Холодный ренессанс НАТО

Понедельник, 15 сентября 2008, 11:51

Давайте признаем тот факт, что грузино-российский конфликт был нужен НАТО. Так называемый процесс трансформации Альянса в последнее время стал больше напоминать тупиковую ветвь развития — противоречия между Европой и США в рамках НАТО достигли околокритических показателей.

Это понятно: ни атака на Нью-Йорк 11 сентября 2001 года, ни теракты в Лондоне и Мадриде не повлияли на умы европейцев настолько, чтобы увидеть в НАТО гаранта безопасности от скорее виртуальной, нежели реальной опасности, как терроризм.

Трансформацию НАТО, то есть перерастание блока из "военно-политического" в "политико-военный", а равно поиск новых угроз и путей их военной нейтрализации, ни поняли ни в Европе, ни в мире.

Вопреки всем прогнозам западных аналитиков, европейские страны после терактов 11 сентября не увеличили военные бюджеты, а некоторые, наоборот, продолжили их сокращение, ослабляя на национальных уровнях общую обороноспособность НАТО.

Одновременно экономическая связь европейцев с Россией позволяла последней умело усугублять противоречия в НАТО, — прежде всего, между США и их сторонниками в Европе, с одной стороны, и Германией с Францией и их последователей, с другой.

Резкое обострение противостояния с Россией как раз и играет сейчас роль внешней угрозы, которая на национальных уровнях сплачивает общества, а на международном — военно-политические союзы. Нынешняя безоговорочная поддержка Берлином и Парижем общей позиции НАТО — яркое тому подтверждение.

И Западный мир, и сама Россия добросовестно пытались жить без врагов после окончания холодной войны. У них не получилось. Мир без конкретных угроз оказался слишком неуютным для всех, и потребовал слишком серьезной перестройки в деятельности и государственных, и международных механизмов.

Возвращение к понятному и привычному миру холодной войны стало казаться куда более простым и приемлемым, было только непонятно – как это сделать. И тут началась история с Грузией...

Потому не лишь вина России в том, что ответ на ее действия на международном уровне оказался столь глобальным. Просто эти действия оказались совершенными в "нужное" время.

Белый Дом не преминул разыграть карту холодной войны. И, анализируя ходы Вашингтона, совершаемые сейчас, стоит признать их правильность. Главная ставка в этой игре делается, конечно же, на угрозу под названием "Россия".

Один из козырей США при этом – мировые ядерные проблемы. В дискуссии о возникающем сейчас противостоянии России и Запада почему-то считается само собой разумеющимся, в том числе в Европе, что речь идет исключительно о повторном сценарии "холодной войны", исключающем открытое вооруженное противостояние.

Аргумент при этом один — у России есть ядерное оружие. Мир действительно слишком привык к мысли, что "ядерная дубинка" — это уже давно не чисто военное, а военно-политическое, а к концу прошлого века — психологическое оружие. Но США сейчас начинает играть на том, что мир переживает период переоценки ценностей.

И вовсе не факт, что в этом процессе ядерное оружие не приобретет вновь статуса военного. Действительно, Европа сполна убедилась: реализовывая свои амбиции, Кремль способен зайти как угодно далеко.

Здесь стоит отметить один, на первый взгляд, незначительный ход со стороны США, а именно – сообщение об отзыве президентом Джорджем Бушем из Конгресса заявки на ратификацию соглашения с Россией о сотрудничестве в области гражданской ядерной энергетики.

Понятно, что разрыв такого сотрудничества едва ли может нести в себе какой-либо урон непосредственно экономическим интересам как Москвы, так и Вашингтона. Ядерные программы обоих стран имеют слишком мало точек соприкосновения, чтобы в какой-либо степени зависеть друг от друга.

Потому в таком шаге США видится исключительно политическая подоплека. Вместе с тем последствия разрыва ядерного сотрудничества едва ли можно классифицировать однозначно.

С одной стороны, США таким шагом открывают России более широкий простор для внешнеполитического маневра, фактически подталкивая Москву к сотрудничеству со странами, ядерные программы которых на Западе воспринимаются исключительно негативно.

Между тем, участие России, с ее огромнейшим потенциалом в этой области, может непрогнозировано эффективно стимулировать развитие таких программ, что уж никак не соответствует интересам Запада, в первую очередь, США.

Но, с другой стороны, хлопок дверью ядерного сотрудничества с США выглядит как провокация России…

Ведь сотрудничество с ядерными "нелегалами" наверняка бы вызвало широчайший резонанс, прежде всего в Европе. И соответствовало бы политике США, проводимой сегодня против России, равно как и сплотило бы европейцев вокруг НАТО и его противостоянии РФ.

В любом случае, если придется констатировать разрыв отношений США и России в области ядерного сотрудничества, стоит ожидать шага в стиле привычной для Кремля тактики неадекватных демаршей.

Сам факт широкого участия России, например, в иранской ядерной программе, серьезно подорвет имидж Москвы на международной арене. И – сплотит Европу под крылом НАТО.

Второй ход Белого Дома – получение согласия Польши на размещение на своей территории элементов третьего позиционного района ПРО США.

Причиной его, конечно же, стал все тот же грузино-российский конфликт. Но наверняка подписание Варшавой соглашения по ПРО с Вашингтоном — лишь первая ласточка. Можно и не сомневаться, что в США выжмут из ситуации все возможное.

Ведь теперь можно не скрывать цели ПРО в Европе в виде иранской ракетной угрозы, — размещение противоракет и РЛС на европейской территории в контексте "защиты от России" больше не вызовет недоумения ни у политиков, ни у западной общественности.

Вновь обретает актуальность, в этой связи, термин "буферные зоны".  Варшава не зря требует от Вашингтона одновременно и дополнительных гарантий безопасности в виде размещения вместе с противоракетами в Польше и систем противовоздушной обороны "Пэтриот".

Совершенно очевидно, что речь идет о начале нового вполне открытого противостояния Запада и Востока. Это заставляет смотреть по-новому на процесс расширения НАТО, в частности, на перспективы вступления в Альянс Украины.

Ведь если ранее Брюссель горячо уверял, что в случае присоединения к НАТО, на территории Украины не будут размещаться стратегические объекты, то сейчас этот вопрос можно считать решенным. Будут обязательно и всенепременно. И это в интересах и Альянса, и украинской безопасности.

Но вопрос расширения НАТО в новых условиях – не тема этого материала. В данном случае можно говорить о "ренессансе" НАТО, спровоцированном "предчувствием холодной войны".

Конечно, речь не идет о возврате формата времен СССР – за это время Европа стала достаточно серьезным самостоятельным игроком, чтобы быть только "на подпевках". Но шаг к сплочению сделан. И для НАТО он – спасение.

Дмитрий Тымчук, эксперт Центра политического анализа "Стратагема", для УП

powered by lun.ua
Главное на Украинской правде