Если не президент, то кто?

Понедельник, 2 июня 2008, 14:42

Продолжение. Первую часть читайте здесь Конституция слишком важная вещь, чтобы доверить ее политикам.

В Украине, идея конституанты – не нова. Во время распада Австро-Венгрии, в октябре 1918 года, Украинский Национальный Совет, созданный из украинских депутатов австрийского парламента и краевых сеймов Галиции и Буковины, провозгласил себя Украинской конституантой.

Он даже успел принять "Основной временный закон" (13 ноября 1918). Развитию конституционного процесса воспрепятствовали польская и румынская оккупации.

За год до этого на территории УНР готовились выборы Учредительного собрания. Но наступление большевистских войск сорвало эти выборы на значительной части Украины. А после временного изгнания большевиков конституционный процесс наладить не удалось.

В феврале 1996 года Верховная Рада рассматривала законопроект, предусматривающий принятие Конституции посредством механизма Конституционного собрания. Но в тот раз депутатам удалось принять Конституцию без созыва конституанты.

Через 10 лет украинцы начали возвращаться к этой идее. В марте 2006 члены УНА-УНСО, сторонники "Третьего Гетманата", снова предлагали созвать Конституционное собрание.

В июле того же года бывший политзаключенный Иван Гель обратился к Виктору Ющенко с открытым письмом, в котором, в частности, требовал созыва КС. А в ноябре уже Тарас Стецькив в одном из интервью предложил собрать КС.

За принятие Конституции посредством КС много лет агитирует бывший нардеп Анатолий Ткачук. Он предлагает создать – по французскому образцу – "Третью Республику" (после УНР и нынешней – Второй; не путать с "Третьим Гетманатом"!).

А путем к ней, по его замыслу, должна быть именно конституанта.

Сергей Дацюк в апреле 2007 опубликовал свои предложения относительно конституанты. По его словам, это единственная из форм прямой демократии, которую в Украине еще не применяли (в отличие от выборов, референдума и давления на власть путем публичного массового волеизъявления).

На взгляд аналитика, идею конституционного собрания общество применяет тогда, когда политические элиты не репрезентируют общественные интересы и/или не могут достичь компромисса в ситуации, которая угрожает территориальной целостности страны или безопасности граждан.

Предложения Дацюка отличает определяющая роль территориальных общин в созыве Конституционного собрания. Согласно его идеям, КС должно было бы созываться по требованию большинства территориальных общин страны. И действовать они начинают с момента формирования их состава большинством территориальных общин.

Другой новацией Дацюка является запрет участия в конституанте не только "чиновников", но и просто членов политических партий.

На период действия КС, деятельность всех остальных представительных органов ограничивается – они должны обеспечивать функционирование государства, но не могут принимать решения, изменяющие главные экономические и политические нормы – приостанавливается распределение или продажа земельных участков, не допускается смена владельцев предприятий, вокруг которых есть конфликт.

Еще одна новация Дацюка – КС разрабатывает Конституцию путем КОНСЕНСУСА. Некий польский сейм времен 1-ой Речи Посполитой. Но следует помнить, как грустно закончило это государство...

С последним обострением конституционного зуда у ведущих политических игроков Украины альтернативная идея созыва конституанты становится все популярнее – как в экспертной среде, так и среди "маргинальных" политиков.

В октябре 2007 года собрался даже круглый стол "Продолжение политического кризиса или Конституционная ассамблея?". Участие в нем приняли как политологи, юристы-конституционалисты или правозащитники (Владимир Горбач, Игорь Колиушко, Игорь Когут, Евгений Захаров, Анатолий Ткачук, Андрей Ермолаев, Владимир Золотарев и т.п.), так и некоторые политики "второго эшелона".

Например, Юрий Збитнев презентовался как "председатель оргкомитета по созыву Конституционного собрания". Он заявил, что собственно этот круглый стол и должен стать началом работы оргкомитета.

Большинство участников круглого стола очень положительно отнеслись к идее Конституционной ассамблеи. Диссонанс прозвучал только в выступлении Ермолаева. На его взгляд, Конституционная ассамблея не может быть законодательным органом. Она может только разрабатывать и обсуждать концепции будущей Конституции, а потом поручить ее судьбу взрослым дядям – президенту и нардепам.

Иначе в стране будет два законодательных органа, что приведет к новым кризисам. На пространстве от США к Индии не привело, но у нас, конечно же, особый путь...

В начале этого года опубликовал свои предложения относительно Конституционной ассамблеи известный юрист-конституциалист Игорь Колиушко. Эксклюзивное право Верховной Рады на изменения в Конституции он подтвердил двумя подзабытыми решениями Конституционного суда: от 11 ноября 1997 года.

("Принятие Конституции Украины ВРУ было непосредственным актом реализации суверенитета народа, который только одноразово уполномочил ВРУ на ее принятие").

И от 3 октября того же года, где четко говорится об УЧРЕДИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ.

("Конституция страны как Основной Закон государства по своей юридической природе является актом учредительной власти, принадлежащей народу. Учредительная власть относительно так называемых установленных властей является первичной").

Колиушко предлагает провести конституционную реформу в два этапа:

- принятие закона о Конституционной ассамблее и новой редакции закона о всеукраинском и местном референдумах;

- принятие новой Конституции Конституционной ассамблеей и утверждение ее на всеукраинском референдуме.

Ассамблея, по мнению Колиушко, должна формироваться путем всеукраинских выборов.

Она может созываться президентом.

300 народных избранников определяются на основах комбинированной избирательной системы (100 – пропорциональной системы по партийным спискам; потом по 3 от каждого из 27 регионов на основах мажоритарной системы с правом местных советов выдвигать кандидатов; остальные – в одномандатных округах на основах мажоритарной системы, когда кандидаты выдвигаются общественными организациями и путем самовыдвижения).

Кроме существующих требований к народным депутатам, к народным избранникам Конституционной ассамблеи, эксперт предлагает выдвигать дополнительные – например, наличие высшего юридического (как вариант – философского, политологического) образования.

Вдобавок, на протяжении 5-10 лет, после принятия всеукраинским референдумом новой Конституции, бывший народный избранник не имеет права быть главой государства, депутатом парламента, членом правительства, судьей Украины, руководить центральным органом исполнительной власти.

Этим действующим должностным лицам запрещается баллотироваться в Ассамблею.

Предлагается установить максимальный срок полномочий ассамблеи (например, год) и перечень оснований для их прекращения.

К этим полномочиям эксперт предлагает отнести разработку проекта новой Конституции (в случае провозглашения всеукраинского референдума по ее утверждению) или принятие ее новой редакции, принятие законов о внесении изменений в разделы I, III, XIII, а также законов, предусматривающих изменение конституционного устройства.

Следует отметить, что действующая Конституция по своему духу ужасно далека от идеи конституанты, а потому очень тяжело найти в ней щель, через которую эту идею можно было бы применить к настоящему Основному Закону.

Единственной небольшой щелью, которую нашли в нем энтузиасты Конституционной ассамблеи – это часть третьей статьи 5. В ней говорится о том, что народ, как носитель суверенитета и единственный источник власти, может реализовать свое соответствующее право путем принятия Конституции на референдуме.

Негусто. А главное, что в рамках действующей Конституции конституанта в Украине если и будет, то только несуверенная.

Но это только объективные препятствия. А есть еще и субъективные. Наши юли и вити (не говоря уже о мандатированной мелочи) совсем не заинтересованы ни в какой конституанте, поскольку хотели бы и дальше кроить Конституцию под себя.

Что делать?

Ответ пытается найти член Гражданского конституционного комитета Владимир Горбач. Ищет он его через будущее Виктора Ющенко, который "пришел к власти (…), как настоящий герой. (…); выйти из нее ему нужно также достойно".

Ющенко надо войти в историю Отцом Конституции (новой, очевидно). По мнению Горбача, продуктивным путем для президента может быть союз с гражданским обществом для реализации идеи учредительной власти через Конституционную ассамблею.

Именно она, а не президент, должна вынести на референдум проект Конституции. И вообще, для успеха дела президенту нужно сразу объявить, что, оставляя Украине новую Конституцию, он в новом избирательном цикле не будет претендовать ни на какую политическую должность.

Это, по мнению политолога, поставит Ющенко в один ряд с Вацлавом Гавелом.

Произойдет ли так? Президент действительно сделал определенный шаг в правильном направлении, создав Национальный конституционный совет – своеобразное соответствие Конституционного совещания, которое действовало в России перед принятием Конституции 1993 года.

НКС, конечно, более репрезентативный вариант, чем конституционная комиссия Верховной Рады. Но не настолько, чтобы заменить собой конституанту.

А если не президент, то кто? Какие влиятельные политические силы способны подняться над собой и начать лоббировать идею конституанты?

Автору известен только один политик, который выступал за Конституционную ассамблею, не только оказавшись за пределами парламента, но и вернувшись туда. Это Тарас Стецькив, который совместно с коллегами Стретовичем и Томенко зарегистрировал в марте 2008 года в ВР законопроект о процедуре подготовки новой редакции Конституции.

Согласно проекту, разработанная Ассамблеей новая редакция Конституции должна быть вынесена на всеукраинский референдум. А сам процесс подготовки такой редакции начинается по инициативе (то ли народной, то ли депутатской, то ли президентской) принять новую редакцию.

Как и в предложениях Колиушко, Конституционная ассамблея должна состоять из 300 народных избранников, избранных по тем же трем разным системам. Отличие – при выборах в одномандатных округах депутатский проект не предусматривает самовыдвижения.

Ограничения в праве избираться в Ассамблею – те же, что и у Колиушко (плюс граждане, у которых есть судимости за совершение умышленного преступления, минус граждане с высшим юридическим образованием). Эти же должности народные избранники не будут иметь права занимать на протяжении 5 лет после утверждения новой редакции Конституции.

Ограничений, связанных с партийностью (как в предложениях Дацюка), не предусмотрено. Народным избранникам гарантируется неприкосновенность.

Полномочия Ассамблеи прекращаются с момента принятия ею решения о вынесении новой редакции Конституции на референдум (или, наоборот, о неизменности Конституции). Эти решения принимаются не менее чем 2/3 от конституционного состава Ассамблеи (а не консенсусом, как предлагал Дацюк).

О моратории на время работы Конституционной ассамблеи для других представительных органов на принятие решений, изменяющих главные экономические и политические нормы жизни, в законопроекте Стецькив-Стретович-Томенко речь не идет.

Кроме того, в комплект к этому законопроекту просится еще один – об изменениях в закон о всеукраинском референдуме.

Созыв конституанты может стать (пусть на некоторое время) той "национальной идеей" для соборной Украины, которую столько лет все безуспешно ищут. Только она может объединить восток и запад, которые ничто больше, кроме люмпенской мечты о росте благосостояния, не объединяет.

В "цивилизованных" странах Учредительное собрание, обычно, созывают в переломные моменты истории – ради "перезагрузки" политической системы.

В Украине таких моментов было два – провозглашение независимости и Помаранчевая революция. Но обе возможности украинцы "провтыкали". Ждать теперь очередную революцию? Или пережить оккупацию и освободиться от нее?

Впрочем, главное – не побить рекорд Аргентины.

Андрей Квятковский, "Западная аналитическая группа", для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде