Скандальное интервью Тимошенко "Евроньюс". Полный текст

Четверг, 31 января 2008, 16:04
Во время визита в Брюссель Юлия Тимошенко дала интервью каналу "Евроньюс", которое уже стало предметом пересудов – что именно имела в виду премьер-министр, когда отвечала на вопрос об условиях создания коалиции между БЮТ и Партией регионов.

Интриги добавило то, что в интервью, которое опубликовано на сайте "Евроньюс", вообще отсутствует этот вопрос и ответ на него. Как, впрочем, и несколько других реплик Тимошенко. Очевидно, это случилось в связи с необходимости сократить хронометраж.

В этих условиях "Украинская правда" считает правильным опубликовать полную версию разговора корреспондента "Евроньюс" и Юлии Тимошенко. Делаем это еще и чтобы снять сомнения относительно нашей новости после того, как премьер-министр выступила с фактическим опровержением своих слов.

В силу стечения обстоятельств журналист "Украинской правды" присутствовал в аппаратной "Евроньюс", когда в студии Тимошенко давала интервью. Поэтому у нас есть аудиозапись и тех вопросов с ответами, которые не попали в эфир европейского канала новостей.

Наклонным шрифтом по тексту выделены те реплики, которые отсутствуют на сайте "Евроньюс".

– Госпожа премьер–министр, добро пожаловать на "Eвроньюс". Это ваш первый зарубежный визит в качестве главы нынешнего украинского правительства. Символизирует ли он стремление Украины к евроинтеграции?

– Безусловно, потому что путь евроинтеграции для Украины уже давно является одним из главных национальных приоритетов. До 70% украинцев поддерживают эту стратегию. Поэтому мой визит в этом контексте является абсолютно понятным.

– Когда Украина рассчитывает вступить в Eвросоюз?

– Я думаю, на самом деле, важно строить пути сотрудничества, важно строить в Украине те нормы и порядки, которые приняты Eвропейским союзом.

Новая программа правительства, которую мы буквально за 15 дней разработали и передали в украинский парламент, как раз предусматривает формирование внутренней политики так, чтобы евроинтеграция была возможной.

А дальше все будет зависеть от того, каким мы партнером будем для Eвросоюза и как быстро те проблемы, с которыми сегодня живет EС, могут разрешиться, и смогут открыться двери для новых членов.

– Между Украиной и Eвросоюзом много общего. Как Украина, так и Eвросоюз во многом зависят от поставок российских энергоресурсов. Можно ли как–то ослабить эту зависимость?

– Для Украины вопрос диверсификации поставок энергоносителей – это и вопрос политической независимости, это вопрос нашей свободы. Поэтому все проекты, которые связаны с диверсификацией поставок энергоносителей в Украину, одновременно попадают в систему национальных приоритетов Eвросоюза.

Это значит, что мы можем быть хорошими партнерами в этом – в строительстве новых транзитных газовых коридоров – транскаспийских, трансчерноморских. Это важно для Украины и важно для Eвросоюза.

Мы можем быть партнерами при создании консорциума на базе нефтепровода "Одесса–Броды", который является возможным альтернативным коридором поставки нефти в Eвропу.

Мы думаем о том, какими могут быть совместные проекты по производству альтернативного ядерного топлива для Украины, с учетом возможностей и опыта Eвросоюза.

Мы говорим о создании и синхронизации единой системы электропоставок. Это все интересно и Eвропе, и Украине.

Возможно, вы правильно сказали, членство Украины в EС не просматривается в краткосрочной перспективе, но система постепенной интеграции в тех или иных областях уже очевидна и Украина является желанным и очень нужным партнером.

– Можно ли говорить, что вопрос вступления Украины в ВТО практически решен и это дело буквально одной недели?

– Да, мы действительно рады тому, что Украина прошла все процедуры, необходимые для того чтобы стать членом Всемирной торговой организации. Мы очень ждали этого момента и надеемся, что это произойдет 5–7 февраля.

– В случае вступления в ВТО, что ждет украинских производителей? Выдержат ли они конкуренцию с западными и восточными компаниями, с которыми им придется работать в одних условиях?

– Бизнес, который работает вне конкурентного поля, как правило, слаб и нежизнеспособен. И поэтому конкуренция, настоящая конкуренция, только укрепляет бизнес–среду каждой страны.

Я хотела бы, чтобы вся предпринимательская сфера в Украине была сильной, современной, конкурентоспособной и вступление в ВТО дает Украине такой шанс.

Можно долго быть вне рынка, но тогда страна будет практически на обочине всех торговых мировых процессов. Поэтому Украина готова быть достаточно сильным партнером в едином торговом пространстве.

– То есть это будет выход для Украины – вступление в ВТО?

– Возможно, какие–то трудности будут на первом этапе. Я не хочу сказать, что все абсолютно безоблачно. Но это даст возможность Украине в стратегии быть сильным конкурентом на мировых рынках.

Мы будем учиться конкурировать. Мы будем привлекать инвестиции и осваивать современные технологии. Я в этом ничего плохого не вижу. Это движение вперед – и очень мощное движение.

– А какие выгоды Украина может извлечь от вступления в НАТО?

– Для Украины это очень сложный вопрос. И если вступление Украины в Eвросоюз поддерживает 70% населения, то вопрос присоединения Украины к НАТО разделяет украинское общество.

Я думаю, что это правда об этом процессе. И в Украине сегодня начинаются честные, открытые информационные дискуссии относительно того, что есть НАТО, как Украина будет себя чувствовать в НАТО, какие вопросы, может быть, для укрепления украинской независимости может решать вступление Украины в НАТО.

Очень много контекста в этом вопросе. Но пока, мы считаем, что нужно проходить путь, который мы имеем с НАТО – путь сотрудничества. А дальше – только через всеукраинский референдум можно решать, в какой системе коллективной национальной безопасности будет Украина.

И пребывая сейчас в Европейском союзе, мы ведем диалог об участии Украины в построении европейской системы безопасности. Мы считаем это очень перспективным направлением нашего сотрудничество. В общем–то, мы работаем многопланово.

– Ко вступлению Украины в НАТО ревностно относятся в России. Многие предприятия военно–промышленного комплекса Украины зависят от российских заказов. Вы не опасаетесь, что эти заказы прекратятся после вступления Украины в НАТО?

– Для вас не секрет, что Украина имеет очень обширную программу сотрудничества с НАТО... Вернее, Россия имеет очень обширную программу сотрудничества с НАТО. И для России это сотрудничество с НАТО является частью политики безопасности. Украина пока также имеет такое сотрудничество, и мы будем его продолжать.

– Какие основные направления деятельности внутренней политики предусмотрены в программе вашего правительства?

– Программа украинского правительства имеет очень специфическое название: "Украинский прорыв". Это значит, что мы ставим перед собой высокие амбиции достичь значимых, ощутимых результатов для общества в короткий период.

Инициативы, о которых я хотела сказать – это инициативы прозрачности, транспарентности во всех сферах жизни. Начиная с принятия новой Конституции, как того требует внутренняя политика Украина, и заканчивая честным правосудием, честной приватизацией, конкурентным доступом к лицензиям на разработку недр.

Это все детенизирует экономическую и политическую жизнь в Украине. Таких инициатив 20. Я могу сказать, что эти инициативы будут очень сложно проходить. Каждая детенизация задевает массу интересов разных кругов. Мне никогда это легко не удавалось, но всегда удавалось.

– Украина, наверное, до сих пор четко разделена на две части – оранжевую и бело–голубую. Мешает ли это стране двигаться вперед?

– Это явление в Украине есть. И неплохого результата добились политики, которые на каждых выборах, чтобы выиграть, поднимали вопросы, которые разъединяют страну.

Я считаю, чтобы объединить народ Украины, нужно решить всего две задачи. Первая – политикам не поднимать те темы, которые раскалывают страну на 2 части, второе – людям нужно дать ощущение справедливости. Когда они живут в своей стране, они должны чувствовать, что власть о них заботится.

Это – справедливые пенсии, зарплаты, это наличие работы, доступ к жилью, это медицинское страхование. За 17 лет независимости в Украине практически ничего в этом направлении не сделано.

И если мы по многим позициям живем по мировым ценам, то доходы семей у нас остались на уровне переходного периода от социализма к рыночной экономике. Поэтому нам нужно эту справедливость продемонстрировать людям – не только в избирательных программах политиков, а в реальной жизни.

Наше правительство установило некий рекорд – за десять дней своей работы мы приняли принципиально новый бюджет Украины. Этот бюджет дал почувствовать людям, что правительство думает о них, а не о том, как удовлетворить очередные кланы, которые окружают каждую политику.

Именно политика справедливости может объединить страну.

– Можно представить на Украине такую ситуацию, чтобы при каких–то условиях в единую коалицию объединились Партия регионов и Блок Тимошенко?

– Можно, но на наших условиях. То есть с внедрением 20 пунктов детенизации политики и экономики. Если Партия регионов на это готова – то welcome, как говорят. Добро пожаловать!

Но, судя по последним действиям, которые они совершали при власти, то, к сожалению, к таким прозрачным условиям жизни не всегда готовы как монополизированный клановый бизнес, так и политики.

Но с Партией регионов мы строим сотрудничество, но по европейским стандартам. Есть власть и есть оппозиция.

Мы – первая власть в стране, которая предложила оппозиции пакет прав, которые дают возможность оппозиции очень тщательно контролировать власть.

Мы им предложили и дали в руки законопроект об оппозиции, о Счетной палате, которые открывают им безграничные возможности контролировать каждый шаг власти, каждое движение финансовых ресурсов. И затем, если есть чиновники, которые нарушают законы, даже через суд привлекать чиновников к ответственности.

Таких прав нет у оппозиции в большинстве стран мира. Мы дадим такие права оппозиции. Мы видим функции Партии регионов в том, чтобы они нас начали тщательно контролировать. А мы хотим быть открытыми для такого контроля.

– Вы и Виктор Ющенко были лидерами оранжевой революции, потом работали в тандеме президент – премьер–министр, но недолго. А как складываются ваши отношения сейчас?

– Сегодня мы имеем единую команду при власти: президент, большинство в парламенте, хоть и с перевесом в два голоса, и правительство.

Мы работаем как один властный организм. И мы стараемся и в стратегии, и в тактике в общем–то быть едиными. Такое единство первый раз есть в Украине.

После оранжевой революции у нас не было большинства в парламенте, нам в наследство осталось большинство от предыдущей власти, поэтому так тяжело складывались все обстоятельства после оранжевой революции.

Сегодня единство есть, и это – прекрасная основа для настоящих реформ в стране. Я хочу просто сказать, что оранжевая революция для меня – не только цвет и ленточки, это – те принципы, те идеи, которые являются смыслом моей жизни и смыслом жизни моей команды.

Поэтому мы хотели бы, чтобы сейчас наступило то время, когда люди подумали бы, что они не напрасно стояли на оранжевых площадях. Что они это делали именно потому, что политики могут быть другими. Это моя вера и я стараюсь эту веру воплощать в жизнь каждый день.



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде