"Сезонные обострения", как проявление сущности украинской политики

Вторник, 22 апреля 2008, 19:35

Отечественная политика живет по своим собственным, неписаным законам. Любой наблюдательный зритель уже давно вывел для себя определенные формулы относительно временных закономерностей политического процесса.

В частности, когда наступает апрель и октябрь, общество должно быть готовым к очередному политическому кризису. В частности, об этом свидетельствует опыт последних лет, когда как раз на вышеназванные месяцы (плюс-минус несколько недель) приходились пики обострения политических разногласий.

Все это может показаться определенным "мистическим совпадением" и побуждать к обширным размышлениям относительно того, какое расположение звезд способствовало этому. Но на самом деле объяснение подобным явлениям вполне прозаично.

Кризисы происходят четко по графику потому, и только потому, что они запланированы заранее и включены в политический график.

Как раз середина весны и начало-середина осени - лучшее время для того, чтобы устроить "кризис". С одной стороны, широкие круги общественности еще не очень проникаются летними хлопотами.

С другой, погодные условия уже достаточно благоприятны для проведения многочисленных "акций протеста" или митингов. Именно в этот период можно собрать как можно большую публику, презентовав максимальную "поддержку" со стороны населения.

Наверное, сами отечественные политики также думают и о своем комфорте: очевидно, что и зимой и летом приятнее находиться не под палящим солнцем или пронизывающим зимним ветром, а в других, более благоприятных для здоровья местах.

Поэтому, каждый год провоцируются весенний и осенний политический кризисы, цель которых состоит в обеспечении надлежащего уровня социального контроля элиты (или так называемой элиты – как кому больше нравится) над широкими слоями населения.

Разногласия (национальные, социальные, экономические) в Украине настолько глубоки, что без периодических всплесков напряженности, общество, фактически, не может обойтись.

Однако у этих всплесков могут быть разрушительные последствия, в первую очередь, для существующего общественного порядка и политического устройства, а потому не могут не привлекать внимание представителей высших слоев общества.

Соответственно, намного удобнее придумать кризис, отмобилизовать под него людей, дать им выплеснуть накопленные эмоции и недовольство и получить, в конечном счете, возможность ничего реально в обществе не менять.

Соответственно, схема кризиса по-украински вполне выразительна. Сначала придумывается проблема. Например, одна из ключевых политических сил внезапно "вспоминает", о серьезной угрозе государственности: сепаратисты, националисты, коммунисты, атлантисты, скинхеды, нелегальные мигранты или депутаты, наделенные неприкосновенностью.

Потом, согласно заданной теме, формируется информационное пространство: сюжеты на телевидении, статьи в газетах, темы ток-шоу и т.п.. Политическая общественность раскалывается на две большие группы, которые отстаивают разные точки зрения на проблему. Как результат, сфабрикованная тема перемещается на первый план в общественной дискуссии, занимая первое место в опросах общественного мнения.

Потом следует обострение и решение проблемы. Все стадии происходят при активном привлечении общественности, которой, таким образом, предоставляют возможность почувствовать свою значимость.

"Кризисы по графику" позволяют относительно небольшой социальной группе иметь стабильную поддержку со стороны широких слоев населения. Последние, выливая всю социальную энергию в бесплодных дискуссиях между собой относительно НАТО, статуса языков или регионов, после завершения кризиса впадают в состояние политической апатии.

Это вполне удовлетворяет отечественную политико-бизнесовую элиту поскольку позволяет протолкнуть в это время самые непопулярные решения относительно приватизации, цен или налогообложения. У таких решений есть надежное "прикрытие" со стороны дезорганизованных, разочарованных и пассивных членов общества.

Очевидно, что подобная система утвердилась только за счет неразвитости отечественного гражданского общества, которое в развитых государствах отвечает за формирование повестки дня через посредничество многочисленных неправительственных организаций.

В Украине, где последние относительно немногочисленные и раздробленные, повестка дня формируется свыше, а потому публично обсуждаются не проблемы налогообложения, справедливой оплаты работы или прав малого бизнеса, а языка и внешней политики.

Именно поэтому, фактически, последние полтора десятилетия "реформ" не решили ключевые проблемы общественного развития. В частности, административной или судебной реформы. Украинская независимость – период постоянной подмены: подмены развития экономики приватизацией, социальных реформ социальными выплатами, трансформации политической системы сменой "лиц" при власти.

Изменить это можно только за счет гражданского сознания и активности людей, которые находятся за пределами навязываемой системы стереотипов.

В этом контексте вспоминаются многочисленные заявления отечественных политиков о том, что "нам нужно создавать гражданское общество". Действительно, пока они будут создавать гражданское общество, его не будет существовать. Государство станет полноценным тогда, и только тогда, когда гражданское общество выстроит его "под себя".

Петр Олещук, политолог, для УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде