Полк "Азов". Между старой и новой армией

2835 просмотров
Павел Шеремет, Дмитрий Ларин, УП
Четверг, 16 апреля 2015, 08:57

Еще год назад киевлянин Иван зарабатывал на жизнь, продавая бытовую химию и бытовую технику. К 26 годам он преуспел в торговле и дорос до начальника отдела продаж небольшой фирмы. Он никогда не подозревал, что стране понадобятся и другие его таланты. Теперь у Ивана позывной "Грач" и он руководит курсами отбора новых бойцов для полка "Азов".

За последний год он успел много повоевать, был командиром штурмовой группы в батальоне "Азов", освобождал Мариуполь и участвовал в боях под Иловайском и Широкино.

Он влюблен в свое новое дело. Там, где я вижу нагромождение бревен, горы песка и какие-то ямы, Иван представляет сложную полосу препятствий, которой нет ни на одном полигоне в Украине.

"Мы изучали американский опыт, смотрели тренировочные базы спецназа, лагеря в некоторых странах Европы. Много пересмотрели книг разных и учебных фильмов, создавая свою полосу препятствий. Посмотрите, какой у нас тут специальный ринг для рукопашных боев. За две ночи выкопали парни!", – Иван рассказывает настолько увлеченно, что даже как-то неудобно не восхищаться его рингом, который обычные люди приняли бы за большую песочницу.

Полоса препятствий батальона "Азов" в Киеве на заводе АТЕК создана по лучшим мировым образцам

Пока мы проходим вдоль полосы препятствий, вокруг ползут, карабкаются, тащат бревна, пробегают с криками или идут из последних сил молодые парни в камуфляже. Это – потенциальные новобранцы "Азова".

Раз в месяц сюда приезжают из разных концов Украины около 100 человек. Они проходят двухнедельный интенсивный курс отбора. Затем им предстоит тяжелый экзамен.

Если человек выдерживает все испытания, его отправляют на медкомиссию и зачисляют в полк. За это время отсеивают не менее половины кандидатов.

"Здесь у нас не тренировочный лагерь. Мы проводим первичный отсев солдат. Основная задача – отобрать людей, которые готовы стать профессиональными бойцами. Здесь мы тестируем их в разных условиях, как они действуют в стрессовых ситуациях. Воспитываем способность подчиняться командирам и проверяем психологическую устойчивость. А учить воевать их будут уже в основном лагере на востоке. Там их обучают уже военному делу и тактике", – поясняет Иван.

 
 
 
 

У Ивана в подчинении еще 10 инструкторов. Шестеро из них – белорусы. Все прошли через боевые действия на Донбассе.

Артем и Илья, например, перебрались в Украину из Беларуси в июне прошлого года. Артем приезжал в Киев еще во время Майдана, познакомился и подружился с украинцами на баррикадах. Они же позже позвали его добровольцем в "Азов".                               

 Артем – официальный спикер белорусов, которые воюют в составе "Азова"

Артем – официальный спикер белорусов, которые воюют в составе "Азова".

Они не открывают свои лица, но только Артем публично дает комментарии и фотографируется, чтоб не создавать лишних проблем родственникам бойцов в Беларуси.

Илья, например, вообще сказал родителям, что уехал на заработки в Россию.

Все они понимают, что домой вернутся не скоро.

"Мы уехали в начале июня, а уже в августе 2014 года знали, что назад дороги нет. Тогда мы открыли лица, перестали скрываться, смирились с этой реальностью и продолжили служить. Надеемся получить украинское гражданство, и, может быть, потом, в будущем будем ездить домой уже как граждане Украины", – объясняет Артем.

Илья рассказывает, что когда в начале зимы 2015 года война заморозилась, бойцы решили не сидеть на блокпостах, а попытаться создать тренировочный лагерь для новых бойцов "Азова".

"Перебрались в Киев, построили базу и стали инструкторами", – рассказывает он.

Инструкторы признают, что с каждым набором качество бойцов падает.

"Все сливки украинского общества уже воюют давно, лучшие люди ушли на фронт в первые месяцы. Сейчас более трети пришедших – жители сел и деревень. Еще 30 процентов у нас тех, кто получил повестку в армию, но не хотят идти в Национальную гвардию или обычные подразделения и становиться пушечным мясом", – рассказывает Илья.

"Они идут к нам, потому что верят в наш полк. Еще треть новобранцев – это те, кому раньше не удавалось пройти нашу систему жесткого отбора", - объясняет Артем.

Живут бойцы и инструкторы тут же на базе, в специальных вагончиках, переоборудованных для жилья. Недалеко оборудовали столовую под открытым небом, борщи и каши варят здесь же в котлах на огне – полевые условия.

Инструктор Майкл, который приехал в Украину из Швеции, говорит, что условия жизни здесь намного лучше, чем во многих военных подразделениях в зоне АТО. В социальных сетях шведа уже несколько раз "хоронили", но он выглядит довольным жизнью и вполне вписался в украинский военный пейзаж.

Кухня на АТЕКе для бойцов, которые проходят подготовку в батальон "Азов"
Инструктор Майкл приехал в Украину из Швеции. Говорит, что условия жизни в "Азове" намного лучше, чем во многих военных подразделениях в зоне АТО 

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ СТАРОГО ЗАВОДА

Свою базу бойцы "Азова" оборудовали на территории бывшего столичного машиностроительного завода АТЕК на Святошино.

Для российской пропаганды это прекрасный повод для возмущения – батальон, созданный радикальными украинскими националистами, устроил свой лагерь и ремонтную базу на бывшем заводе "Красный экскаватор", что на проспекте Победы.

В конце 2014 года российские медиа публиковали статьи с заголовками "Каратели "Азова" захватили завод АТЕК" и душещипательными рассказами о том, как "каратели" разрушают старейшее предприятие Украины.

Прогуливаясь по территории завода, вы легко можете представить картину ожесточенных боев: повсюду валяются разгромленные тракторы и станки, цеха пробиты насквозь, в стенах и крышах зияют гигантские дыры, вдоль и поперек территорию пересекают траншеи от выкопанных силовых кабелей.

 
 
 
 
 

Тут прошла не одна, а несколько армий мародеров. Не тронули только памятник красноармейцу. Он спокойно взирает на тренировки молодых украинских солдат. "Корпоративные бои" за предприятие или, скорее, его территорию начались еще 10 лет назад. К 2012 году от старейшего предприятия, погрязшего в долгах, осталась только огромная территория, пару выставочных экспонатов и памятники славной трудовой истории.

"Азов" по приказу начальника УВД Киевской области Вадима Трояна вошел на АТЕК в ноябре 2014 года во время очередного обострения борьбы за собственность. Бойцы разогнали титушек, взяли предприятие под свой контроль. Арбитражный управляющий подписал договор аренды с "Благотворительным фондом образовательных инноваций", который официально работает с "Азовом" и обеспечивает его всем необходимым.

"Это все произошло случайно. Бойцы "Азова" увидели, что огромная территория завалена каким-то мусором, простаивают огромные цеха. А мы в тот момент ремонтировали нашу технику в 7 небольших частных гаражах. Заключили договор, собрали деньги, предложили Святошинской налоговой инспекции погасить долг АТЕК в размере 21 миллион гривен, чтобы они дали нам возможность пока здесь работать, создать ремонтную базу для нашей техники", – поясняет председатель наблюдательного совета фонда Светлана Зварич.

Главное для "Азова" на этом заводе – не тренировочный лагерь, а возможность ремонтировать свою военную технику.

За три месяца волонтеры и рабочие расчистили один цех от мусора, отремонтировали крышу, проложили новый электрический кабель, починили несколько старых станков, купили один новый для резки бронестали.

Невероятно, но пару станков откуда-то из схронов притащили рабочие завода. Оказывается, во времена разгула рейдерских атак рабочие спрятали несколько станков до лучших времен и сейчас решили передать их на благое дело. Двухэтажный модульный офис подарил киевский бизнесмен.

 
 
 

В новом цеху работает 22 человека. Есть уже и 8 конструкторов, которые занимаются новыми разработками, которые должны усилить защиту танков.

Здесь уже подготовили и отправили в АТО 47 пикапов. У БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина) оставляют только шасси и встраивают полностью новую бронированную капсулу. Ремонтируют боевые машины КраЗа "Спартаны", которые регулярно выходят из строя.

Недавно начали собирать первый танк. Пока хотят производить по одному танку в месяц. В планах – довести выпуск танков до 12 машин ежемесячно.

Глядя на остов первого танка, трудно поверить в эти амбициозные планы, но каждый день в цеху собираются инженеры и колдуют над чертежами.

"Количество танков в нашем секторе "М" просто смехотворно. Они где-то есть – на бумаге, но в реальности их там нет. Кроме того, Украина ремонтирует оружие, уже морально устаревшее. Мы же повышаем КПД с помощью неких апгрейдов всей этой бронетехники", – командир "Азова", - депутат Верховной рады Андрей Билецкий явно гордится новым производством.

"У нас есть уже свое конструкторское бюро. Это самые опытные конструкторы в этой стране, люди с 30-40-летним опытом проектирования бронетехники. Люди далеко немолодые. Около трех месяцев нужно заводу Малышева и Нацгвардии, чтобы разобраться, что к чему и провести элементарный ремонт танка, например, замену танкового двигателя. Мы меняем двигатель за сутки", -  продолжает Билецкий.

Более сложный ремонт одного танка на заводе в Харькове обходится в 4,5 миллионов гривен и растягивается на три месяца. В "Азове" рассчитывают научиться все делать за неделю.

В "Азове" планируют делать даже сложный ремонт танка за неделю 
 

Небольшой внедорожник полностью зашит стальными листами и напоминает броневик времен Гражданской войны. Сталь там не бронебойная, поэтому смысла в подобном панцире нет. Но в "Азове" просят не обижать слесаря-волонтера, потому что он делал все от чистого сердца и из лучших побуждений.

На заводе "броневик" подправят и отправят на войну. Здесь не отказываются от любой помощи.

Неподалеку от нас склонился над пикапом бывший боец "Азова" Евгений. Во время боев одна из машин подорвалась на фугасе, и Евгению оторвало ногу. Теперь он переквалифицировался в автослесаря и делает машины для своих боевых товарищей.

Товарищи привезли из госпиталя на коляске еще одного бойца, потерявшего в боях ногу, чтобы он посмотрел на тренировочный лагерь и ремонтную базу. Скорее всего, после госпиталя он тоже придет сюда работать.

 

ТАНКИ ДЛЯ НОВОЙ АРМИИ

Андрей Билецкий ходит по цеху довольный и рассказывает, что для усиления брони старых танков используют экспериментальную систему защиты: "У меня есть теперь танки и на Широкино. Они уже заслужили прозвище "Черная пантера". К сожалению, эти машины переданы нам после эксплуатации некоторыми военными частями. Там эксплуатация велась некорректно. Я не хочу говорить, что злокозненно, но некорректно. Хотя известны случаи уничтожения техники бойцами для того, чтобы не идти в бой…".

Это выглядит дико для любой цивилизованной страны, когда добровольцы создают батальон, волонтеры помогают им одеться и вооружиться, а теперь батальон самостоятельно ремонтирует танки и пытается создавать даже новые машины. И это при гигантских складах министерства обороны, забитых танками, и больших заводах, которые способны эти танки производить в три смены.

 

До боев за Широкино в "Азове" не было своих танков, поэтому там не удалось добиться масштабного военного успеха.

"Мне было обещано полное содействие со стороны ВСУ. На тот момент "Азов" не имел ни артиллерии, ни тяжелой бронетехники. То есть вся наша бронетехника сводилась к четырем БТР, двум захваченным нами ранее российским, нескольким БРДМ и шести "Спартанам". Нам была обещана всяческая поддержка - огневая и танковая. Но за пару часов до наступления генералы заявили, что никаких сил и средств мы не получим. Даже те подразделения ВСУ, которые активно с нами сотрудничали на горизонтальных связях и рвались в бой, были выведены за линию укрепления с запрещением участвовать в наступлении", – вспоминает обстоятельства наступления Андрей Билецкий.

К утру 10-го марта "Азов" оказался в ситуации голого и нищего в поле.

"400-500 бойцов "Азова" без поддержки танков опрокинули противника. Но один приличный удар, два танка, которые могли бы нам дать на Широкино, опрокинули бы все, и мы оказались бы минимум под Новоазовском. Но 10-го, 11-го, 12-го, 13-го и 14-го марта ни одно подразделение ВСУ и Нацгвардии не участвовало в событиях, которые развернулись от Павлополя до Широкино. Мы захватили в первый день Широкино, Лебединское, Коминтерново, Павлополь и Коминтерново-2. На следующий же день начались бои за Саханку. Очень быстро враг сориентировался, что наступление ведется без бронетехники и танков, без артиллерии, стянул все резервы и контратаковал", – рассказывает Билецкий.

Именно после кровопролитных боев под Широкино танки начали передавать "Азову".

Постепенно из небольшого, странного добровольческого батальона, за которым тянется мрачный шлейф ультранационализма, полк "Азов" превращается в полноценное военное подразделение со своими вербовочными пунктами, тренировочными лагерями, бронетехникой, ремонтными базами для ее ремонта, и пытается еще собирать вручную собственные танки.

Такая правильная украинская армия в миниатюре. Многих кадровых военных эта история пугает или раздражает, но, возможно, это естественный путь создания новых вооруженных сил Украины.

Комбат "Азова" настаивает на том, что не надо бояться инициативных патриотов в армии, что необходимо собирать по всем частям самых толковых офицеров и бойцов и формировать из них 2-3 новых боеспособных бригады.

Пример "Азова" показывает, что может получиться. Это как раз тот случай, когда инициатива снизу постепенно меняет косную военную вертикаль.

Через несколько дней очередная группа новобранцев на территории бывшего экскаваторного завода будет сдавать экзамен, чтобы попасть в полк Билецкого.

Эти парни прошли через множество испытаний и даже унижений. Они рвутся на фронт, может быть, до конца не понимая, что их там ждет. Никто из них не ищет специально приключений на свою голову и все хотят выжить.

Они идут защищать свою страну и верят, что в бой их поведут настоящие командиры, а в критический момент не заглохнет танк и не откажет автомат. 

powered by lun.ua