Оранжевые уроки. Или сколько глав нужно Украине -2

Четверг, 22 мая 2008, 13:44

Читайте также Оранжевые уроки Или Сколько глав нужно Украине?

Фактически перед Украиной стоит выбор между двумя моделями: президентской республикой, когда главой исполнительной власти является президент, который может назначать себе премьера, а может и сам управлять, и республикой парламентской, когда главную исполнительную должность занимает премьер, которого избирает парламент или определенная ассамблея народных избранников.

Принципиальная разница между ними состоит в способе избрания – прямом или представительном – высочайшего должностного лица в государстве и, соответственно – подотчетности этого лица. Разные комбинации парламентско-президентские наоборот не рассматриваются здесь в силу названных выше причин.

Существует мнение, что парламентская форма более демократическая, поскольку премьер подлежит значительно более пристальному контролю со стороны лучших представителей нации, что уберегает его от соблазна непрогнозируемых решений. Однако, следует заметить, что это "у них" парламент является средой людей морально достойных и законопослушных.

В специфических условиях современной Украины с ее пропорциональной избирательной системой, когда все вопросы – кого выбирать и как выбирать – решаются денежными мешками и их владельцами, высший законодательный орган является если не сборищем олигархов, то чем-то очень на это похожим.

Принципы, по которым олигархи избирают президентов и премьеров, были сформулированы еще в ХІХ веке, когда один американский магнат на вопрос: какой президент нам нужен? – ответил: "Выбирайте самого глупого". Чтобы не мог самостоятельно мыслить и забывать, кто его кормит.

Можем ли мы доверять свою судьбу такой организации? Тем более – судьбу нашего государства и наших детей? Вопрос выглядит риторическим, особенно учитывая цены "решения вопросов".

Из этого можно сделать вывод: главу Украины должен избирать народ. И наделять его таким объемом полномочий, который бы не допускал сомнений в его ответственности за состояние дел в государстве.

Возможно, в таком случае желающих быть президентом в Украине и стало бы меньше.

Парламентская система в "цивилизованных" странах держится на политических традициях. И традиции эти побуждают своих сторонников совсем не к злоупотреблениям своими правами. Политическая традиция каждой страны формируется и шлифуется столетиями. Формы правления современных цивилизованных стран сложились во времена монархий и буржуазных революций.

При монархии, функции субъекта власти (суверена) выполняет монарх – политическое лицо, народ для которого является совокупностью подданных, а не свободных граждан. Монарха избрать невозможно, он существует не учитывая волю отдельных граждан на правах преемственности – наследственности власти.

В США в XVIII столетии субъектом власти чуть ли не впервые в истории был провозглашен народ. Поэтому в США главой государства и правительства является президент, которого избирает общее большинство. Помимо США в 1789 году республикой стала Франция. Поэтому там тоже правит "сильный" президент.

В плане социально-экономического прогресса в ХІХ столетии общество, которое состояло из бесправных подданных наследственной короны, было образованием крайне неэффективным по сравнению со странами свободных граждан. Поэтому в Европе произошли социальные катаклизмы, результатом которых стало повсеместное преобразование абсолютных монархий в конституционные.

Основа конституционной монархии - это конституция, другими словами – объективное законодательство, которое является продуктом деятельности демократически избранного парламента. При этом, однако, монарх остается главой и символом государства, гарантом традиций и общественного порядка.

Понятно, что ни одному политику в таких странах и в голову не придет ставить пост монарха в качестве следующей ступени своей карьеры. Помимо всего прочего, монарх является хранителем моральных принципов и всегда может указать место чрезмерно активному "деятелю".

Главой исполнительной власти в таком случае может быть только премьер, причем избранный не всенародно. Иначе бы воля народа в виде "всенародно избранного" противостояла наследственному символу государства.

Очевидно, что парламентская форма правления является способом устранения такого противостояния, жертвованием гражданами определенных политических прав во имя исторически-традиционного символа государственности.

В тех же странах, где монархий исторически не было, или политическая традиция базируется на демократических правах граждан скорее, чем на старинных традициях, главами исполнительных властей являются президенты.

Некоторые исключения представлены несколькими странами, в которых старые традиционные монархии были уничтожены социальными революциями в ХХ столетии, когда структуры демократических обществ были уже сформированы и устоявшиеся, как, например, – Италия и Германия.

В этих странах не стали менять всю отработанную политическую систему, а просто заменили символического монарха символическим президентом.

С точки зрения политической эффективности, такая форма правления выглядит немного сложной и архаической, как перестроенный под современный отель старинный замок со рвами и башнями. Но главное – ее жизнеспособность базируется не на структуре, а на политической традиции общества.

В СССР роль монарха взяла на себя КПСС.

В Украине такой традиции нет. Поэтому совсем непонятно зачем нам вместо простой, демократической и эффективной президентской власти выстраивать химеры, основным эффектом которых будет только возможность перманентного избежания ответственности власть имущими.

Парламентская форма правления была бы оправдана в Украине, если бы у нас существовала старая монархическая традиция, каста "благородной аристократии" со всеми ее преемственными моральными добродетелями. Но у нас это не только не присутствует, но кажется сейчас генетически чуждым нашему национальному типу.

Кто сегодня из политически влиятельных граждан Украины может служить образцом национальной нравственности? Кто из них способен, скажем, застрелиться по моральным мотивам?

Коль занимал пост канцлера ФРГ на протяжении 14 лет. Он получил страну в глубоком экономическом кризисе, а оставил объединенной и процветающей. Когда Коль покинул пост канцлера, он должен был выселиться из государственного жилья. Вполне приличный и опрятный домик, с прислугой, все как надо, однако по размерам скромнее любого "сиротинца" в Новых Безрадычах.

Во времена канцлерства Коля его 24-летний сын попал в прессу. Нет, он не ездил на контрабандных авто, стоимость которых в десятки раз превышала зарплату отца. Он не парковался в пешеходных зонах в центре Берлина.

Он только нарушил правила уличного движения. За такое в Германии не всегда и наказывают. Но ведь это – сын канцлера. Моральное лицо нации! Поэтому сын Коля заплатил за свой штраф сполна, а его отец – всенародно извинился.

После Второй мировой войны американская оккупационная администрация сделала все возможное, чтобы ликвидировать монархию в Японии. Но в последний момент какая-то мудрая голова предупредила начальство, что это может иметь катастрофические последствия. И не только для японцев.

Императора в Японии оставили. Он выступил по радио, тихим голосом поблагодарил народ за поддержку и высказал личное мнение, что поднять родную страну из сплошных руин может только самоотверженная работа каждого на своем посту.

Правительство Японии сразу же решило работать по 14 часов в сутки без выходных и отпусков. За каких-то двадцать лет Япония прошла путь столетий и стала одной из ведущих экономических сил мира.

Двор королевы английской тратит на себя немного больше средств, чем наш Секретариат президента. При более чем 2 триллионах долларов ВВП против наших 321 миллиардов они могут себе такое позволить.

В годы Второй мировой войны Англия жила немного лучше, чем современная Украина: бездомных детей там почти не было и обычный англичанин мог купить себе на свою зарплату не только хлеб и картофель. Но экономические проблемы были. Немцы держали Британские острова в блокаде, а все свободные ресурсы забирало военное производство.

Королева Елизавета ІІ распорядилась не отапливать дворцы и не подавать на стол импортные товары. Всю войну так и прожила. Все шесть лет. Если бы война продлилась дольше – жила бы так до конца.

Когда возник дефицит сырья – приказала отдать в переплавку все "лишние" украшения из королевских имений. Поэтому каждый сознательный англичанин высказал свое "фе" радикалам, которые после войны начали ликвидировать институт монархии в Великобритании.

Самый великий француз Шарль де Голль пошел в отставку, когда его рейтинг сократился до 56%. Он считал, что править страной может только человек со всенародным доверием.

Есть ли у нас такие люди? Наверное, есть. Но проблема в том, что ни один политик не будет честным, если быть честным ему невыгодно. Если премьера избирает парламент, то остальные украинцы могут избирать только некоронованного монарха, а не демократического лидера. И этот недоделанный монарх сможет делать все, что угодно, а всю ответственность валить на правительство и парламент. Нужен ли нам такой паразит за сотни миллионов гривен?

Если парламент будет избирать президента, то главной функцией последнего будет имплементация моральных традиций в политическую жизнь. Кто и какие моральные традиции будет гарантировать в украинской реальной политике?

Если обратиться к нашему историческому опыту, то для украинцев всегда было традиционным прямое народовластие, которое окончательно сформировалось в XVII веке в виде гетманской формы правления.

Гетман – глава государства, полномочия которого можно сравнить с полномочиями очень сильного президента, избирается всенародно (в тогдашних исторических реалиях – всеми полноправными гражданами) и руководит деятельностью писаря (приблизительно как премьер, госсекретарь или канцлер), атамана (военный министр) и т.п..

По убеждению украинских национально сознательных политологов, американская и французская демократические модели выходят из Конституции Филиппа Орлика, а она, в свою очередь – из Гадяцких соглашений Выговского.

Некоторый смысл в этих убеждениях все-таки есть, но главное не это, а то, что украинская гетманская модель больше чем триста лет назад уже была не просто красивой идеей, а апробированной реальностью системой управления, органически присущим нашей ментальности демократическим ответом на абсолютистские традиции тех времен.

В истории Украины было несколько более или менее успешных в политическом и социально-экономическом плане периодов, когда ею правили единолично гетманы. И было несколько совершенно позорных страниц, когда исполнительную власть на себя перебирали парламенты и назначенные ими лица.

Если рассмотреть проблему выбора формы правления с точки зрения ее возможности перерастания в диктатуру, то надо заметить, что Гитлер был канцлером, назначенным президентом.

Демократически назначенный Гитлер готов был пожертвовать всем немецким народом, а наследственный император Хирохито – пожертвовать собой первым во имя своего народа.

Можно ли утверждать, что сильный президент является угрозой для демократии?

Реальность убеждает в противоположном – импотентный президент может править только в стране олигархов, сильный президент является символом демократии. А основа демократии заключается в тех нескольких сотнях тысяч агрессивно настроенных людей, готовых ради ее принципов смести любого президента или диктатора.

Оранжевая революция доказала, что у нас такие люди есть. Так следует ли сомневаться в том, что мы сможем проконтролировать и сильнейшего президента?

Александр Бобик, для УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде