Меланхолическая атомно-урановая идиллия

Понедельник, 4 июня 2007, 20:30

Картину с таким интригующим названием знаменитый испанец Сальвадор Дали создал в 1945 году, вскоре после взрыва первой ядерной бомбы.

С тех пор в адрес дьявольского изобретения прозвучало немало гневных филиппик. Прекраснодушные гуманисты требовали запретить оружие, грозящее гибелью всей планете.

Для СССР кампания за ядерное разоружение и вовсе превратилась в многолетнее политическое хобби.

Однако убежденная антисоветчица Маргарет Тэтчер высказала трезвую мысль: в эпоху противостояния двух враждебных систем лишь взаимный страх, порожденный смертоносной атомной бомбой, уберег человечество от Третьей мировой войны.

С железной логикой "железной леди" трудно спорить. После 1945-го в международных отношениях действительно воцарилась атомно-урановая идиллия…

Как видим, даже несомненное зло способно парадоксальным образом привнести в нашу жизнь позитив.

На ту же мысль наводят и последние украинские события: затяжной политический кризис, тревожные симптомы силового сценария, несколько суток державшие страну в напряжении, и, наконец, договоренность о досрочных выборах. Все это побуждает вспомнить о главных отечественных бедах, вызывающих справедливое негодование патриотической общественности:

Беда № 1. Запад и Восток друг друга не любят, не понимают и, главное, не хотят понимать. Без всякого сомнения, раскол ослабляет наше государство; да и вообще любая вражда – это нехорошо. Надо жить дружно, как завещал великий Леопольд.  

Беда № 2. Безыдейность украинского политикума. Нашу элиту не волнуют судьбы страны и народа; партийные программы для нее – пустой звук. Абсолютное большинство политиков думают только о себе и своих деньгах, что, разумеется, тоже очень плохо.

Но действительно ли оба упомянутых явления заслуживают лишь негативных оценок? Давайте поразмыслим.

Конечно, всем нам хотелось бы наблюдать в Украине трогательное единение нации. Но, пожалуй, такую роскошь могут позволить себе страны с крепкими демократическими традициями. В противном случае монолитность общества чревата сползанием к диктатуре.

Чем сильнее сплочен народ, тем легче он пойдет за очередным фюрером, дуче или царем-батюшкой. Постсоветское пространство в данном отношении весьма уязвимо, и дружные социумы Беларуси или Туркменистана – красноречивый тому пример.

В Украине дело обстоит иначе. По итогам 2004-го мы имеем ярко выраженный раскол, причем раскол географический, так что политические симпатии граждан во многом обусловлены их местом жительства.

В результате огромные массы конформистов, которые в других странах СНГ автоматически уходят в актив правящей силы, у нас поровну отошли к враждующим лагерям. Тем самым был обеспечен стратегический паритет, не позволяющий никому из политиков монополизировать власть.

Хотя желающих хватает с лихвой. О "бело-голубых" и говорить не стоит, но деятели с явными авторитарными замашками – чего греха таить – достойно представлены и в оранжевом лагере.

Антагонизм Запада и Востока выступает в качестве довольно эффективного средства против диктаторских поползновений.

Возьмем опасную затею правящей коалиции с набором трехсот голосов в парламенте.

Президент едва ли смог бы на равных воевать с могущественными узурпаторами, не поддержи его половина страны. Да, жители Львова и Киева уже не раз успели разочароваться в Ющенко.

Да, они отлично понимали, что Виктор Андреевич борется за собственные полномочия.

Но наглость "донецких" заставила Правобережье вновь сплотиться вокруг президента, и рейтинг политического лузера стал расти, как боровики после хорошего дождя. Итог: коалициантам пришлось временно умерить аппетиты и согласиться на досрочные выборы.

Столь же бесславно потерпели фиаско некоторые не слишком демократичные инициативы оранжевой бюрократии в 2005-м.

Кстати, тогда, столкнувшись с реальными и (главным образом) мнимыми притеснениями, Юго-восток тут же начал размахивать правами человека и всуе поминать 1937 год – хотя вообще-то к либеральным западным выдумкам здесь относятся с предубеждением, а товарища Сталина любят и уважают.

Перипетии общественного конфликта заставили даже самых заядлых "совков" по достоинству оценить преимущества демократии.

"При таком глубоком ментальном расколе недалеко и до вооруженного противостояния!" – регулярно пугают нас с телевизионных экранов и газетных полос. Как свидетельствует исторический опыт, и в правду недалеко. Но профессиональные паникеры упускают из виду одно немаловажное обстоятельство: для гражданской войны необходимы лидеры.

Идейные политики – такие, как Ленин с Троцким и Колчак с Деникиным, Франсиско Франко и Долорес Ибаррури, президент Авраам Линкольн и его южный визави Джефферсон Дэвис…

Смелые, амбициозные, бескорыстные, готовые отстаивать свои убеждения до конца, живо представляющие себя в амплуа народных благодетелей.

Отечественный политикум в подавляющем большинстве обделен этими похвальными качествами. К "идейным" у нас можно причислить разве что законченных маргиналов, не пользующихся серьезным влиянием.

Верховодят в Украине те, для кого политика – это эффективный способ лоббирования собственных экономических интересов; а НАТО, УПА, языковая проблема и т. п. – всего лишь лапша, нацеленная на доверчивые электоральные уши.

И вновь явное зло неожиданно оборачивается благом. Забота о капиталах заставляет отечественный политбомонд не только бессовестно обманывать избирателей, но и панически бояться кровопролитных гражданских конфликтов.

Нет, нет, роль добродушных толстовцев, принципиально отвергающих силовые методы, нашим корыстолюбивым деятелям не подходит.

Они, мягко говоря, недолюбливают друг друга, не отягощены моральными запретами и вряд ли стали бы возражать против небольшого путча с установлением "правильной" диктатуры.

Но лишь при условии, что все ограничится молниеносной операцией в рейдерском стиле. Мировая общественность и глазом не успела моргнуть – а в Украине уже полная стабильность, население ходит по струнке, ненавистные конкуренты прижаты к ногтю…

Но, увы, раскол страны на две аккуратные половинки (см. пункт 1) делает силовой блицкриг практически невозможным. Путчистам придется долго и жестоко усмирять недругов, засевших на противоположном берегу Днепра.

А затяжное противостояние с бронетехникой и перестрелками, бунтами на местах, неповиновением отдельных воинских частей, неизбежными человеческими жертвами, реальным коллапсом экономики и расширенными от ужаса глазами заграничных инвесторов – это наших бизнесменов от политики (или политиков от бизнеса?) никак не устраивает.

Вот и вынуждены партийные боссы, помахав кулаками, попугав друг друга "Беркутом" и "Альфой", покричав о государственном перевороте и гражданской войне, в очередной раз садиться за стол переговоров и вырабатывать пусть шаткий и эфемерный, но все же консенсус.

Так, гармонично дополняя друг друга, две главных украинских беды обеспечивают стране относительный мир и относительную демократию. А заодно – лестные отзывы иностранных наблюдателей.

Например: "Мы аплодируем сдержанности и готовности к компромиссу, продемонстрированным политическими лидерами Украины… Мы призываем руководство Украины воспользоваться этим случаем для укрепления демократических институтов во имя лучшего будущего народа Украины".

Автору чужд бодрый оптимизм американских дипломатов. Когда плюрализм мнений обеспечивается за счет раскола страны, а неприятие силовых сценариев обусловлено в первую очередь финансовыми интересами политической элиты – это по-настоящему грустно.

И жизнь простого человека в такой стране нельзя назвать комфортной. Но разве уютно жить в обществе, где кровопролитные мировые бойни прекратились лишь с изобретением оружия, способного подчистую уничтожить все живое на планете?

Наверное, главное – что жить все-таки можно.  

И пока отечественные политики не обзавелись нимбами, крылышками и заветным европейским менталитетом, сюрреалистическая идиллия в стиле Сальвадора Дали – далеко не худший вариант для нашей страны.

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде