Батальоны: расформировать нельзя реформировать

493 просмотра
Павел Шеремет, для УП
Понедельник, 3 ноября 2014, 08:57

Петр Порошенко назвал войну на востоке Украины Отечественной войной 2014 года. По аналогии с Великой отечественной войной. Аналогия верная – Украина столкнулась с внешней агрессией. Страна застигнута врасплох, армия вначале была деморализована и большую роль в борьбе с агрессором играют добровольцы и даже партизаны. 

Добровольческие батальоны – народная армия Украины, которая может стать как ее спасением, так и создать новые серьезные проблемы с точки зрения управляемости государства.

Пока на востоке страны относительное затишье, о батальонах не вспоминают. Но война не закончилась, и нынешняя власть должна задуматься о будущем добровольческих батальонов, которых стало очень много. Тем более, что все известные командиры больших батальонов теперь стали депутатами Верховной рады и, по идее, покинут поле боя.

Нет точного числа батальонов, в начале августа их насчитывалось 37, если брать все упоминания в прессе.

 Кликните, чтобы увеличить картинку

Самые известные - "Азов", "Днепр", "Донбасс", "Айдар". Но в каждом из них свои порядки, подчиняются они разным ведомствам. "Азов" и "Днепр" – спецполки МВД. "Донбасс" изначально формировался как батальон Национальной гвардии. "Айдар" – армейский батальон территориальной обороны, подчиняющийся Минобороны. Добровольческий корпус "Правого сектора", который состоит из 12 батальонов, вообще никому не подчиняется и действует как партизанский отряд.

Свою огромную роль добровольческие батальоны сыграли в первые несколько недель войны на востоке Украины, когда милиция, армия, другие силовые структуры были полностью деморализованы. К примеру, "Азов" стал ударной силой при освобождении Мариуполя в мае, и смог защитить город в конце августа, когда боевики наступали на город при поддержке российской армии. Но со временем батальоны могут стать головной болью для руководства страны – уже сейчас некоторые из них расформированы из-за фактов мародерства.

Правда, командир батальона "Донбасс" Семен Семенченко уверен, что важно не мешать батальонам, а с основными проблема внутри подразделений они справятся самостоятельно.  "Надо оставить нас в покое и дать возможность самим решать свои вопросы. "Донбасс" показал наивысшую эффективность действий. Готов подтвердить на картах и документально", -  заявил Семенченко.

В распоряжении редакции "Украинской правды" оказалась аналитическая записка, подготовленная иностранными военными специалистами для Петра Порошенко. Авторы – инструкторы, которые обучали некоторые батальоны. Они проанализировали состояние дел в украинских добровольческих батальонах Нацгвардии и МВД и предлагают срочно принять несколько простых решений для наведения порядка.

Эксперты назвали 10 негативных факторов, влияющих в настоящее время на боеспособность батальонов. Мы остановимся только на основных. Низкую дисциплину или пьянство оставим за рамками статьи.

1. Батальоны находятся под контролем политических лидеров, которые игнорируют военных штабистов. Слабо организована вертикаль управления батальонами. Практически отсутствует иерархия командного состава по причине личных амбиций и отсутствия взаимопонимания с ним лидеров батальона.

СМИ не всегда подают правильную информацию о руководстве батальона. К примеру, в некоторых источниках командиром батальона "Кривбасс" называют Николая Колесника. Он называет себя куратором. Но в действительности Колесник не имел никакого отношения к батальону и просто обещал ему помощь в обмен на поддержку на парламентских выборах. "Кривбасс" это предложение не принял, поскольку не захотел ввязываться в политику.

Сложно понять, кто командует добровольческим украинским корпусом "Правый сектор" - Дмитрий Ярош или его заместитель, кадровый военный. Андрей Стемпицкий, командир добровольческого корпуса "Правый сектор" поясняет, что Ярош занимается контактами и материальным обеспечением добровольцев, но в бою отдают приказы командиры батальонов, которые хорошо знают свое дело. Ярош же идет в бой как рядовой боец.

2. Частая смена младшего командного состава батальонов приводит к дезорганизации личного состава рот.

Командир батальона "Азов" Андрей Билецкий считает, что эта проблема легко решается: добровольческим батальонам просто нужны кадровые офицеры. "Я бы вообще на базе добровольцев делал экспериментальный корпус. Если мы хотим реформу в армии, необходимо с чего-то начинать. Невозможно всю эту огромную махину вдруг быстро повернуть на 180 градусов", - рассказал Билецкий УП.

Андрей Стемпицкий из добровольческого корпуса "Правого сектора" считает, что проблема не только с младшим командным составом, но и с военными специалистами - артиллеристами, командирами расчетов, механиками, наводчиками и связистами.

3. В состав батальонов включают бойцов, которые не могут быть включены в штат по причине возраста либо несоответствия их званий должностям.

Очевидно, что Владимир Парасюк, которого многие считают и называют "сотником Майдана", стал командиром роты в батальоне "Днепр" не за боевые заслуги, а за политические. Последний месяц Парасюка в зоне АТО не видели, он занимался своей избирательной кампанией на Львовщине. Как, впрочем, и многие другие бойцы и командиры, решившие пойти в парламент.

4. Финансовые средства, поступающие на счет батальонов и адресованные населением на поддержку личного состава, не используются по назначению, а иногда используются на предвыборную кампанию.

Вывод о финансировании выборов выглядит спорным. Хотя ни один из комбатов не отчитывался, на какие средства были напечатаны предвыборные рекламные щиты кандидатов по мажоритарке.

Бросается в глаза рост материального благополучия командиров батальонов. Если раньше, например, журналисты порой подбрасывали до базы батальона командиров и бойцов на личном транспорте, то теперь комбаты передвигается по Киеву на дорогих джипах с именными номерами.

Командир батальона "Кривбасс" Александр Мотрий сказал, что у всех батальонов, независимо от подчиненности, обеспечение примерно на одинаковом уровне: "Благодаря активной помощи волонтеров, чувствуем себя более-менее нормально. Нужна только тяжелая техника и обмундирование".

Семен Семенченко настаивает, что единственным спонсором батальона "Донбасс" остается "народ Украины" – "нет ни спонсора, ни политика, ни ФПГ".

При проведении финансового аудита в батальоне Семенченко предлагает учитывать 2 аспекта:

"1) Это военное подразделение, и информация не должна предоставляться открыто в полном объеме, чтобы не давать врагу представление о возможностях подразделения;

2) К аналитике должны иметь доступ только те, кто реально жертвует. "Диванные сотни", ковыряющиеся в носу с умным видом и желающие что-то контролировать, могут идти в сад".

5. В некоторых батальонах поощрялось мародерство, которое обосновывается необходимостью выживания и накопления материально-технической базы батальона, посредством приобретения военных трофеев.

Семен Семенченко считает, что справиться с мародерами очень просто: "суд чести и ногой под зад". "Правда, именно из этой среды потом набираются актеры для информационных войн против комбатов", - уверен командир "Донбасса".

Показательна история батальона "Шахтерск". Его сформировали из бывших уголовников и милиционеров. Идея изначально была порочной, но казалось, что общий враг может примирить антагонистов. Не примирил. Между бойцами постоянно шли острые конфликты, которые доходили чуть ли не до смертоубийства. В результате, Порошенко направил поручение министру Авакову расформировать батальон.

Батальон расформировали, Аваков недавно сообщил, что причиной стало мародерство бойцов.

Однако возникла путаница, потому что расформированный "Шахтерск" все-таки остался "Шахтерском" с бывшими сотрудниками МВД. И появился отдельный "батальон Святой Марии", состоящий из верующих бойцов, но батальоном его назвать нельзя, скорее это взвод.

Есть и другие проблемы с личным составом добровольческих батальонов. Если там не навести порядок, то рано или поздно возникнет проблема псевдоветеранов, которые будут прикрываться своим боевым прошлым.

И сейчас встречаются ситуации, когда личный состав батальонов не оформлен, а люди участвуют в военных действиях, будучи уверенными, что статус их пребывания будет обеспечен.

Отсюда возникает неразбериха с количеством бойцов, задействованных в конкретных операциях. Например, военные упрекают батальоны в том, что их заявленная численность для операции в Иловайске, оказалась значительно ниже реальной.

Корпус "Правого сектора" состоит из 12 батальонов, и можно подумать, что это уже чуть ли не дивизия, но сами по себе батальоны малочисленные, некоторые -  до роты.

Андрей Стемпицкий, командир добровольческого корпуса "Правый сектор" 

"Батальон может быть и 300 человек и 150 человек, все зависит от заданий, которые ставятся. Основная задача наших батальонов – это диверсионно-разведывательная деятельность, а не фронтальные бои, поэтому боевые батальоны формируются по тому штату, который необходим для выполнения задач. Запасные батальоны – это батальоны, которые  работают над мобилизацией добровольцев, их подготовкой и обучением. Там уже по несколько сот людей. И командиры сейчас работает над увеличением численности бойцов в батальонах", –  поясняет Андрей Стемпицкий.

Накануне боев в Иловайске из батальона "Миротворец" уволилось 40 человек. Они не захотели идти в бой, хотя еще никакой угрозы для их жизни не было. Они просто требовали отправить их в отпуск. Командир батальона Андрей Тетерук почти сутки уговаривал бойцов остаться, а потом потребовал рапорта на увольнение. Сейчас многие из "отпускников" просятся обратно, но Тетерук их не берет, потому что предавший раз обязательно предаст и второй.

Командир батальона "Миротворец" Андрей Тетерук

Сохраняется плохая координация военных операций с подразделениями армии: "Имеют место несогласованные действия, ведущие к гибели личного состава батальона вне зоны боев. Потери от "дружественного огня", то есть когда батальоны попадают под огонь других украинских подразделений, составляет до 10%". По международным стандартам – это чудовищная цифра.

Отдельный блок проблем – материально-техническое обеспечение батальонов:

– нет централизованной логистики и отчетности тылового обеспечения. Из-за этого неэффективно используются материальные ресурсы, которые поступают по разным каналам;

– отсутствует планирование медицинского обеспечения и медицинской эвакуации на всех уровнях;

– катастрофически не хватает средств связи, которые необходимы для эффективного управления батальоном как на месте расположения, так и на марше и в бою;

– не хватает специалистов-связистов с опытом и знаниями принципов организации связи в боевых подразделениях и частях.

Эксперты, которые подготовили аналитическую записку, описывали не какой-то конкретный батальон, а самые основные болевые точки всех существующих батальонов. В каких-то из них эти проблемы не так актуальны. Другие, напротив, прекратили свое существование именно по причинам, перечисленным выше.

У иностранных военных экспертов есть рецепт, как можно устранить недостатки. Он состоит из семи основных пунктов.

  1. Смена командира батальона с политической фигуры на военную. Важно при этом, чтобы человек был неоспоримым авторитетом для всего личного состава.
  2. Создание жесткой вертикали управления батальоном.
  3. Формальное закрепление на местах младшего командного состава.
  4. Проведение финансовой аналитики посредством сверки отчетов о потраченных суммах с тем, что поступало на счета. В дальнейшем – построение прозрачной системы движения финансовых средств батальонов.
  5. Проведение расследований и наказание за мародерство.
  6. Переоформление личного состава и контроль над соблюдением формальных процедур приема в батальон.
  7. Регулярное повышение боеспособности подразделений при участии высокопрофессиональных инструкторов.

Что-то из перечисленного уже делается. Например, группа иностранных инструкторов из Грузии, Болгарии и Италии несколько месяцев тренируют бойцов в нескольких добровольческих батальонах. В ближайшее время батальон "Донбасс", который понес большие потери под Иловайском и фактически выведен из строя, обучат инструкторы из США.

Эксперты настаивают на необходимости срочно усилить кадрами и материальными ресурсами органы военной прокуратуры и контрразведки. Военная прокуратура должна выявлять, жестко реагировать и не допускать случаи мародерства, "особенно среди личного состава добровольческих батальонов". Бунт в Нацгвардии за сутки до назначения Полторака министром обороны показал, что военная контрразведка не сработала и проглядела под носом недовольство целого подразделения.

"В начале войны не было ни времени, ни сил для серьезной подготовки батальонов, людей бросали в бой буквально после месяца занятий по стрелковой подготовке. Толком не учили ни обороняться, ни наступать, - рассказывает командир батальона "Кривбасс" Александр Мотрий. - Нас не расформировали, хотя и грозились. И мы готовы сражаться".

"Конечно, у батальонов есть и плюсы, и минусы. Но в основной своей массе добровольцы устойчивее, активнее, агрессивнее и мотивированнее обычных солдат, призванных в армию. Вопрос не в количестве оружия, а в том, кто им пользуется. Мотивированный солдат – это первый успех войны. У добровольцев мотивация однозначно выше, чем у ребят, призванных зачастую совершенно случайно, -  резюмирует Андрей Билецкий, сумевший создать один из самых боеспособных и дисциплинированных батальонов. -  С другой стороны, добровольцы показывали порой невысокий уровень дисциплины, невысокую боевую выучку.  И, конечно, их вооружение представляет из себя крайне ущербное зрелище, которое не дает возможности успешно воевать".

Билецкий настаивает на том, что  добровольческие батальоны необходимо сохранить: "Отказываться от добровольческого принципа ни в коем случае нельзя. Плюсы перевешивают минусы. Но должно быть принято решение, например, о создании экспериментального корпуса. Создайте такой корпус, обкатайте его, он будет полигоном для будущей армии. И уберите минусы, уберите анархию, недисциплинированность. Анархия – это отсутствие простой армейской дисциплины и порядка. Когда я хочу, чтобы на операцию ехали без телефонов, у меня на операцию едут без единого телефона. У меня не возникает с этим никаких проблем".

Билецкий уверяет, что вычистил батальон от "трусов, недоумков, мародеров, слабых и немотивированных людей". Об остальном он абсолютно не жалеет.

Андрей Билецкий создал "Азов" - один из самых боеспособных и дисциплинированных батальонов. Фото "Украинской правды" 

Знаменитые комбаты, еще недавно – гражданские лица, взявшие полгода назад в руки оружие и возглавившие добровольческие батальоны, теперь почти все пришли в парламент.

На их место придут другие командиры. Война не закончена и конца ей не видно. От того, насколько боеспособны будут добровольческие батальоны, во многом зависит и результат войны. Им уже передают тяжелое вооружение и технику. Им помогают люди.

В них верят и им доверяют. Но только отваги и героизма уже недостаточно. Военное дело – это ведь еще и наука, наука побеждать.

powered by lun.ua
Без "договорняков" и взяток: 5 электронных госуслуг, которые победили коррупцию
Все о преемнице Меркель: что предлагает немцам и Украине новый лидер ХДС
Война с предшественниками и "дружба" с Москвой: какой станет Армения после победы Пашиняна
Нейрохирург Генри Марш: В Украине проблема не столько с хирургами, как с заботой о пациентах после операции
Все публикации