Мама, мамочка, вернись!

Понедельник, 18 февраля 2008, 11:27
Сотни тысяч украинских женщин-заробитчанок не видят, как и кем вырастают в Украине их дети.

"Мамочка, дорогая моя! Сегодня я сдал последний экзамен и спешу сообщить тебе, что получил "пятерку". Я вспоминаю, как ты всегда радовалась, когда я получал "пятерки". Ты тогда кричала: "Ура!" А сейчас никто даже и не знает, что я получил "пятерку".

А так хочется похвалиться! Так хочется, чтобы ты прокричала свое "Ура!" Мама, может, не надо было ехать в Америку. Как-то прожили бы и здесь. А так у меня теперь есть все, но нет мамы. А без тебя мне ничего не надо. Ни кроссовок, которые ты мне прислала, ни компьютера, который купила на твои деньги мне тетка Нина. Я не хочу ничего этого, я хочу, чтобы все было так, как раньше. Когда были папа, мама и я..."

Это одно из писем маленького Васечки, которое дала мне почитать простая украинская женщина-заробитчанка, которых сейчас на всех земных параллелях и меридианах планеты рассеянно сотни тысяч, а возможно, и миллионы. Они не могли на своей земле прокормить свои семьи и отправились на заработки за границу.

Чаще всего нелегально, под видом туристок. На годы и десятилетия. Уборщицами, сиделками при старых, больных и немощных американцах, итальянцах, испанцах, португальцах, греках...

А дома остаются мужья и дети. Мужья сначала радовались заработанным их женами долларам и евро, а потом исподволь спивались или находили себе новую жену, "полевую", как они говорят, и начинали новую жизнь.

А дети, дети... Горе им. Они без сопровождения своих мам шли в школу, без их помощи учились писать и читать, без их внимания и поддержки впервые влюблялись, заканчивали школу, шли в армию, вступали в брак... И все эти годы ждали своих мам. А мамы-заробитчанки не приезжали и не приезжали...

Однажды мне позвонила по телефону женщина и тихим голосом сказала: "Я хочу с вами поговорить, давайте встретимся". И вот мы сидим в уютной манхеттенской кофейне и разговариваем. Собственно, говорю только я, поскольку женщина тихонько плачет и сквозь слезы повторяет: "За что? За что?"

15 лет назад она оставила в Львове маленького сына и ни разу не была на родине, поскольку у нее нет документов и она боится потерять возможность зарабатывать в Америке 700 долларов в неделю. Как раз столько платят ей богатые американцы, в семье которых присматривает она за 88-летним дедом. За это время сын вырос и однажды написал матери письмо.

" ...Мама, я не знаю, есть ли у тебя право так называться, но для меня ты всегда останешься мамой, поскольку ты меня родила. Но только родила. А рос я сам. И никто, ни вечно пьяный отец, ни тетка, которой ты доверила мое воспитание, не знают, сколько слез выплакал я по ночам в подушку.

Скажи, мама, за что ты так меня наказала? Неужели ты думаешь, что те посылки и доллары, которые ты присылала мне из Америки, заменяли мне тебя, мою мать?! Неужели ты думаешь, что Украина – это "черная дыра" в центре Европы, в которой люди живут только мыслями о продовольствии и пище?! Ты ослепленная Америкой, ты больна
ею и не сможешь уже вернуться никогда. Это как наркотик – подсел на "иглу", уже никогда с нее не слезешь.

Я думал, что ты хотя бы на мою свадьбу приедешь. Все так тебя ждали. Но ты и в этот день меня предала, променяла на свою Америку. Бог тебе судья, мама! Ты пишешь, что хочешь прислать, как запоздалый свадебный подарок, контейнером для меня машину из Америки, не делай этого. Я ничего от тебя не хочу!

Раньше, маленьким мальчиком, я засыпал вечером и просыпался утром с мечтой, что наступит день и ты вернешься. Но ты не вернулась. А у меня уже растет свой сын. И в душе все так перегорело, что если бы ты и вернулась теперь, то мне было бы безразлично..."

Женщина смотрит вниз и продолжает плакать. Она дала мне почитать это письмо при условии полной анонимности. Я и без такого условия обнародовать ее имя не стал бы.

Мне несказанно жаль эту женщину, жаль ее сына, который сделался несправедливо жестоким к матери, поскольку у него украли детство. И заменили посылками и долларами. Он возненавидел Америку, хотя она здесь ни при чем.

Ненавидеть надо тех, кто обрек миллионы таких, как его мать, на неописуемые мучения и страдания, кто своей политикой погнал на чужбину с сумками и протянутыми руками миллионы украинцев, кто и сегодня продолжает грабить Украину.

Чтобы приобщить к рассмотрению этой крайне актуальной иммигрантской проблемы специалистов, я обратился к педагогу и психологу. Вот как прокомментировала эту беду учительница субботней школы украиноведения при церкви святого Юра в Нью-Йорке Святослава Гой-Стром: "Еще Шевченко писал: " Нічого кращого немає, як тая мати молодая з своїм дитяточком малим".

Материнство – это большое счастье. У нашего народа с незапамятных времен это считалось святым, Богом озаренным делом. Женщина может не состояться как жена, но когда она не состоится, как мать, - это большая трагедия.

Материнская любовь растет, совершенствуется и крепнет вместе с ребенком. Они необходимы друг другу. И когда этот процесс прерывается, получается своеобразный вакуум, трещины и рубцы на сердце и в душе, которые не исчезают бесследно.

У каждого ребенка есть какой-то талант, способности, которые важно заметить, поддержать, развить. Если рядом нет мамы, то сделать это некому, поскольку редко кому повезет с внимательным педагогом, чувствительным отцом или терпеливой бабушкой.

Тема, которую вы поднимаете, очень больная и очень печальная. Наше государство будет пожинать и уже пожинает плоды антинародной политики, когда миллионы новых невольников отправились за границу в поисках заработка.

Счастливее в этом смысле предыдущее поколение эмигрантов, потому что они, когда ехали на чужбину, оставляли родителей, а не детей. Это также больно, но эта боль со временем проходит, эта разлука не так трагична. А многие из поколения нашей "волны" новых эмигрантов, в особенности матерей, оставили дома самых дорогих и беспомощных – своих маленьких детей. Поэтому столько трагедий вокруг этого.

Понаблюдайте в наших церквях здесь, в Америке, как молятся эти матери. Какая боль в этих молитвах и какое отчаяние! Материнская энергетика одолевает океаны и льется туда, где под украинским звездным небом засыпает ее покинутый ребенок. И снится ребенку мама. Он так и вырастает, не дождавшись ее, видя только во снах. И кто-то хоть когда-то должен ответить за эту трагедию.

На 7-й, "украинской" улице, рядом с собором святого Юра в Нью-Йорке, живет Марта Загайкевич – профессиональный психолог и психоаналитик с дипломом Колумбийского университета. Она давно и профессионально занимается проблемой матерей, которые оставили в Украине своих детей и годами, десятилетиями не видят их, зарабатывая в Америке ненавистные доллары.

"Вы даже себе не представляете,- говорит госпожа Марта,- какая это больная и актуальная проблема. Ко мне обращаются матери, которые в 40 лет выглядят как дряхлые старушки, утратившие радость жизни, которым ничто не мило, поскольку где-то там, в Украине, вырастают без них их дети. Одна моя пациентка не может даже смотреть на солнечный луч. Ей кажется, что он напоминает ей человеческое счастье, которого лишена она сама и оставленный в Украине ее ребенок, и несчастная женщина завешивает окна занавесками.

Этим женщинам необходима психологическая помощь, потому что они подвержены ужасной депрессии, которая в свою очередь может стать причиной тяжелых органических заболеваний. Как можно помочь этим женщинам? Я советую не держать это в себе, находить себе подобных и выговариваться, выплакиваться. Кстати, интересный феномен – ко мне за помощью обращаются только женщины.

Мужчины, которые также оставили в Украине семьи и очень скучают по ним, стараются утопить боль в водке. Очень важно, чтобы дети, оставленные в Украине, знали, что их мама или папа приносят большую жертву, зарабатывая для семьи деньги на чужбине. Необходимо чувствовать, как относится к отсутствию матери ребенок
, и своевременно на это реагировать.

Очень важно, чтобы дети по возможности чаще писали своим матерям, присылали им свои рисунки. А мамы отвечали на эти письма. Это, конечно, только эрзац общения, но и он может во многом помочь. Кстати, интересно проследить, что рисуют дети своим матерям-заробитчанкам. Это, как правило, большой океан, на одной стороне которого стоит автор или авторка рисунка, а на другом – их мама.

Если есть малейшая возможность закончить период заработков и вернуться домой, к своим детям, надо немедленно это делать. К огромному сожалению, бывают случаи, когда дети начинают ненавидеть не только Америку или Канаду, куда поехали на заработки их матери, но и своих мам. А это уже страшно и часто необратимо
".

А тем временем в Украине сотни тысяч васечек, лесиков, оксанок и наталочок ждут своих мам. Но те собирают деньги на квартиры, машины, дачи, строительные материалы для нового коттеджика и еще долго к ним не вернутся.

Пройдут года, они поседеют и постареют, насобирают денег, но ни новые квартиры, ни машины, ни современные коттеджи уже не будут им в радость. Поскольку радость и смысл нашего существования вовсе не в этом.

За деньги нельзя купить материнского счастья, радости жизни, когда на твоих глазах твое дитя делает первый шаг по земле, выговаривает первые слова, идет первый раз в первый класс, несет тебе свою боль, переживания и проблемы, становится взрослым человеком и, волнуясь, знакомит тебя со своей девушкой или парнем... Неужели это все можно променять на 700 долларов в неделю?!

Деньги заробитчан, а это, по данным Национального банка Украины, больше чем 22 миллиарда долларов ежегодно, развращают Украину. Правительство свою политику бесстыдно выстраивает с учетом этой заробитчанской "инъекции", без которой украинский народ при наличии на территории Украины сотен миллиардеров и миллионеров, которые входят в списки самых богатых людей Европы, оказался бы перед угрозой очередного голодомора.  

Именно эти деньги создают иллюзию более или менее благополучного общества, которое якобы само справляется. Именно они удерживают властьимущих в их креслах и именно они развращают наших детей.

Украинский журнал "Ласточка", который выходит в Италии, опубликовал заметки своей читательницы-заробитчанки, которая после многих лет, проведенных на чужбине, вернулась в родной город. То, что она там увидела, возможно, побудит многих матерей задуматься над тем, что они находят и что теряют.

- Я вернулась во Львов рано утром и решила пройтись родными улицами пешком. Навстречу мне шла стайка подростков, каждый с пивом в руках. Они кричали, матерились и неестественно смеялись. "Наркоманы. Матери на заработках за границей, а они, бесконтрольные, уже утром накололись и ходят кругами по городу", - сказал мне дворник, неподалеку подметающий улицу.

И екнуло у меня сердце – а что если и мой таким стал. К счастью, Бог миловал. Но и своего сына я встретила совсем другим - надломленным, циничным и показушно дерзким. Так он мстил мне за те годы, которые прожил без меня. Уже позже сын сказал мне слова, которые расставили все точки над "і".

"Мама, знаешь, что я больше всего ненавижу? Италию! Потому что она украла у меня детство".

Сколько сегодня в Украине таких ненавистников! Они ненавидят Италию и Испанию, Америку и Грецию, Германию и Португалию, которые рассоединили их с самыми родными и близкими людьми – их матерями.

Возможно, когда они вырастут и поймут, кто был настоящим виновником их страданий, то сделают так, чтобы не ехали на унизительную работу за границу, в невольницы ХХІ века уже матери их детей. Может быть.

Валентин Табунский, Нью-Йорк

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде