Балога так и не вышел из тени

Понедельник, 14 июля 2008, 13:52

Виктор Балога занялся обустройством своего политического будущего на время после завершения президентского срока Виктора Ющенко.

Находясь на вершине власти, Балога создает проект, с которым он получит легальный инструментарий влияния даже после отставки с Банковой. В субботу состоялся первый публичный обзор проекта "Единый Центр", отцом которого является глава секретариата президента.

В украинской политике сложилась традиция – если хочешь показать оппонентам зубы и финансовую мощь, то не жалей денег на аренду и устраивай съезд во дворце "Украина". Оценят, по крайней мере, журналисты, которые отметят этот факт в репортажах. Итак, в разные времена здесь тусовались "Злагода" имени Леонида Кучмы, блок Тимошенко и Партия регионов. Заявку на статус серьезной силы решил сделать и "Единый Центр".

  В национальных цветах и с шароварами. Так выглядит извне новая опора Ющенко

Первой в зал стала заходить…региональная пресса. Преимущественно это были люди из местных государственных телекомпаний, которые приехали в Киев вместе с делегатами от областей. Мелочь, свидетельствующая об административной составляющей в развитии партии.

Фотографы, которые пришли на событие раньше времени, плакались – "некого снимать!" В зале, в самом деле, были исключительно незнакомые лица. Лишь в первом ряду одиноко грустил днепропетровский губернатор Виктор Бондарь. Этот чиновник, 1975 года рождения, запомнился конфликтами с Тимошенко, которой не понравилась его привычка общаться менторским тоном.

– Пора убрать с арены всех этих постсоветских политиков, которые только и думают о выборах президента, – назвал Бондарь цель создания "Единого Центра".

Через некоторое время к нему подсел депутат Виктор Тополов – один из главных доноров ЕЦ, который отдал для потребностей партии свою недвижимость.

Кроме Виктора Бондаря, в "Единый Центр" вступил Бондарь Владимир – бывший губернатор Волынской области.

– Говорят, это сейчас добрая примета – поздороваться с двумя Бондарями, – протиснулся к ним через толпу губернатор Ровенской области Виктор Матчук.

Концентрация бывших и нынешних чиновников является одной из особенностей "Единого Центра". Так, с 27 областных ячеек партии половину возглавляют представители власти. Это и губернаторы, и их заместители.

А если руководители области хотели создать иллюзию непричастности к делам ЕЦ, то партийную организацию возглавляли их подчиненные – начальники управлений обладминистрации. В некоторых областях к рулю обкомов ЕЦ просто стали люди с удостоверением советника главы президентского секретариата.

Сам Балога тоже впервые официально засветился возле своего детища только в субботу. Он сделал все, чтобы его появление было максимально незаметным, а пресса практически не имела возможности его фотографировать.

Виктору Балоге не очень нравятся вспышки фотокамер возле его лица

– О, а я сяду здесь, – сказал шеф президентского секретариата, выбирая место подальше от других главных действующих лиц.

Правда, спокойно настроиться на патетичную презентацию своего детища ему не дали рядовые ецыки.

– Виктор Иванович, я уже три месяца в партии – помогите оформить членство! – подбежала к главному действующему лицу женщина.

– Успокойтесь, все будет хорошо, – Балога взял на себя функции психотерапевта.

– Виктор Иванович, почему у вас такой помпезный съезд? – атаковали Балогу журналисты.

– Вы знаете, любой съезд – это шоу. Это на ХХV съезде КПСС решали программные вопросы. А после этого все съезды – это повсюду больше шоу, – развел руками Балога.

Шоу в самом деле готовили, не жалея бюджета молодой партии с непонятными источниками финансирования. Съезд транслировался по Первому национальному телеканалу, чего себе не позволяла даже СДПУ(о).

Сцену дворца "Украина" превратили на огромный экран, где один лозунг ЕЦ изменялся другим. Напоминало это все огромный монитор компьютера, на котором загрузили веб–страницу "Единого Центра".

Контрастом к прогрессивной видео-инсталляции стало традиционное начало съезда с "Боже єдиний, великий..."

Петь гимн позвали еще незваную в политику "Пиккардийскую терцию"

– Виктор Иванович, надо встать, – подсказал Балоге кировоградский сосед.

– А, точно! – вскочил тот.

– Глава партии "Единый Центр" Иго-о-орь Кр-р-риль! – конферансье объявил выход главного персонажа этого вечера с таким рвением, как будто это был, по меньшей мере, Владимир Кличко.

Криль вышел к трибуне с установленными перед ним суфлерами и начал... застегивать свой пиджак. Справившись с задачей, формальный лидер ЕЦ и ближайший соратник Балоги произнес речь. Очевидно, ее авторы посчитали нужным вложить в нее весь имеющийся арсенал клише и штампов.

– У нас нет объединенной элиты, которая не на словах, а на деле работает для людей, – признался Криль, который уже второй созыв входит в ту же элиту.

Критика Тимошенко напрямую не прозвучала – был только удар издалека.

– Главная проблема нашей страны – это фальстарт президентской кампании. Правительство, которое возглавляет кандидат в президенты, обречено на конфликт с действующим президентом. Так было при Тимошенко и Януковиче. И только когда было правительство Еханурова, страна спокойно развивалась...

Выступая, Криль то говорил от себя, то поворачивал голову к двум суфлерам, которые окружали его справа и слева.

– О, точно такие суфлеры, как были у Януковича, – заметила пресс-секретарь Балоги, которая сидела рядом с шефом.

– Это мои! Я еще как пришел на работу их купил, – то ли шутки ради, то ли серьезно сказал глава секретариата.

Тем временем Криль продолжал с присущим пафосом.

– В марте мы дали новый импульс обществу. Людям надоело наблюдать за конфликтами в Верховной Раде, слушать об успехах очередного правительства, но не ощущать их на себе... Мы формируем единую команду, чтобы сказать: так дальше нельзя!

Балога, который сидел перед сценой, не мог долго наслаждаться этой политической сахарной ватой.

– Что хорошо в этом зале – что здесь кондиционеры, а то бывает..., – размышлял Балога вслух.

– Да что говорить! Престижный зал! – похвалил Балогу кировоградский делегат. – Такой уровень! Сразу показываем оппонентам серьезность проекта. Сейчас как стрельнем! Пусть услышат залп "Авроры"!

Похоже, активист на своей приподнятой волне не понял физиологическую сторону фразы Балоги о кондиционере. Глава секретариата в ответ только вздохнул, а через некоторое время обратился к своему пресс-секретарю.

– У тебя салфетки есть? – спросил Балога.

– Не взяла, – ответила Юлия Ершова.

– Ех... – вздохнул Балога.

Тем временем Криль продолжал со сцены:

– Все политики проникаются только вопросом, какая коалиция лучше. Поэтому "Единый Центр" - за президентско-парламентскую форму правления.

Следующее предложение было бы не менее сладким для ушей Ющенко – это принятие Конституции на референдуме.

Понимая, что ниша правых партий занята, Криль позиционировал "Единый Центр" как проект с размытой идеологией, чтобы понравиться "и вашим, и нашим". Залог этого – максимальная размытость программных основ.

– Мы обеспечим развитие украинского государственного языка и языков национальных меньшинств, – Криль как мог, избегал конкретики.

– Мы должны прекратить манипуляцию фактами истории. Власть может обеспечить достойный уровень жизни всем, кто воевал за Украину, – призывал лидер ЕЦ.

И шухевичефилы, и шухевичефобы должны были бы быть довольны таким трактованием. Избегал Криль конкретики и в непопулярном вопросе вступления в НАТО.

– Украина только выиграет от сотрудничества с разными системами коллективной безопасности. И только народ на референдуме скажет, к какой системе присоединиться, – заявил Криль.

В вопросах, где надо высказывать конкретную позицию, ЕЦ этого избегал. Но с огромным удовольствием партийный лидер говорил что-то неконкретное по типу:

– Личное счастье каждого человека может стать приоритетом для государства.

– Вы только подумайте, Виктор Иванович! – глаза у соседа Балоги горели. – Ни одна партия не додумалась прописать счастье человека в свою программу!

– Ага, – вздохнул глава секретариата, рассматривая свой телефон.

Дальнейшие речи единоцентристов были еще более шаблонными. Пафос Леси Оробец явным образом не отвечал политическому опыту девушки, которая стала депутатом только потому, что Балога захотел сделать широкий жест памяти ее отцу.

– У меня есть мечта..., – начала Оробец, чем, наверное, очень развеселила Мартина Лютера Кинга на небесах. Леся, похоже, вспомнила все "примочки" ораторского искусства, которым ее научили в университете.

– У меня есть мечта – сильная и зажиточная страна! И ради этого следует жить! В таком государстве я хочу рожать и воспитывать детей! Я сделала свой выбор, – сказала молодая депутатка, имея в виду, наверное, собственную беременность.

Иногда съезд ЕЦ напоминал тренинг молодых кандидатов в президенты....

– Какая молодец, какие жесты, все! – не сдержался Балога.

Следующий докладчик – экс-мэр Харькова Шумилкин, который возглавляет областную организацию "Единого Центра". Снова много текста и мало сути.

– Мы должны найти простые слова, что нет причин раскалывать страну! Мы должны находит ответы, которые не разъединяют, а объединяют...

Съезд длился уже второй час, и глава Севастопольской администрации Сергей Куницын стал чуть ли не первым оратором, который высказал конкретное программное предложение – принять закон про город-герой Севастополь. А дальше и его занесло в пафос:

– Как символично, что наша партия рождается через 1020 лет после того, как Владимир крестил Русь в Херсонесе Таврическом!

Атмосферу партийного собрания попробовал разбавить городской председатель Славутича Владимир Удовиченко, который перешел в "Единый Центр" с НДП.

... а иногда одесскую юморину

– Я общался с Тарасом Григорьевичем Шевченко..., – заявил из трибуны странноватый мэр и принялся внимательно смотреть, как его заявление повлияло на зал, – Общался через портрет и спросил его – какие слова найти для этого съезда? И он мне ответил: "Об'єднайтеся, брати мої!"

В отличие от своей предыдущей реинкарнации  "Нашей Украины" – партия "Единый Центр" оказалась сторонником не народной охлократии, а строгой дисциплины. Со сцены выступили только девять заявленных ораторов. Никаких экспромтов.

– Думаю, после этого съезда к нам придет очень много людей, – самоуверенно подытожил обсуждение Игорь Криль.

Но, заявил он, их не будут брать в партию просто так – новобранцы должны пройти трехмесячный кандидатский стаж, во время которого они должны показать, чем могут быть полезны "Единому Центру".

Вторая новация – в отличие от большинства других партий, в ЕЦ ввели непрямые выборы председателя. Лидер "Единого Центра" будет избираться не съездом, а советом партии. Таким образом, здесь решили подойти к проблеме отсутствия харизматического вождя. Как только кто-то из известных претендентов даст свое согласие, то для его инаугурации не нужно будет собирать целый съезд.

В начале своей деятельности ЕЦ выбрал себе технического председателя – эту должность занял Игорь Криль. Но как раз накануне съезда Криль анонсировал, что, в конце концов, партию возглавит Виктор Балога.

Поэтому, когда был объявлен перерыв в работе съезда для того, чтобы в малом зале собрался совет партии, это выглядело как начало процедуры приведения главы секретариата к власти.

Сам Балога, идя на заседание совета ЕЦ, что-либо рассказывать журналистам отказался.

Говорить с журналистами Балога не очень хотел

– Говорить не могу – зубы болят, – объяснил он.

– А как же вы будете выступать?

– А я буду рукой махать!

Через час собрание за закрытой дверью закончилось.

– Кого же избрали? – спросила пресса у Виктора Тополова после окончания совета.

– Кажется, Балогу. Но я к тому времени заснул, – пошутил тот. Собственное остроумие так понравилось автору, что он пересказал это самому Балоге, который разговаривал в кулуарах с Куницыным. Все трое рассмеялись.

Стараясь протиснуться мимо прессу, бравшую его в блокаду, Балога снова надел маску таинственности.

– Сейчас все узнаете, – улыбнулась глава секретариата и сел на свое кресло в зале. К нему снова начали подтягиваться ходоки. Они не могли не воспользоваться возможностью попросить о помощи самого влиятельного однопартийца.

Время от времени Балога подзывал к себе помощницу и показывал, кого записать на прием.

А з дівчатами Віктор Іванович спілкувався з задоволенням
А с девушками Виктор Иванович общался с удовольствием

– Я вам обещаю, мы решим ваш вопрос до второго съезда, – успокаивал Балога соратницу по борьбе.

– Виктор Иванович, а можно к вам?

– Ты же знаешь – если это касается моей компетенции, ко мне. Если нет – к Петевке, – сдержанно объяснил субординацию руководитель президентского секретариата, который переключил внимание на очередного просителя с папкой документов в руках.

– Героя Украины имеете? – спросил его вдруг Балога.

– Нет... – поник тот.

– Ко дню независимости будете иметь! – похлопал деда по плечу глава секретариата.

Балога дал задачу пресс-секретарю пойти к Крилю и попросить организовать процесс так, чтобы журналисты позволили ему спокойно покинуть дворец "Украина", без пресс-конференций после завершения съезда.

– Ну что? – спросил он о результатах переговоров у Юлии Ершовой, когда та вернулась.

– Ответил, "ну что я могу сделать, если он более популярен, чем я", – процитировала она Криля.

Начало второй части съезда, где и должны были объявить главу партии, затягивалось по неординарной причине. Как оказалось, в то время по УТ–1 шел какой-то фильм. А, поскольку собрание ЕЦ транслировалось на Первом национальном, то все однопартийцы Балоги, которые скучали в своих креслах, ожидали завершения киноленты, чтобы партсобрание можно было подключить к эфиру.

В зале зрел кульминационный момент шоу. Когда, в конце концов, УТ–1 дал добро на продолжение трансляции, на сцену стали по одному вызвать членов президиума. В конце концов, вне подиума остались только Криль и Балога. Один из них и должен был быть назван как лидер ЕЦ. И здесь конферансье объявил:

– Член президиума партии Виктор Балога!

Глава секретариата выскочил на сцену и стал обниматься с Тополовым.

– Глава партии... Игорь Криль, – прозвучал голос за кадром.

Новопереназначенный председатель выскочил на сцену не менее стремительно и от возбуждения расплескал по сцене стакан с водой, который предусмотрительно поставили на трибуне.

– На этом съезде я ощутил, что мы вместе хотим изменений! – начал Криль тронную речь. – Мы пришли в общество, чтобы сделать жизнь лучше! Здесь на сцене – справа и слева от меня – есть не один человек, который может возглавить украинское правительство или Верховную Раду!

Ну и так далее. Но Криль ни словом не объяснил растерянным однопартийцам, почему не состоялось долгожданное событие с избранием Балоги лидером партии.

Уже после завершения пришлось слышать такое трактование: Балога должен сосредоточиться на работе главы секретариата, а технические функции, пока будет длиться развитие партии, и дальше будет продолжать выполнять Криль. Пока для ЕЦ не подберут сильного публичного вождя.

– Балога встал и предложил кандидатуру Криля, – пересказал события на заседании совета Сергей Куницын. – Это было красиво, я стал его еще больше уважать. Не у каждого из вождей есть качество... эээ, не стать еще большим вождем.

После окончания съезда отчитываться перед прессой вышел Криль. Ощущалось, что лидер "Единого Центра" обиделся на журналистов, которых интересовали по большей части технические детали, а не политическое будущее ЕЦ.

– Кто финансирует вашу партию, если через трех месяца после создания вы проводите такие помпезные съезды? – спросили у Криля.

– Вы другим партиям такие вопросы не задаете, – пришел в негодование герой этого дня. – Мы делаем все так же, как и другие партии – живем за счет членских взносов.

– Сколько стоило проведение съезда? – не унимались журналисты.

– Я уже ответил на этот вопрос, – отрезал Криль.

– Нет, вы не ответили! – продолжала настаивать пресса.

– Я уже ответил, что я не бухгалтер, а политик!

– Трансляция вашего съезда по УТ–1: это административный ресурс или это такой большой двухчасовой рекламный ролик?

– За все это было заплачено! – заявил Криль.

– А вы можете в понедельник предоставить общественности платежку? – поинтересовались журналисты.

– Можем-можем! Давайте и вы свой счет, мы и вам заплатим. Я знаю, что другие политики вам платят, – перешел на хамство Криль.

– Почему вы пользовались суфлером?

– У меня такое впечатление, что я нахожусь в пещерном веке! На таких мероприятиях, как партийный съезд, человек должен сказать определенные вещи, – продолжал отбиваться Криль.

Балога же, как и хотел, ушел со съезда, не будучи замеченным журналистами. Это полностью отвечало распределению функций в тандеме во главе политического проекта "Единый Центр".

Все фото Дмитрия Ларина

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде