Черномырдин и сломанная "Украина"

Четверг, 19 февраля 2009, 13:14

Строго говоря, новость о том, что Виктора Черномырдина могут объявить персоной нон-грата, новостью не является. С формальной точки зрения, любое государство может сделать это в отношении любого посла.

В статье 9 Венской конвенции о дипломатических сношениях, которую, согласно сообщению пресс-службы МИД, упомянул министр Владимир Огрызко в разговоре с российским посолом, на этот счет говорится следующее:

"Государство пребывания может в любое время, не будучи обязано мотивировать свое решение, уведомить аккредитующее государство, что глава представительства или какой-либо из членов дипломатического персонала представительства является persona non grata, или, что любой другой член персонала представительства является неприемлемым".

То есть попросить из Украины – причем без объяснений – можно хоть господина Черномырдина, хоть мистера Тейлора. Можно даже объявить персоной нон-грата ее превосходительство Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Ботсвана (по совместительству) госпожу Бернадет Себаге Ратеди, чья резиденция находится аж в Стокгольме.

Другое дело, что дипломатия – это такая сфера человеческой деятельности, где писаные правила во многом служат лишь обрамлением традиции и практики. Согласно этой практике, выдворение посла – это действительно беспрецедентный шаг. Обычно на такое идут в самых крайних случаях.

По той же причине вызов посла в МИД и публичное напоминание ему о статье 9 Венской конвенции – это, мягко говоря, совсем не то же самое, что использование указанной статьи на деле.

Подобный вызов и напоминание также является резким шагом, но все же таким, за которым совершенно необязательно могут последовать какие-либо другие шаги.

Дипломатия – это еще и такая сфера, где дорогого стоят слова. В этой связи интервью посла РФ Виктора Черномырдина "Комсомольской правде" также не вписывается в дипломатические традиции.

Чем больший вес имеет держава на международной арене, тем дипломатичнее в высказываниях ее диппредставители. Сложно представить, чтобы посол США позволил себе подобные высказывания. В каком бы уголке мира он бы не нес службу.

В ситуации с Виктором Черномырдиным скандал вовсе не в том, ЧТО он сказал и КАК, а в том, что он высказывался в подобной манере, будучи послом. Это самый настоящий дипломатический инцидент, недопустимый в отношениях между государствами, имеющими дипломатические отношения.

К слову, сами по себе подобные высказывания выглядят достаточно странно. При всем своем легендарном "красноречии", Черномырдин – далеко не тот человек, который не отдает себе отчета в своих словах и действиях.

Так что версий, насчет мотиваций российского посла уже появилось немало – от подыгрывания Юлии Тимошенко против Виктора Ющенко до ухудшения карьерных перспектив самого Черномырдина.

Однако важнее другое. Независимо от намерений российского посла, Украина, будучи правой, как минимум, с моральной точки зрения, снова оказалась в проигрышном положении.

Как это ни крамольно, частично в этом есть вина журналистов – как, впрочем, и их аудитории. Как уже было сказано, резкий шаг украинского МИДа мгновенно был подхвачен в том духе, что Киев едва ли не объявляет Москве полномасштабную войну. В то время как поводов заявлять подобное, нет.

Что ж, в стране, где после решения Гаагского суда по шельфу острова Змеиный, некоторые телеканалы объявили, что "Змеиный больше не принадлежит Украине", удивляться нечему.

Таково наше понимание свободы слова (возникшее, кстати, отнюдь, не вчера – вспомним неподдельный восторг тогдашней оппозиции по поводу обвинений Украины в продаже "Кольчуг" Ираку в 2003 году.

Однако мазохизм, как украинская национальная идея, – это тема для отдельного исследования.

В случае же с Виктором Черномырдиным и украинским МИДом важно понимать, что дипломатия – это политика, а политика – это искусство возможного.

Непонятно, на что рассчитывал Владимир Огрызко, упрекая журналистов в том, что они "не то" спрашивают по поводу скандала. Да, как уже сказано выше, в принципе министр был прав. Но неужели опытный дипломат не понимал, в каком положении находится?

Какой реакции от СМИ ждет главный дипломат страны, которая последовательно выставляет себя на посмешище на самом высшем уровне, в том числе, и руками дипломатического ведомства?

Украина совершенно права в большинстве публичных споров с той же Россией. Хотя бы потому, что отношение к Голодомору или УПА, которые так мешают жить кремлевским руководителям и журналистам РТР, – это наше внутреннее дело.

Но всякому ясно, что свою правоту надо уметь доказывать. А для этого надо иметь возможности.

Когда таких возможностей нет – это уже проблема не отдельного министра, а всей госмашины, все больше напоминающей советский велосипед "Украина", без тормозов и со слетевшей цепочкой.

В этом состоит единственный важный вывод из нынешнего скандала. Вывод отнюдь не новый – ну так тем хуже для нас.

 

Александр Михельсон, для УП



powered by lun.ua
Главное на Украинской правде