОВОМ КРАНЕ, А У ТИМОШЕНКО – НА ВОДОПРОВОДНОМ

– Вы были однокурсниками с Михаилом Саакашвили по Киевскому институту международных отношений. Вы поддерживаете ту политику, которую проводит ваш товарищ в Грузии?

– Да.

– Почему же тогда в Украине вы выступаете на стороне противоположного лагеря?

– В этих двух странах совершенно разная ситуация.

Так, в Грузии на президентских выборах за Саакашвили проголосовало намного больше людей, чем за Ющенко в Украине.

Ему как президенту надо было решать совершенно иные проблемы: показать быстрый экономический рост и решить вопрос единства Грузии. С первой задачей президент Саакашвили успешно справляется, проводя непопулярные реформы. Вторая задача пока сложно осуществима.

В Украине же вопрос целостности не стоял...

– Почему же? Ваши соратники три года назад на полном серьезе обещали создать юговосточную республику.

– В Украине была другая проблема – как усовершенствовать демократические институты.

– Вы поддерживаете связь с Саакашвили, бывает ли он на встрече выпускников?

– Когда он приезжает, мы, однокурсники, достаточно быстро организовываемся и встречаемся. В Киеве есть один ресторан, название которого я вам не скажу по резонам безопасности, куда Михаил всегда заходит после официальных мероприятий. Но на этих встречах мы не обсуждаем политику.

– Объясните одну вещь: мы с вами беседуем в кабинете, где в углу стоит точно такая же статуя орла на газопроводном кране, как и у Юлии Тимошенко. Как она у вас оказалась?

Это – интересная история. Помните, Игорь Диденко еще в 2001 году решением суда был восстановлен в должности исполняющего обязанности главы НАК "Нефтегаз Украины". В это время ко мне зашел один товарищ и говорит: "Давай–ка мы что–то подарим Диденко, ведь он вернулся как птица Феникс, "восстал из пепла".

И мы попросили одного знакомого скульптора: "Слепи птицу Феникс!". Ну, он взял птицу с диска компьютерной игры "Феникс", остальное додумал сам и посадил скульптуру на газовый ключ.

Правда, пока он все это делал, Диденко так и не восстановили главой "Нефтегаза", поэтому "Феникса" мы оставили себе, и он кочует со мной по всем кабинетам.

"Феникс" Горбаля и "Феникс" Тимошенко: найдите отличия

А потом я как–то увидел такого же "Феникса" в кабинете у Юлии Владимировны. Ее копия была несанкционированна, потому что мы попросили скульптора сделать работу в одном экземпляре.

Правда, есть одно отличие: у Тимошенко птица сидит… на водопроводном ключе. И эта разница видна невооруженным глазом!

Экономическую часть интервью читайте здесь



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде